За сентябрьским коростелем

Глядя на полет этой птицы, невольно складывается впечатление, что летит она будучи раненой или же плохо летает от природы

«Сентябрьский дергач является первоклассною птицею по качеству мяса и по весьма интересной охоте».

Н.А. Зворыкин

На охотах самотопом в болотах, лугах или полях многим охотникам приходилось случайно поднимать охристо-рыжих птиц, которые, свесив длинные ноги и часто взмахивая крыльями, отлетали по прямой на незначительное расстояние и снова опускались в редкие кустарники, поросшие травой или на проплешины в густой некоси. А вот попытка поднять их снова в месте приземления заканчивалась ничем, они, как сквозь землю проваливались.

Глядя на полет этой птицы, невольно складывается впечатление, что летит она будучи раненой или же плохо летает от природы. Но это обманчивое предположение. Такой характерный полет присущ известному бегуну, обитателю исконно русских земель – коростелю, птице, хорошо известной обладателям подружейных собак. Как говорил замечательный охотничий писатель С.Т. Аксаков, «...коростель – название охотничье и книжное; дергун, дергач – вот русские народные имена». И это сущая правда, ведь сколько лирики и поэзии привносит в жизнь наших лугов и полей коростелиное «дерганье», дополняемое боем соседей – перепелов!

С открытием сезона охоты с подружейными собаками коростель, наряду с дупелем, бекасом, перепелом, является одним из главных объектов добычи. Следует отметить, что лучшей своей кондиции птицы начинают достигать к началу сентября, а чем ближе время их отлета на юг, тем ценнее становятся трофеи, так как в эту пору их мясо отличается великолепными вкусовыми качествами. Вот почему, опуская в сетку ягдташа увесистого осеннего коростеля, лицо охотника всегда излучает радость и удовлетворение.

Сентябрь гостеприимно распахнул входные двери осени, коростели начали уже «созревать», а значит? пора и нам со своими четвероногими питомцами отправляться на охоту за ними!

Солнечное утро начала сентября бодрит свежестью. Встречный ветерок приятно обдувает лица. Впереди, по полю, правильным челноком двигается курцхаар. С другом Иваном следуем за легавой, наблюдая за ее работой. Наше внимание отвлекают с шумом пролетающие в стороне одна за другой стаи «говорливых» скворцов, а это первый признак того, что настоящая осень уже не за горами. Проводив с грустью в сердце удаляющихся птиц, направляю взор в сторону курцхаара, но не вижу его! Кручу головой вправо-влево и наконец-то замечаю пса. Он на стойке за обросшим травой кустом пижмы. Быстро подхожу к легавой, беру ружье наизготовку и командой «пиль!» посылаю ее вперед.
 
Подводка, и из травы неуклюже  взлетает коростель. Пес садится, а я, отпустив птицу, беру ее первым же выстрелом. Стоим с другом, любуемся плотненьким трофеем, его рыжевато-бурой с пестринами окраской. Подвесив трофей к ягдташу, продолжаем охоту.

 
Продвинувшись вперед метров на семьдесят, замечаем, что Ромул разбирает коростелиные наброды, а вскоре впереди из зарослей бурьяна взлетел шумовой дергач. Отлетев метров на сорок, он приземляется возле куртинки высокого травостоя. Навожу собаку на перемещенную птицу. После потяжки курцхаар замирает на стойке, а я сразу же командую: «Пиль!» Прыжок, и прямо перед собакой тяжело взлетает коростель. Грохочет выстрел Ивана, и лучезарная улыбка озаряет его.

Более часа длились наши поиски дичи на этом поле, но количество трофеев осталось неизменным. Были две встречи с коростелями, но обе птицы взлетели шумовыми за пределами выстрела, а утянули они так далеко и приземлились в таких зарослях, что искать их дальше было бессмысленно.

Солнце поднялось выше, ослаб ветерок. Решаем перейти на другое поле, чтобы двигаться охотой в сторону лагеря.
Выходим на полевую дорогу, и тут курцхаар верхом прихватывает запах птицы, на потяжке продвигается к зарослям бурьяна, окаймляющим поле, и замирает на стойке. Быстро подхожу к курцхаару и посылаю его вперед. Прыжок в заросли, и легавая подает под выстрел охристо-рыжего увесистого дергача. Вскидываю ружье, отпускаю птицу и плавно нажимаю на спуск... До чего же живописен этот подарок ранней осени! 

Не доходя до места нашей стоянки метров сто, курцхаар замирает в очередной стойке. Ну а дальше – подводка, взлет птицы, выстрел друга и ...коростель переходит в разряд трофея. «Зачем ходить куда-то, ведь коростели рядом с машиной!» – замечает довольный друг, приторачивая птицу к ягдташу. Четыре добытых за утро коростеля – неплохой итог утреннего поля.

Вечернюю охоту решили с напарником перенести на поле, раскинувшееся за дальней деревней. В самом его начале курцхаар без потяжки стал возле разросшегося острова пырея. Посылаю собаку вперед и, подобно перепелу, прямо из-под лап собаки поднимается ленивый коростель, который сразу же направил свой полет в сторону спасительных зарослей крапивы, раскинувшихся возле заброшенных силосных ям, но мой выстрел прервал его замысел.

Углубившись в поле, замечаем, как легавая, развернувшись на ветер, с высоко поднятой головой переходит на потяжку, которую завершает классическая стойка.  Вот он, тот миг,  ради которого охотника, словно железо к магниту, тянет в угодья! Команда «пиль!», и впереди из травы шумно, с квохтаньем, поднимается тетерка, а почти следом за ней взлетает еще одна, молодая, которая, на наш взгляд, и составила выводок, так как на этом месте птиц больше не оказалось. Наши ружья молчали, что вызвало недоумение у легавой. Она повернула голову и так посмотрела на нас, что я не выдержал и отвел глаза в сторону...

На том встреча с дичью в этот вечер для нас закончилась, а коростель, добытый в самом начале охоты, стал единственным нашим трофеем.

Ночью мы проснулись в палатке от барабанившего по ней дождя, который то прекращался, то вновь начинал стучать по крыше нашего жилища. Когда в поля пришел полноценный рассвет, погода, видимо, решила сменить гнев на милость, но все равно охота началась позже запланированного времени, доказав нам в очередной раз правдивость утверждения: загад не бывает богат.

Выходим в поле на полоску некоси, обильно поросшую островками бурьяна, из-за чего ее, наверное, и не стали косить. Легавая, уловив запах птицы, уходит в бурьян, а на выходе из него останавливается и замирает на стойке. Посылаю ее вперед, подводка энергичным каскадом прыжков, но желанного подъема птицы нет, а курцхаар исчезает в следующих зарослях...

Минут двадцать мы гоняли коростеля в этой полосе, а так и не смогли поднять на крыло «рыжего спринтера». Отзываю собаку, беру ее «к ноге», и мы направляемся в необследованный угол поля. Не доходя до него, замечаем перелетевшего туда дергача. Наводим на место посадки собаку, которая, продвинувшись вперед, сходу застывает на стойке. Резкая подводка, и рыжим пятном вспыхнул взлетающий из травы дергач. Короткая поводка ружьем, и выстрел друга обрывает полет птицы.

Низко надвигающаяся туча начала одаривать нас первыми каплями дождя. Похоже, что погодные условия завершат нашу охоту. Огорченные разворачиваемся и направляемся в сторону лагеря. На самом выходе с поля курцхаар разворачивается нам навстречу и замирает на стойке. После команды пес подает под ружье очередного коростеля, который направляет свой полет в нашу сторону, но, не долетев метров семь, начинает отворачивать в сторону.
 
Вскидываю ружье, и угонно-боковым выстрелом эффектно сбиваю увесистого сентябрьского дергача. Грохотом грома прокатился звук выстрела в поле, после чего, как и подобает в таких случаях, капли начавшегося дождя стали учащаться.

В сегодняшней охоте пришлось поставить точку. Жаль, конечно, но семь коростелей стали достойной наградой за наше усердие и настойчивость.

Виктор Лукашов 16 сентября 2008 в 13:14






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑