Особенности работы эстонской гончей

Случается иногда парадоксальная ситуация, некоторые вроде бы отрицательные особенности, присущие данной породе, проявляемые в полевом досуге, в определенных условиях оказываются достоинством.

Сразу оговорюсь: всех под одну гребенку стричь не будем, но поговорим о тех чертах, которые явно выделяются на фоне породы в целом. Не будем также рассматривать работу  смычка, в котором поведение собак резко меняется.

Первое, что бросается в глаза на охоте, испытаниях, о чем говорят эксперты, – это, как правило, не широкий и не глубокий полаз (в пределах 100 м). Да, это неудобно, в больших лесных массивах резко снижается продуктивность поиска, но есть другая сторона медали...

На страницах периодической печати, в частности «РОГ», в последнее время поднималась проблема: сокращение по различным причинам доступных  для рядового охотника мест охоты с гончими собаками. В особенности вблизи крупных городов.

Но при всем этом, даже, например, в 50–100 км от Санкт-Петербурга есть места, где зайца достаточно, да это, как правило, неудобные для охоты места, около дачных поселков, вблизи шоссейных и железных дорог, небольшие лесные массивы, перерезанные во всех направлениях передачами ЛЭП, оросительными каналами, захламленные остатками рубки леса и поваленными в разных направлениях деревьями. Заяц – зверь пластичный – приспособился, ни шум машин, ни грохот, производимый деятельностью человека, его не беспокоит. От поселковых собак он легко отделывается, и лиса под боком у человека досаждает меньше. Охотники с более рослыми  гончими туда не суются, толку  от такой охоты мало. Да и жители дач становятся терпимей, когда под их яблонькой что-то вынюхивает симпатичная собачушка. Вот в таких местах неглубокий полаз, в плотном контакте с хозяином, склонностью к следовой работе (нижнее чутье) – то, что доктор прописал! По тропинкам и дорожкам на такой охоте не походишь, нужно и самому ориентироваться в угодьях, где может быть жировка, а где лежка, а также работать в контакте с гончей. Бывают случаи, когда  гончую  необходимо придержать на перспективном месте или оторвать от жировки, или  при возникновении различных помех (грибники, поселковые собаки и т.п.), а сделать это просто – дастаточно самому поменять направление и слегка попорскать. Эстонки, как правило, очень внимательны к своему хозяину и чутко придерживаются его направления.

Такой поиск моей выжловки в последний сезон открыл возможность охотиться с гончей, как с легавой собакой. Да простят меня истинные гончатники. Когда заяц побелел, основательно запал, а зима выдалась безснежная, я, чувствуя, что выжловка разбирает жировку, стараясь не производить лишнего шума, держусь в непосредственной близости к ней, и вид вылезающего из-под елки зайца в 2–3-х метрах от собаки, у нее на глазах, и весь концерт, который потом происходит, остается в памяти надолго, а для меня он ценнее добытого трофея.

Другой раз выжловка распутывала заячий след с жировки на лежку, прошла метров 400. Мы с напарником все это время шли неподалеку, и когда уже казалось след потерян окончательно, мой напарник обратил внимание на мелкий густой ельник, около которого метрах в пяти мы топтались, указав что это идеальная лежка; я согласился и стал искать пень для чаепития. В это время  у меня за спиной и прогремел выстрел напарника по убегающему как раз из этих елочек зайцу. По белой тропе заяц становится строже, но иногда я успеваю увидеть убегающего с лежки зайца.     

Второе, о чем хотелось поговорить:  эстонки все-таки в своей массе более пешие гончие, и частенько от них заяц отрастает. Да, такой гон менее эмоционален, труднее подстать охотнику под зайца, так как гончая идет в значительном отрыве. Хорош напористый гон, ничего не скажешь, но при таком гоне заяц, чтобы избавиться от преследователя, чаще выделывает нежелательные вещи: ходит по шоссейным и железным дорогам, прячется в дачных постройках, начинает ходить по лисьим переходам и т.п. Под пешей гончей зайцу спокойней, и он меньше кидается в «крайности», в места наиболее опасные как для себя, так и для преследующей его гончей, при этом «сдвоек» и «скидок» успевает сделать больше. Для начала пешую гончую он пытается сбить в привычном для себя месте обитания, если не получилось, уходит в другой массив леса, где начинает  крутиться... Заяц частенько, в зависимости от условий гона, идет впереди эстонки в 4–10 минутах, а бывает при неблагоприятных условиях и больше. Гон,  когда гончая идет в непосредственной близости за зверем в 1–3 минутах, скорее редкость. Охотнику при таком гоне труднее подстроиться под зайца. Частенько заяц вылезает совсем с другой стороны. Такая охота предъявляет больше требований и к охотнику, в умении выбрать лаз,  подстроиться под гон без шума, терпения, в умении все замечать и  оставаться невидимым. Заяц, если он не напуган, может долго крутиться на небольшом участке леса.

Один раз, например, в нагонке, моя выжловка 50 минут гоняла зайца в диаметре 300 метров, заяц был перевиден, шел немного больше минуты впереди, останавливался, слушал и драпал дальше. Все происходило в 150-и метрах от шоссейной дороги и 400-х метрах от дачного поселка. Тропа была пестрая, заяц понемногу стал отрастать, и на 90-й минуте гончая окончательно потеряла след в болоте.

У часто гоняемых зайцев поведение в корне меняется. Бывает, не делая даже круга, они сразу отрываются от гончей, уводя ее вдаль, по ходу выписывая свои замысловатые кренделя. Залегают они не скоро и от малейшего беспокойства сходят с лежки, не дожидаясь подхода гончей, но и они без надобности не лезут на рожон. В прошлом году ноябрь выдался теплым – выпавший снег наполовину согнало, начали разливаться ручьи. В один из таких дней заяц после подъма сразу увел мою выжловку со слуха. Немного подождав и поняв, что заяц не вернется, я по поисковому прибору вычислил направление и стал подтягиваться на гон. Гончую нашел через полчаса на сколе, недалеко от крупного поселка, где лаяли собаки и слышались человеческие голоса. Заяц сделал сдвойку со скидкой на полуледяной, полупесчаной дороге, кругом был лед, и выжловке не хватало чутья, чтобы  в такой сложной обстановке найти продолжение остывшего следа. В одном месте, на оставшемся снегу, я заметил следы и прикинул направление, куда ускакал заяц. В низине еще лежал снег, но косой перемахнул разлившуюся канаву шириной более 2-х метров, заросшую кустами; прикинув, что выжловке, не искупавшись, ее не преодолеть, я отозвал ее со скола и пошел метров за сто в обход. Полазав по низине и преодолев несколько канав с водой, мы добрались до следа. Выжловка метров двадцать шла молча, затем стала попискивать и метров через 100, в сосняке, на краю низины, подняла уже успевшего облежаться зайца. Гон покатился по дороге, где я стоял десять минут назад, но передо мной была та же разлившаяся канава, которую я обошел. Тот заяц нас все равно обставил, напетляв около шоссейки, там я и перехватил выжловку, увел  в сторону. Перед таким зайцем пасуют и более рослые гончие. Хотя при желании  можно и до них добраться, так как  зачастую у зайцев одного района есть излюбленные лазы. Таким, скажем, не эстетичным способом удалось взять двух зайцев заранее поставив туда охотника.

Интересна охота на зайцев: при всей своей заячьей предсказуемости они проявляют и индивидуальность, чтобы отделаться от гончей. Например, один заяц по снегу крутился полтора часа в одном районе, все на слуху, на явные лазы не шел, дважды нигде не проходил, отделался от гончей у ручья, где я покружился еще полчаса, но так и не смог найти место скидки. Вечерело. Пора было заканчивать охоту. Второй случай. Заяц по следам не маленький, крутился в завалах упавших после сильного ветра деревьев, стараясь ходить по голому льду, около горелых пней, пролез под деревом и след исчез. Мы с выжловкой минут 20 искали, где он вылез, нашла выжловка в 30-ти метрах, вроде везде снег лежит, а следа не видно. А завал небольшой, весь простреливаемый. Пока лазили, он уже по нашим следам прошелся, кое-как из завала все-таки вытолкали. Заяц переместился в другое место леса, где 40 минут водил выжловку в ельнике диаметром метров 200, и ушел. Третий случай. Тот заяц скоро любимцем станет, стрелять даже жалко, кругом пороша, все зайцы лежат, кроме этого, постоянно ходит в любую погоду на свой выруб покормиться. Прежде чем залечь, делает более двух сдвоек со скидкой. При гоне отрывается от гончей на первых десяти минутах, держится так далеко, что охотнику не подстать.

Беда эстонской гончей не в том, что она не удовлетворяет по своим качествам охотников, а в том, что в городах она становится декоративно-комнатной собакой у людей, не увлекающихся охотой. Вязки при этом производятся без учета качеств, необходимых для охоты – это отрицательно сказывается на породе в целом. А  порода хорошая, и зайца на наш век хватит, а кому мало, обратите внимание на лисье поголовье. Как эстонки по ним работают... Разговор оставим для следующего раза!

Василий Соловьев, Ленинградская обл., Всеволжский р-н, г. Сертолово 11 ноября 2008 в 15:14






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑