МЕСЯЦ ЗАПРЕТА

Май – месяц запрета ловли рыбы. Меня эти правила никогда не интересовали.

Во-первых, давно усвоил, что любительский лов рыбы разрешается бесплатно во всех водоемах, если число крючков не превышает норму. Я почти всегда применял одно удилище и число крючков – не более двух.

Такая рыбалка разрешалась Правилами круглогодично. Может быть, по этой причине знакомство с представителями рыбоохранных структур не состоялось за все годы долгой рыболовной практики.

Оказывается, соблюдать Правила совершенно не обязательно, если рыбачишь в гармонии со своей душой и окружающей природой. Гармония называется просто: не будь хапугой!..

В мае частенько предпочитаю городскую рыбалку – тренировку руки и глаза. В любом городском прудике, где есть хоть какая-то рыба. В Славянске-на-Кубани таких прудиков, расположенных вблизи дома, было два. Малый и большой.

Малый прудик, с глубиной до метра, был диаметром около 50 метров. В него впадал ручей родникового происхождения.

В прудике клевал карась-короб весом до 500 гр. Клевал избирательно: в «точках». Точность подачи наживки или насадки в «точку» приходилось выдерживать «ювелирно». Плюс-минус десять сантиметров. Конечно, рыболовы от экспериментов далекие, обходили прудик стороной. Я задержался…

Задержался – слово очень емкое! «Клю-ет! Клю-ет!» – ором кричали лягушки из камыша, обрамляющего ручей. Короб всплескивается в разных местах водоема, а клевать не желает – в теплой воде циклопы и дафнии хороводятся, как криль в океане…

Прудик не обрамляли даже кустики. Правда, с западной стороны над прудом возвышались три огромных разлапистых тополя. За пару часов сидения на берегу прудика кровь в голове «закипала» под лучами жаркого южного солнца. Дрему прерывал очередной всплеск короба-увальня. Собрал монатки и взобрался на дамбу. Пошел по автомобильной дороге, ведущей к дому. Посматривал на большой пруд, расположенный справа от дамбы. С западной и восточной стороны заборы домовладений подступили к самой воде, т.е. к камышам. С дамбы рыбалка не представлялась возможной – не было и одного прогала чистой воды, свободного от водорослей. Противоположный берег чист, но… мелководье с песчаным дном пресекало все фантазии рыболовов… Только в центре пруда были «окна» чистой воды и глубины.

Считалось, что рыбы в пруду «кот наплакал». Рыболовов пруд не интересовал. Я тоже считал себя рыболовом…

Очередное хождение на малый прудик было прервано на дамбе – в большом пруду творилось нечто неописуемое.

Миллионы лягушек заполонили всю поверхность пруда и в миллионы глоток орали: «Клю-ет! Клю-ет!..» На противоположном берегу валялись пустые бочки. Штук сто! У магазина хороводились мужики. Человек сто! Ор толпы временами заглушал лягушачий хор. Все слова были не литературные. Оказалось, на дверях магазина повесили объявление о закупке лягушек для отправки во Францию. Мужики, конечно, изрядно повкалывали, наполняя бочки.

Лягушки оказались «не того калибра». И новые бочки, подвозимые к магазину, опрокидывались на берегу… Эту хохму очень захотелось прочувствовать вблизи – и я устремился к магазину, вписавшись в ближайший переулок.

Такую грандиозную пьянку судьба подарила мне два раза в жизни. Магазин опустошили в мгновение ока. Смех над берегом витал гомерический. Каждую новую бочку, опрокидываемую на берегу, мужики сопровождали вытиранием слез с глаз, конвульсиями и «ржанием табуна лошадей».

Через пару часов общее собрание «оскорбленных и униженных» постановило по пьяной лавочке:

а) арестовать бочки на сутки;

б) за сутки запустить в пруд мальков сазана, белого амура и толстолобика;

в) отметить богоугодное дело;

г) обязать продавцов обеспечить необходимое количество «товара».

Утром следующего дня решение собрания было исполнено, а я имел возможность наблюдать вторую грандиозную пьянку. Да-а-а… Пить казаки умеют! Но и решения своих собраний не отменяют никогда.

А потом все как-то забылось, запамятовалось. Года три не посещал эти пруды. Но очередной май «позвал» сюда снова.

Я был сильно удивлен видом большого пруда. Водорослей в нем почти не было. Стоя на дамбе, с удивлением наблюдал за перемещением вдоль берегов стаи величавых продолговатых рыб. Их длина была не менее 0,6–0,7 метра. Пробный заброс наживки тут же был пресечен обрывом поводка диаметром 0,25 мм.

Утром следующего дня прибыл на дамбу со спиннинговым удилищем. Лесу на катушку намотал диаметром 0,6 мм.

Крючок привязал сазаний, двойной прочности. Поплавок применил с огрузкой. Наживка – кусок выползка. Поплавок заброшен метров на сорок от берега. Наживка установлена в полуметре от поплавка. Поплавок пару раз качается и уходит под воду. Есть! Первая «серьезная» рыба, пойманная в этих прудах. Едва вместившаяся в стандартный подсак…

 Время для меня перестает существовать. Подсачиваю одиннадцатого белого амура – и прихожу в сознание. Зачем? Что со мной происходит? Раздаю рыбу мальчикам-зрителям. Домой несу одну рыбу. Вечером снова прихожу на дамбу, но… места нет – десятки поплавков заброшены в воду…

Анатолий ГОГОЛЕВ, г. Старый Оскол 20 мая 2008 в 14:56






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑