«РАЗМОРОЖЕННЫЕ» СТРАСТИ

В нашей охотничьей прессе публикации об охотничьих спаниелях всегда отдавали эдаким пропитанным благодушием лубком: «Спаниель – маленькая, универсальная, рабочая собачка для охоты по перу, удобная в быту». В журнальных или газетных публикациях не было серьезного обсуждения особенностей полевого досуга спаниеля, его полевых качеств, выявляемых на испытаниях, требований к выявлению этих качеств.

Мне, например, так и не удалось найти в охотничьей прессе обсуждения необходимости изменения каждой новой редакции правил испытаний спаниелей: ни правил 1939 года, ни проекта 1954 г., ни правил, утвержденных в 1955 г., ни в 1972 г. Не удалось мне найти и имен авторов этих правил. Известен лишь автор правил испытаний спаниелей по утке 1971 года – А.А. Пелевин. Создается впечатление, что из-за несерьезного отношения к спаниелям как собакам охотничьим общественность и даже большинство экспертов по испытаниям спаниелей особо не занимало, как будут развиваться породы спаниелей по рабочим качествам.

Какие приоритеты в развитии полевых качеств отечественных спаниелей ставят сегодня те, кто возглавляет работу с породами охотничьих спаниелей в нашей стране? По крайней мере, в охотничьей прессе по этому вопросу стояла тишина, прерываемая лишь редкими отчетами с состязаний и выставок и восторгами по поводу мифологической «универсальности» русского спаниеля. Но в этой тиши какая-то работа по полевому досугу спаниеля, оказывается, велась. Например, в 2002 году очень тихо были подредактированы правила испытаний – ослаблены требования к выявлению качества подачи охотничьих спаниелей. Факт тайного и незаконного редактирования правил испытаний спаниелей частично признает в своей, пожалуй, первой полемической статье за всю историю публикаций об охотничьих спаниелях в нашей стране – «Разморозить подачу – заморозить породу», опубликованной в № 11 за 2008 г. в «РОГ», председатель комиссии по спаниелям РФОС, эксперт всероссийсской категории О.И. Янушкевич: «Действительно, редактирование правил испытаний спаниелей было проведено с отклонением от процедуры, установленной в действующем в то время Регламенте РФОС». Статья эта была ответом на мою статью «Разморозить подачу» («РОГ» № 34, 2007 г.).

Напомню, что «отклонение от процедуры» заключалось в нарушении пунктов 1.4. и 2.2. Регламента РФОС и пунктов 1.5. и 1.6. Положения РФОС «О комиссии по группе пород охотничьих собак». Согласно этим пунктам редактирование и обсуждение редакции правил испытаний должны были проходить гласно, на демократической основе, с привлечением специалистов, заинтересованных лиц и широких слоев общественности. Необходимость редактирования правил и сама редакция должны были быть вынесены на всеобщее обсуждение в регионы России. Затем за новую редакцию должно было проголосовать большинство в комиссии, а результаты голосования должны были быть оформлены протоколом.

Однако, как уже известно, ничего этого сделано не было. И, как следствие, нет и протокола голосования.

Ну да бог с ними, с формальностями, хотя их несоблюдение ничем не отличается от явного подлога. Гораздо интереснее другое. Как же автор статьи «Разморозить подачу – заморозить породу» аргументирует свою позицию относительно допустимости проверки качества подачи спаниеля из-под заброса размороженной птицы? Вместо того, чтобы возразить по существу на те аргументы, которые я изложил в статье «Разморозить подачу!», доказывая недопустимость ослабления требований в правилах к проверке охотничьих качеств спаниеля, О.И. Янушкевич предпочел от них просто отмахнуться, предложив в качестве доказательства допустимости ослаблений (то, что редакция правил является ослаблением, О.И. Янушкевич в своей статье фактически признает: «Никто не спорит о том, что для полноценной проверки подачи лучше всего отстреливать сработанную птицу из-под каждой собаки.») рассмотреть «...данную корректировку правил с точки зрения существующей практики разведения охотничьих спаниелей, а именно, практики полевых испытаний, которые дают одну из основных оценок племенных качеств охотничьих собак».

Что ж, делать нечего, давайте попробуем посмотреть на проблему глазами автора статьи «Разморозить подачу – заморозить породу». Он пишет: «В московском регионе и в ряде других регионов, где сосредоточена большая часть поголовья русских охотничьих спаниелей, с незапамятных времен испытание подачи проводится по привезенной на испытание птице. Обычно, это трофеи с прошлых охот, сохраненные в холодильнике», далее «Как сказано выше, в московском регионе всегда испытывали подачу по привезенной на испытания птице. В Ленинграде, ныне Санкт-Петербурге, в Нижнем Новгороде и Саратове всегда испытывали подачу из-под отстрела или по свежеотстрелянной птице. Поголовье охотничьих спаниелей в этих регионах велось достаточно изолированно. И, если А.О. Мацокин прав, то качество подачи у собак московского региона из-за неправильного отбора должно быть ниже. На практике оказывается, что московский регион по всем показателям опережает регионы, где подается свежеотстрелянная птица».

Здесь, я думаю, у любого охотника-собаковода, даже не эксперта по испытаниям охотничьих собак, прежде всего, должен возникнуть законный вопрос: неужели в московском регионе правила нарушались с «незапамятных времен»?! Ведь редакции правил испытаний спаниелей 1939, 1955, 1971 и1972 не предусматривали заброс на подачу размороженной птицы! Получается, что О.И. Янушкевич выстраивает свою систему доказательств обоснованности ослабления правил испытаний спаниелей на ПРАКТИКЕ СИСТЕМАТИЧЕСКОГО НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ экспертами московского региона! Вот это да! Ладно, допустим, что все спаниели московского региона допускались к вязкам, будучи непроверенными на подачу из-под отстрела. Почему все-таки О.И. Янушкевич считает, что сравнение результатов выступлений собак московского региона с результатами выступления собак из регионов, где правила в части процедуры проверки качества подачи не нарушались, доказывают допустимость ослабления правил?! Ведь О.И. Янушкевич предлагает сравнивать результаты выступлений собак на испытаниях и состязаниях, где подавляющее большинство собак подает птицу не из-под отстрела, а из-под заброса, пусть не размороженной, но все-таки уже холодной птицы! Ведь, например, на Всероссийских состязаниях в Рязани для экономии времени собаки испытываются на подачу не сразу после того, как они сработают вторую птицу, как это предусмотрено правилами, а в группе, часто через несколько часов после своего выступления, а то и на следующий день!

Если бы О.И. Янушкевич для обоснования своей точки зрения хотел провести действительно корректное сравнение, то сравнивать надо было хотя бы средний балл за подачу московских спаниелей, подававших из-под заброса, и средний балл этих же собак, подававших из-под отстрела. При этом в выборке для сравнения должны участвовать не десяток лучших собак региона, приезжающих из года в год на крупные состязания, а как можно больше собак, появляющихся на испытаниях в московском регионе в течение нескольких испытательных сезонов.

Забавно, но подобное сравнение в миниатюре имело место в 2007 году и его результаты официально зафиксированы: четыре московских собаки, выступавших на состязаниях в Рязани в июне, где у основной массы собак подача проверяется из-под заброса, выступили в сентябре на состязаниях на кубок ЛООиР. Состязания в С.-Петербурге, как всегда, проходили с отстрелом птицы для подачи из-под каждой собаки. Средний балл, полученный за подачу московскими собаками в Рязани с суши, получился 4,5, а в Питере – 3,5!

Я привожу эти данные не для того, чтобы доказать необоснованность ослабления правил в новой редакции в части процедуры проверки подачи, а лишь для того, чтобы показать всю слабость аргументов в его защиту, основанных на результатах состязаний.

В московском регионе есть хорошие охотничьи спаниели. В частности, славятся своими высокими полевыми качествами русские охотничьи спаниели Подольской секции, которые и делают, причем всего тремя собаками, основную статистику высоких показателей выступлений на состязаниях для спаниелей московского региона. На эти показатели, видимо, и ссылается в своей статье О.И. Янушкевич, доказывая безвредность допуска в племя спаниелей, не проверенных на подачу из-под отстрела, опуская неоднократные командные проигрыши на Всероссийских и межрегиональных состязаниях в 2005, 2006 гг. в Н.Новгороде, Рязани и Череповце спаниелей команды МООиРа спаниелям Нижегородской секции. (В 2007 году команда нижегородцев во Всероссийских состязаниях спаниелей не участвовала.)

Нижегородцы активно вязали и вяжут своих сук с племенными кобелями других регионов, включая московский. Москвичи вяжут своих сук с племенными кобелями С.-Петербурга. Это, кстати, опровергает еще одно утверждение автора статьи в защиту ослабления, где он пишет, что в регионах порода ведется изолированно. И именно потому, что порода русских охотничьих спаниелей не ведется изолированно, я считаю, что ослабление правил, практика нарушений правил – дело далеко не только одного, пускай самого большого, региона с самой большой численностью поголовья русских охотничьих спаниелей, – это касается всех.

Несмотря ни на что, я все же рад, что наконец-то начато публичное обсуждение требований к полевому досугу спаниеля.

А.О. МАЦОКИН 22 апреля 2008 в 14:57






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑