Зри в корень

Судя по количеству статей о Законе «Об охоте», видно, что он интересует многих

Но в основном – это высокопоставленные (судя по подписям) работники Росохотрыболовсоюза, а содержание этих статей заставляет думать, что рядовому члену общества придется забыть про охоту, если будет принят лоббируемый ими закон или им удастся «уболтать» принятие закона.

В настоящее время рядовому охотнику (сельскому и городскому) осталось охотиться в незапрещенных для этого местах, не входящих в охотхозяйства. Но путевку для охоты в таких местах выдавать некому, а если она останется обязательным документом на право охоты, то каждый такой охотник – браконьер, и, значит, подлежит гонению со стороны закона.
Ни один чиновник от охотобщества не поднял этого вопроса, а даже наоборот.

Отсюда видно, насколько им «близки» интересы рядового охотника. Для доказательного углубления этого обратимся к предыстории развития охотобществ, которые были созданы для учета лиц, владеющих охотничьим оружием. Тогда это был оптимальный вариант*.

Учитывая возможную невысокую степень готовности молодых кандидатов в охотники к обращению с оружием (и только) в охотбилете делалась отметка о сдаче охотминимума, который в настоящее время превратился в профанацию.

Знать-то нужно всего: стрелять можно только по ясно видимой цели и никогда на шум; сближаясь с людьми, разряди и переломи ружье; в камышах не стреляют ниже роста человека; следи, чтобы ружье не было направлено на людей; никогда не держи ружье за ствол, направленный на себя; закончил охоту и сразу разбери ружье. Вот и все (может, я упустил пару пунктов), на специфических охотах проводится специальный инструктаж. Этот действительно минимум можно отпечатать памяткой и продавать вместе с оружием или в милиции при получении разрешения на оружие.

Единого охотминимума нет, в некоторых обществах (особенно в больших) он «разбух» до приличного томика, объемом в сотни страниц.

Экзаменационные билеты при сдаче охотминимума содержат такие вопросы, что ответить на них сможет не каждый кандидат наук. Это делается, понятно, не ради интеллекта охотника, а чтобы раздуть важность вопроса и поспособствовать коррупции.

Поскольку только общество дает билет, то это капкан, плетка, загоняющие охотников в общества, лишая их конституционного права на свободу выбора (быть членом общества или нет). Такое положение дел правовое государство больше допускать не должно.

Несколько десятилетий назад охотник платил мизерную пошлину государству раз в году, брал ружье и шел на охоту в установленные сроки. Все было хорошо, все были довольны, о браконьерстве не было слышно. Потом резко уменьшилось количество рыбы и дичи, а некоторые виды кое-где перестали существовать. Государство не хотело признавать, что сельскохозяйственная и промышленная деятельность ведутся без учета последствий их воздействия на природу (химизация, лишение рыбы мест нереста), и нашло стрелочника – браконьера. Виноват ли браконьер в резком сокращении (или исчезновении) в большинстве районов Московской области глухаря и тетерева – конечно, нет. А теперь посмотрим на положение с волками. Удалось ли их ликвидировать? Только уменьшить их количество. Это говорит о том, что при наличии условий для размножения (глухариные и тетеревиные тока просто «вытеснили») никакой вид не переведется. Да, браконьерство есть, да, это плохо. Случается, браконьерит и сельский охотник, и городской. А почему? Для сельского – это существенная прибавка к семейному столу, а для городского еще и неумолимый зов природы, а законной возможности и лишних 10–15 тысяч на поездку в частное охотхозяйство у них просто нет.

Посмотрим на взаимоотношения «охотник – общество» на примере МООиР. Вступительный взнос составляет половину месячной платы за трехкомнатную квартиру. Куда он расходуется? Может, на выдачу бесплатного охотбилета или на оплату работы членов комиссии по приему охотминимума? Половину от вступительного составляет членский взнос. В районном обществе порядка 10 000 членов, а охотхозяйство одно, и оно убогое. Под предлогом рационального распределения путевок, в соответствии с затраченным трудом в охотхозяйстве ввели отработку, потом ее сделали обязательной для каждого члена, потом отработку заменили обязательной оплатой (больше половины членского взноса).

Но и этого мало, сейчас пытаются узаконить обязательную оплату путевки на все виды дичи. Если дичь лицензионная, а егерь хозяйства оказывает услугу – то нет вопросов. В противном случае – это корыстное нарушение существующего законодательства, что юридически с математической точностью было доказано в одной из статей (к сожалению, не помню фамилию автора). Но и это не все, если ты «чужой», то плати вдвое больше (встречается и такое), что является прямой дискриминацией.

Нужно ли такое общество рядовому охотнику и способно ли оно заботиться о его интересах? Понятно, что ни то, ни другое.

Так откуда заинтересованность в законе и почему столько критики?

Заинтересованность потому, что появился реальный конкурент – частные охотхозяйства, которые оснащены гораздо лучше, и рушится монополия, и надо перехватить иностранного охоттуриста. А такой навороченной схоластикой критики пытаются намекнуть, что лучше чиновников от охотхозяйства никто закона не разработает. В конце почти каждой такой статьи просьба (если уж не поручат разрабатывать закон) хотя бы упомянуть в законе об охотобществах.

Чего хотят добиться этими статьями? Максимум – получить статус и власть официальную, а не только над своими обществами. Минимум – сохранить в кабале рабов-охотников, загоняя их охотбилетом и путевкой в коммунистический пережиток, иначе основная масса охотников выйдет из таких обществ и чиновники останутся без «хлеба». Если задача-минимум будет достигнута, то последует резкое увеличение перечисленных выше платежей (что и так происходит каждый год) для создания условий, способных конкурировать с частным сектором.

В заключение акцентируем внимание на очевидных выводах, которые должны быть отражены в законе демократического государства.

1. Охотбилет себя изжил. Разные общественные организации в своих интересах вольны иметь документацию в соответствии с уставом.

2. Милиция в разрешении на оружие не ставит штамп «без права охоты», а обязательно продает (или выдает) памятку молодому охотнику.

3. Путевка не может являться обязательным общим разрешительным документом на право охоты. Она должна быть экономически и юридически обоснована для каждого охотхозяйства, на каждый – только лицензированный вид дичи.

4. Деятельность общественной организации регламентируется волей ее членов, и только, на то она и общественная.

5. Один закон не может охватить все административные, экономические и территориальные разнообразия наших республик, краев и областей (даже некоторых районов). Нельзя копировать трактовку этого вопроса со стран, по размеру меньших наших областей и краев.

6. Необходимо разграничить промысловую охоту и любительскую.

Было бы хорошо получить ответ на эту публикацию от руководителей охотдепартамента.

* В настоящее время государство само в состоянии иметь систематизированную базу данных на лиц, владеющих разными видами оружия, поэтому охотбилет для государства утратил свою необходимость.

А.Д. Алексеев, г. Красногорск Московской области 16 декабря 2008 в 14:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑