Оценка резвости русака

Все знают, как полезно быть полезным;но никто не знает, как полезнобыть бесполезным.Чжуан-цзы (IV–III вв. до н.э.)

«БЕСПОЛЕЗНАЯ» ОЦЕНКА

На первый взгляд, приведенная ниже оценка резвости русака, может показаться абсолютно бесполезной, однако, мне представляется, что это не так. Заняться такой оценкой меня побудили слова Сергея Матвеева: «...Наиболее достоверная величина скорости русака 50–60 км/ч». («РОГ» № 21/2008). В своем отклике на эту статью («РОГ» № 37/2008) я усомнился, каким, собственно, образом можно удостовериться в этой величине, если, как признается и сам Сергей Матвеев, «никто ее не определял».

А действительно с какой скоростью в среднем скачет русак? Единственное упоминание об этом в охотничьей литературе, которое мне удалось отыскать, гласило, что «скорость быстро бегущего зайца» составляет 10 м/с. (Настольная книга охотника-спортсмена. М., ФиС, 1955–1956 гг. Т. 1, с. 281). Каким именно образом была определена эта величина, в книге однако не сообщалось. Попробуем поэтому хотя бы оценить среднюю скорость скачки русака, исходя из того, сколько дистанций подъема требуется борзой, чтобы сделать к нему первый подход, заканчивающийся угонкой.

Для такой оценки нам необходимо знать еще и среднюю скорость скачки самой борзой. Поскольку речь идет об оценке  резвости русака-то в качестве средней скорости скачки борзой можно в первом приближении принять среднюю скорость на кинодроме в забегах за механическим зайцем. Итак, допустим, что в полевых испытаниях участвует грейхаунд, который в забегах на кинодроме способен развивать среднюю скорость 14,0 м/с. средняя скорость скачки греев на дистанции 380–400 м за 10 лет составила 13,97 м/с).

Допустим, далее, что этот грей был сброшен со своры (без учета необходимого для этого времени) по русаку, поднявшемуся на расстоянии 50 м от него. Используя эти данные, можно оценить среднюю скорость скачки русака в зависимости от того, сколько дистанций подъема потребуется преодолеть борзой, чтобы сделать ему первую угонку.

Тогда, если первый подход борзой к русаку, закончившийся угонкой, произошел на расстоянии, скажем, 100 м (т.е. 2 дистанций подъема), то это значит, что борзая затратила на преодоление этих 100 м примерно 7 с (100 м: 14,0 м/с = 7,1 с). В то же время, русак за эти же 7 с проскакал только 50 м, т.е. его средняя скорость ровно в два раза меньше. Если же первый подход борзой к русаку, закончившийся угонкой, произошел на расстоянии 3-х дистанций подъема, то, проведя аналогичный расчет, мы получим среднюю скорость скачки русака 9,33 м/с. Можно вывести формулу, связывающую среднюю скорость скачки русака и борзой. Выглядит она так:

Vр =[(n-1)/n] xVб,

где Vр – средняя скорость скачки русака, м/с; Vб – средняя скорость скачки борзой, м/с; n – число дистанций подъема русака до первой угонки.

Из полученной формулы видно, что скорость скачки борзой не зависит от дистанции подъема русака, следовательно, нет необходимости учитывать этот фактор при проверке резвости борзой. Хотелось бы вернуться к предложению Сергея Матвеева учитывать при оценке резвости борзой число дистанций подъема, преодолеваемых до угонки не ею, а ...русаком («РОГ» № 21/2008). Я считаю, такой подход ведет лишь к искусственному занижению действительной скорости скачки борзой.

Расстояние, которое преодолевает борзая до того, как подоспеет к русаку на угонку, включает в себя и дистанцию подъема зверя, а потому для подсчета ее резвости следует разделить длину общей проскачки борзой до угонки на затраченное на это время. В свою очередь, длину общей проскачки борзой можно выразить в дистанциях подъема, преодолеваемых до угонки именно борзой, а не русаком. Кроме того, при оценке резвости борзой «по русаку» (как то предлагает Сергей Матвеев) происходит и занижение действительного значения скорости борзой. Для наглядности рассмотрим пример. Допустим борзая до угонки преодолела расстояние 150 м и затратила на это 12 с. Русак в момент подъема находился на расстоянии 30 м, на одной прямой с собакой. Скорость борзой 150 м: 12 с = 12,5 м/с. Если же оценивать резвость борзой по русаку, то скорость составит (150 м – 30 м): 12 с = 10 м/с.

Из приведенных весьма приблизительных расчетов, можно сделать несколько выводов. Во-первых, можно воспользоваться полученной формулой для оценки резвости русака в условиях полевых испытаний. Для этого возьмем отчеты об испытаниях, проводившихся в разные годы в разных областях России, составленные разными экспертами, каталоги выставок, в которых указаны полученные борзыми дипломы, и посмотрим, какова же была средняя скорость скачки русака, при условии, что борзая скачет со средней скоростью 14,0 м/с. Анализ их показывает, что греи, как правило, делают первую угонку русаку на 3–4 дистанциях подъема, а русские псовые на 4–5 дистанциях. Подставив эти данные в формулу, получим, что русак скачет со средней скоростью 9,33 м/с – 10,5 м/с. Иными словами, если на полевых испытаниях хорошо подготовленный грей делает первую угонку русаку на расстоянии 3 – 4 дистанций подъема (и получает за это, как минимум 24 балла за резвость), можно достаточно уверенно говорить что русак скачет со скоростью около 10 м/с.

ЗАЙЧИКИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

Еще один вывод состоит в том, что если на полевых испытаниях даже очень резвой борзой попадется русак, которому борзая сможет сделать первую угонку на расстоянии, скажем, 10 дистанций подъема, (т.е. демонстрировав «длительную скачку без заметного превосходства резвости зверя», который скачет со скоростью около 12,6 м/с), да еще и без поимки, то, по действующим Правилам полевых испытаний, такая борзая может получить не более 14 баллов за резвость!

Другими словами, объективно резвая борзая (что подтверждается результатами ее забегов на кинодроме) может быть зачисленной в разряд тупиц! Вопрос к поборникам возврата к Правилам 1972 года и «примкнувшему к ним» председателю Центрального правления Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», который своим приказом вновь ввел эти Правила в действие: будет ли такая оценка объективной? Очевидно, нет. Но это – с точки зрения здравого смысла.

А с точки зрения сторонников абсурдной балловой системы оценки полевого досуга борзых – вполне. Но приведенные выше расчеты еще раз со всей очевидностью доказывают, что действующие Правила полевых испытаний не позволяют объективно оценить одно из важнейших охотничьих качеств борзой – резвость. В частности, еще и потому, что зайчики, как известно, бывают разные, и скачут они с разной резвостью. И, кстати, о зайчиках. Сергей Матвеев, ссылаясь на мнение большинства экспертов и охотников-борзятников, полагает наиболее достоверной скорость скачки русака 55 км/ч. (15,3 м/с – В.С.). Посмотрим, какую среднюю скорость должна развить борзая, чтобы сделать русаку первую угонку на тех же 3-х дистанциях подъема зверя. Преобразовав формулу, получим: Vб = [3: (3 – 1)] x 15,3 м/с = 22,9 м/с! Я могу с уверенностью сказать, что не существует ни одной борзой (включая греев), которая смогла бы развить такую скорость. А между тем на 3-х дистанциях подъема греи сплошь и рядом делают русаку угонку! В чем же дело? Ответ напрашивается сам собой: по-видимому, «наиболее достоверная» скорость оказывается не такой уж достоверной.

«НЕ ВАЖНО, КАКОГО ЦВЕТА КОШКА...»

Многократное участие борзой в полевых испытаниях способно нивелировать значение многих случайностей, и в том числе свести на нет «фактор русака», но это, к сожалению, не гарантирует объективности оценок.

А между тем Правила должны исключать саму возможность необъективной оценки. Ныне же действующие Правила не позволяют исключить такую возможность, т.к. в их основе лежит балловая система оценки элементов полевого досуга борзой. Она (по самой своей сути не позволяет объективно оценивать охотничьи качества борзой. А если так, то логика подсказывает, что от такой системы следует решительно отказаться. В качестве альтернативы я (еще в 2006 году) предложил свой подход к проверке полевого досуга борзых. (Владимир Самошин. «О «новых» Правилах испытаний борзых». «Охота и Рыбалка XXI век», № 11/2006). Напомню вкратце их суть. Я предлагаю на полевых испытаниях проверять только две характеристики полевого досуга борзых – их резвость и поимистость. Резвость проверяется показателем, сделала ли борзая угонку русаку или нет, поимистость – заловила ли борзая зверя или нет. При этом не учитывается дистанция подъема, а также число угонок, которые пришлось сделать борзой, чтобы заловить русака. (Как говаривал, кажется, Дэн Сяопин, «неважно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей!»)

Несколько слов о проведении самих испытаний и о проверке на них охотничьих качеств борзых.

Главное – испытывается группа, состоящая  только из двух борзых одной породы. Исключением является случай, когда одна из борзых излишне энергична или агрессивна – такая борзая испытывается в одиночку.

Итак, для борзых, испытываемых в паре:

– борзая, которая, находясь в поле зрения судьи, первой натянет на угонку, независимо от расстояния, на котором это произойдет, получает диплом III степени;

– если борзая, первой сделавшая угонку зверю, самостоятельно, без помощи второй борзой (без перепасовок с ней), заловит его, то по результатам травли ей присваивается диплом I степени;

– если же борзая, первой сделавшая угонку зверю, заловит его при помощи второй борзой (после перепасовок с ней), то она получает диплом II степени;

– если зверя после перепасовок с первой заловит вторая борзая, то она получает диплом II степени, а борзая, первой сделавшая угонку зверю, остается с дипломом III степени. (Здесь отражен приоритет поимистости над резвостью, поскольку поимистость – это как раз то качество борзой, в котором находят свое воплощение все ее другие охотничьи качества, начиная с жадности, и без которого она перестает быть ловчей собакой. Резвая может быть непоимистой, но поимистая не может быть не резвой);

– если зверь не пойман, то борзая, первой сделавшая угонку, получает диплом III степени,  а вторая борзая остается без диплома, даже если она принимала участие в перепасовках зверем с первой борзой;

– если борзые в процессе травли скроются из поля зрения судьи, то они получают только те дипломы, которые заработали, находясь в поле зрения, даже если в итоге зверь окажется затравленным;

– если в процессе травли, находясь в поле зрения судьи, ни одна из борзых не натянет на угонку, то они обе остаются без дипломов.

Для борзой, испытываемой в одиночку, требования остаются теми же, что и для борзых, испытываемых в паре, т.е. если борзая, находясь в поле зрения судьи, натянет на угонку, но не заловит зверя, то ей присваивается диплом III степени, если заловит, то I степени; если же не сможет натянуть и на угонку, то остается без диплома. (По понятной причине, борзым, испытываемым в одиночку, диплом II степени не присваивается.)

Статья Сергея Матвеева «К вопросу оценки резвости борзых» («РОГ» № 21/2008), в которой автор признается, что хотя «поначалу не замечал всего несовершенства, всех недостатков Правил испытаний борзых собак по вольному зверю, утвержденных МСХ СССР в 1980 г.», но «практика судейства испытаний показала их недостатки», свидетельствует, на мой взгляд, о том, что догматизм и схоластика, свойственные первым откликам на мою статью, начинают уступать место попыткам непредвзято взглянуть на действующие Правила.

Владимир Самошин 14 октября 2008 в 15:39






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑