Разлучница

х! Ох, уж эта Охота! Моя соперница и разлучница

У моего мужа к ней страсть непреодолимая. Как только выглянет промеж трудовых будней свободный денек, уж будьте уверенны – он будет отдан охоте. И если поначалу было сложно ей отдать мужа, то со временем ревность поутихла. А если учесть, что я сама человек увлекающийся, то увлечение было принято, но «ох» – осталось.

Всю зиму с приближением ночи наше семейное ложе превращалось в «избу-читальню».

 Напряженно вглядывались глаза между строк, с шумом перелистывались страницы охотничьих газет и журналов. При этом нужно было видеть глаза моего мужа, в которых мерцал огонек будущего предвкушаемого азарта. Иногда он с чувством, с жаром вычитывал мне цитаты: то про охотничьих собак, то про каких-то потерянных крокодилов, то про кулинарные изыски из дичи.

До этого мой милый муж периодически пополнял месячные запасы нашего холодильника то зайчатинкой, то птичкой перелетной, то уткой. И готовить я их научилась довольно быстро. Дети даже стали перебирать: «Хочу утки!», «А я люблю вальшню или бекона!» – так мой сын называл вальдшнепа и бекаса.

Я иногда хаживала с мужем пострелять в поле по пустым целлулоидным бутылкам, но чтобы стрелять в порхающих птах – выше моих сил. Правда, однажды, приехав к родителям моего мужа (видимо, был сезон охоты) и я пыталась ловить подранка.

Продиралась сквозь кусты, шлепала по грязи и воде. Мы-таки поймали его, и какое-то время молодая уточка переминалась с ноги на ногу по двору. Но жить долго ей не было суждено.

Драчливый фокстерьер Бимка пожелал себе приятного аппетита и от ути остались лишь перышки, раскиданные по камушкам. Но это так, отступление в недавнее прошлое. Зима была на исходе, когда у моего мужа в голове созрела очередная идея-фикс. Он загорелся охотой с подсадной уткой. Ну и как вы думаете, что было потом? Естественно, он подбил своего друга Илью, и они вдвоем отправились в Шатуру на машине за столь вожделенной полудикой тетей-утей.

Я достаточно скептически отнеслась к очередной затее, но чему быть, того, как считает народ, не миновать. Где уж точно они были – не ведаю, но по его рассказам, утку раздобыть сразу не удалось.

 Походив по дворам, нашли любителя-уткоразводчика. Возвращаясь домой из глубинки, застряли в родимой российской грязи. Поздно вечером, уставшие, но очень довольные, они внесли в квартиру деревянный ящик, в котором шипела утка. От нее пахло, как и от любой животины.

Дети потыкали пальцами в щелки, позаглядывали, постучали по ящику. И муж, видя, что мама (т.е. я) нервничает, сообщил достаточно трогательную новость: он сейчас же с Ильей едет в Шарапку, т.к. утке нужен «дом». Естественно, провести ночь без мужа не большая радость, но какой толк в нем, коли его волнует утка. В деревне утка прижилась, прозвали ее Катькой. Она ходила за хозяйкой, как кошка или собака. Ее поместили в старую Бимкину будку. А в жизни Бимы настали мрачные времена: он сидел на цепи, да еще к тому же его огородили сеткой от внешнего мира. Нынче здесь королила Катька.

Когда стало тепло, мы приехали на охоту. Катька косила глазом и шипела. Сделалась она сытой, и перья ее лоснились от хорошего корма. Иногда она плескалась в большом эмалированном тазу. Пару раз мой муж, которого, кстати, зовут Сережа, уходил один. Потом-то мы поняли – расчетливо искал место для «подсадной» охоты. Построил два шалаша из лапника в нескольких местах. И вот наступил день «показательных выступлений». Вся наша семья, включая сына и дочку, облачились в походно-несуразную униформу, рассовав по карманам яблоки, конфеты и печенье. На плече я несла фотоаппарат и – иногда – ружье. Скажу вам откровенно: не дамское это дело носить такую железяку. Муж нес Катьку – «королеву бала» все в том же деревянном ящике с ручкой.

Пройдя половину поля, мы наконец-то вышли к месту назначения. Тут нас уже поджидали два Олега (увлеченный 18-летний сын и папа, в честь которого сын стал охотником). Полялякав пару минут, мы разошлись. Муж и Олег-младший отправились к шалашу, который стоял посередь небольшого болотца. А мы всем скопом отошли за деревца, росшие по краю поля. Охота началась.

Катьке нацепили петлю на лапу, и широким жестом Сергей подбросил ее в воду. Веревка уходила в имитацию елок. Все затаились. Утка, почувствовав воду, начала грести лапками и восторженно крякать. Ее звонкое «кря-кря» разносилось по всем окрестностям. Она была весела и счастлива, барахтаясь и ныряя в воде.

Не прошло и пяти минут, как в небе начал кружить селезень. Как же он мог устоять и не откликнуться на зов нашей дебютантки Катьки? И он, не подозревая подвоха, описав несколько кругов над болотцем, ринулся вниз – навстречу своему обманчивому счастью. Тут-то и прогремел выстрел. Ротозей пал, а счастливые охотники выползли из своего убежища.

Вся охота заняла не более десяти минут. Катьку посадили в ящик, чего она не очень-то и хотела. Селезня вытащили. Он был красивым и большим, с сине-зеленым оперением и глазами чайного цвета. Тут же состоялось памятное фотографирование с трофеем. Олег-старший на все лады расхваливал моего мужа. А мой муж сиял, даже трудно подобрать слово, как что сиял. Как полуденное солнце в Бразилии. Первая охота и такая удача! Я же взяла селезня за шею и жалилась о его глупой и несчастной судьбе.

Наталья Дубровая 23 июня 2009 в 21:59






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑