Два взгляда на одно явление

За то время, что я охочусь, собственно «охота» пережила и переживает бесконечные реформы

Начинал охотиться еще в то время, когда для приобретения оружия требовался лишь действующий охотничий билет.

Свое первое ружье ИЖ-49 получил в подарок от отца по почте, а председатель охотничьего коллектива просто вписал оружие в мой билет и заверил печатью. Охотиться в то время можно было с тем же охотничьим билетом где угодно в открытое для охоты время. С началом восьмидесятых годов появились новые правила оборота охотничьего оружия, а процесс охоты начал обрастать путевочно-лицензионной волокитой. В наше время охота переживает и вовсе смутные времена, когда одно околоохотничье ведомство борется с другим за выживание (М.П. Павлов «РОГ» №43, 2008), что отнюдь не способствует тому, чтобы охота существовала в нашем обществе и в виде социального явления, и как хозяйственная отрасль.  

Такое впечатление, что те, кто законы создают, абсолютно не понимают тех, для кого законы эти по сути создаются. А реалии таковы, что в России сейчас кто-то без охоты не может жить, а кто-то охоту не признает и предлагает запретить, позиция эта даже преподается студентам (Павлова Т.Н., «Биоэтика в высшей школе»,1998). Появилось понятие «мода на охоту». Охота стала предметом бизнеса. Немалая часть охотников непродуманным законодательством поставлена в такие условия, когда любая попытка удовлетворить свою охотничью страсть делает их браконьерами (Волков В. «О сельском добытчике замолвите слово», «РОГ», №14, 15, 2009). В этих условиях, чтобы противостоящим сторонам найти понимание, а в принимаемые законы об охоте вложить верное содержание, важно определиться с понятием «охота».  

Не претендуя на полный обзор того, что написано об охоте, приведу наиболее типичные понятия. В Энциклопедическом словаре Ф. Павленкова (С-Пб., 1913): «Охота... или имеет в виду уничтожение вредных зверей, или ловлю и умерщвление... с целью воспользоваться продуктами, доставляемыми животным царством». В.И.Даль: «Охота – ловля, травля и стрельба диких животных, как промысел, и как забава» (Толковый словарь русского языка, М., 2002). С.И.Ожегов: «Охота – поиски, выслеживание зверей, птиц с целью умерщвления (на кого) или ловли (за кем)» (Словарь русского языка, М., 1990). В последующем «ловля и умерщвление» заменялось на более обтекаемые понятия «выслеживание, добыча», что и отразилось в действующем законодательстве.  

В художественной литературе о сути охоты со знанием дела и с величайшим мастерством писали С.Т.Аксаков, В.К.Арсеньев, А.А.Черкасов, М.М.Пришвин, В.В.Бианки, Ю.М. и В.Ю.Янковские. Под охотой они показывали добычу птицы и зверя, причем добычу умеренную, целесообразную, пронизанную строгими правилами и этическими нормами.  

Сегодня определились даже две противоположные точки зрения на охоту: якобы лишь охотниками цель охоты определяется как «добыча» зверя или птицы, противниками охоты цель охоты квалифицируется как «убийство».  

Одной из самых существенных причин расхождения мнений об охоте является отсутствие единого основания для понимания этого явления. Хотим мы или не хотим, но охота все же процесс, связанный с поиском, выслеживанием, преследованием с целью умерщвления или поимки некоторых видов млекопитающих или птиц, как ни трагично это звучит. Охота – один самых древних видов деятельности человека.  

Охотник – гораздо более древняя, чем все другие, профессия. Никогда целью охоты не был акт убийства или умерщвления. Во многом именно охота обеспечила человеку достаточное количество полноценного белка и позволила человеку стать человеком. И, как важнейший вид деятельности, охота не могла не быть закрепленной на уровне человеческого гена. Как бы ни менялись среда обитания, обеспеченность пищей, род занятий, всегда находились и находятся люди, для которых охота – это то, без чего им трудно существовать, хотя давно не является первой жизненной потребностью.  

Представим ситуацию, когда современный человек оказывается в условиях дикой природы без еды, орудий труда хотя бы на пару недель. Что спасет его в этих условиях? Только охота, рыбная ловля, в меньшей мере собирательство грибов, ягод, если позволяет время года. И охотиться придется на все, что движется, плавает и летает. Выживет тот, кто будет охотиться успешно. И это будет нормально, естественно в этих условиях; что очень важно, человек никогда не добудет лишнего, он будет заботиться, чтобы добыча осталась и на завтра.  

Вот почему в качестве главного основания для понимая сути охоты является добыча человеком в дикой природе того, что он употребит в пищу. Человечество на длительном этапе своего развития во время охоты занималось только этим – добывало то, что впоследствии употреблялось в пищу, в качестве одежды и т.д.  

Такое назначение и содержание охоты поддерживается Церковью. Призывая сделать природопользование как можно более щадящим, в качестве единственно допустимого мотива охоты называется пропитание, но никак не развлечение (Хрибар С.Ф., «Экологическое в библии. Библия об отношениях «человек-природа», К., КЭКЦ, 2003).  

Процесс добывания охотничьих трофеев имеет глубокие традиции. Истинному охотнику свойственно бережно обработать и полностью употребить добытое, отдавая дань красоте, силе животного или птицы. Настоящий охотник не бросит небрежно добычу, а постарается уложить ее так, чтобы не испортить мех, оперение. Вспомним, как относятся к добыче люди, для которых охота – главное средство существования. Такие охотники обожествляют добычу, относятся к добытому зверю или птице с величайшим уважением, а природу оберегают как самое драгоценное достояние, дарованное им. Как неприятно бывает смотреть на утку, небрежно брошенную в лодку, под ноги, когда пренебрежительно пинают поверженного лося или же добывают в жару столько, сколько нельзя сразу съесть, а довезти до дома в сохранности заведомо невозможно.  

В традициях русской правильной охоты бережно уложить битую птицу в ягдташ, зайца бережно повесить через плечо, зверя вовремя освежевать, чтобы мясо, не дай бог, не задохнулось, а после этого правильно приготовить дичь (лучше, чем писал об этом В.И. Жибаровский, не скажешь) и в торжественной обстановке подать к столу.  

Это так естественно – употребить с пользой для себя, своих близких то, что добыл. С развитием охоты появилась ее разновидность, так называемая «трофейная охота». Суть ее в добывании уникальной по своим размерам особи зверя или птицы для последующего изготовления чучела, медальона или просто фотографирования у трофея. Трудно спорить о вкусах. Кому-то это действительно нравится, создана целая индустрия обслуживания трофейной охоты. Но сдается мне, что-то не прослеживается никаких естественно-человеческих основ трофейной охоты. В основе ее не естественное для человека «добыл-употребил», а один из грехов человеческих, имя которому тщеславие. И говорится в Библии, «...когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс. 61:11).Тщеславен тот, кто делает что-нибудь только ради мирской славы.  

Трофейная охота сродни с новомодным увлечением рыболовов – рыбалка по принципу «поймал-отпустил». Кстати, такой способ рыбной ловли не возник в Росиии, а перенят у западных рыболовов. Усердствует в нем лишь тот, кто, имея избыток времени и средств, нашел еще один способ самоутверждения. Почему бы не демонстрировать свои экипировку, снасти, ловкость владения ими, бросая блесну, мушку в мишень, да и вид спорта есть такой – «кастинг» называется? Но засекают на крючок живую рыбу, мучают ее до изнеможения, наносят травмы, вытаскивают, фотографируют, а потом отпускают, выдавая это действо за огромное благо для природы, а себя за ее радетелей. Те же норвежские ученые при ловле семги по принципу C&R рекомендуют соблюдать такие правила: «... к рыбе по возможности не прикасаться, при высокой температуре (более +17оС) рыб не отпускать, с кровоточащими жабрами или другими повреждениями следует умерщвлять».  

Обидно и тревожно, что часть российских охотников ринулись в трофейную охоту. Ничего традиционно российского в ней нет. Почитайте В.Ю.Янковского, величайшего охотника, имеющего опыт промышленника: трофей брался тогда, когда у необходимо добытого зверя шкура, рога, клыки оказывались выдающегося размера (Янковский Ю., Янковский В. Нэнуни. Дальневосточная одиссея, 2007).  

Никакой индустрии трофейной охоты в России и в СССР не было. Вот как пишет не последний чиновник от охоты А.И.Саурин в одном из своих очерков: «... в последнее время становится популярной несколько подзабытая, трофейная – то есть выборочная – охота с вышек. Сейчас у нас во всех охотхозяйствах строят вышки, с которых можно долго наблюдать за лесом, выбирая трофейного зверя. Это такой кабан, олень, лось или медведь, например, который уже не имеет ценности для природы – он не может оставить потомство и скоро погибнет или умрет». Вот так, запросто, в потемках, на расстоянии определяем, что зверь скоро умрет и стреляем, а целенаправленное изымание из природы наиболее выдающихся особей обосновывается как польза для генофонда вида. Ярчайший образец отношения к охоте как к бизнесу. Уже сейчас на Камчатке сказывается начатый сравнительно недавно трофейный отстрел медведей, и сказывается отрицательно. К тому же, как правило, при трофейной охоте мясо добытого животного не используется. Естественно ли это?  

Современная законодательная база охоты в основе своей, видимо, должна предполагать и обеспечивать соблюдение следующих основополагающих положений для охотника:
не становись охотником, если у тебя нет к этому внутренней потребности (для чего нужен обязательный кандидатский стаж);  

добывай из того, что разрешено, лишь то, что желаешь и сможешь употребить в потребных объемах, но не более того, сколько разрешено;  

добывай разрешенным законом способом, обеспечивающим наименьшие мучения зверей и птиц;
бережно и уважительно относись к объектам охоты и добыче;  

никогда не добывай ради развлечения, забавы, прихоти;  

не хвались впустую результатами охоты;  

ни в чем не навреди, находясь в условиях дикой природы, помогай ей, чем сможешь.  

Данные правила довольно легко включить в законодательную базу, но как непросто добиться, чтобы их стали выполнять охотники. Хорошо, если будущий охотник с детства находится в среде, где условия и понятия правильной охоты он перенимает у окружающих. А вот привить их одним лишь принятием закона ох как трудно.  

Сегодня активно идет дискуссия: какой нужен охотничий билет, кто его должен выдавать. О самом же главном, как добиться, чтобы носитель охотничьего билет был истинным охотником, не говорится, как правило, ничего. Более того, предлагается вообще ликвидировать общественные охотничьи организации (считай, и первичные охотничьи коллективы). Верно пишет глубоко уважаемый мной Виктор Гуров («Кто же защитит российского охотника?», «РОГ», №12, 2009 и другие публикации), что без коллективов охотников нам в ближайшем обозримом будущем никак не прожить.  

Обеспечить становление лучших качеств охотника возможно лишь в первичном, низовом коллективе. Говорю это, более двадцати лет работая в бюро охотничьих коллективов. Главное, чтобы коллективы реально работали, а чиновники от охоты помогали, но не мешали им.  

Работая в бюро охотничьего коллектива, наглядно видишь, как порой мучается человек, необдуманно решивший стать охотником. Потрачено время, немалые средства на оружие и экипировку, состоялись выезды на охоту, и только после этого человек начинает осознавать, что это не его, он не тем занялся. Хорошо, если после этого он уйдет из охоты, хуже, когда останется и пополнит ряды тех, кому традиции правильной охоты внутренне чужды и неприемлемы. По-моему, будущее российской охоты в том, чтобы охотниками становились только те, кому это жизненно необходимо, кто в охоте находит свое душевное равновесие и не может без нее жить.

Анатолий Лыткин, Почетный член ВОО 7 июля 2009 в 13:58






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑