Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Заранее прошу прощения у моих более грамотных и подкованных в отношении существующего законодательства коллег

«...Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!...»
В.С.Высоцкий

Начну с того, что родился, учился и работаю я в Тамбовской области, и мыслишки мои родились на основе увиденного и пережитого здесь же, в моем любимом и родном, как у того кулика, болоте.

Заранее прошу прощения у моих более грамотных и подкованных в отношении существующего законодательства коллег. Статью свою пишу по принципу чукчи: «Что вижу, то и пою». Обещаю, однако, ничего противозаконного не предлагать.

Статей на тему проблем в охотничьем хозяйстве написано множество. Моя статья – лишь очередная «капля в море», но, как говорится, «капля камень точит».

Говоря об охотничьем хозяйстве, я подразумеваю все, что направлено на сохранение, увеличение численности и дальнейшее устойчивое существование охотничьих животных. Я намеренно «валю в кучу» хозяйственные и контрольные функции, хотя закон и запрещает их совмещение. Тем или иным способом на практике оно (совмещение) осуществляется практически повсеместно.

Главной целью этой деятельности является достижение оптимальной численности охотничьих животных для удовлетворения потребностей армии зараженных охотничьей страстью людей. И давайте не будем лукавить, говоря  о сохранении отдельных видов и биоразнообразия в целом как об основной задаче! Сейчас подавляющему большинству охотников (а неохотников тем более) на это наплевать. Они хорошие, добрые, умные ребята и «поэты в душе», но страстное желание добыть трофей – их неотъемлемая забота. Для достижения этой главной цели необходимы средства и исполнители – работники охотничьего хозяйства.

Работники «охотничьего хозяйства» это – начальники, главные и ведущие специалисты органов исполнительной власти РФ и субъектов РФ, уполномоченных осуществлять функции по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира, работники подведомственных государственных учреждений (директора, охотоведы, егеря).
Это работники региональных общественных организаций. Несмотря на изменившийся государственный строй, данные общественные организации как были, так и остаются не «объединениями граждан с общими интересами с целью удовлетворения потребностей в охоте», а, по сути, организациями, осуществляющими государственные функции по охране и воспроизводству охотничьих животных на определенной площади охотугодий страны. Нюанс в том, что в 60–80-е годы XX века их финансово поддерживало государство, а теперь лишь члены этих общественных объединений, платящие взносы, компенсацию за отработку и покупающие путевки на охоту.

Сразу оговорюсь – ничего против обществ охотников не имею, наоборот, я «ЗА». Во всяком случае в угодьях общего пользования (бесхозных) не лучше, а в угодьях обществ, где работают грамотные и рачительные люди – охотничьи животные чувствуют себя куда более комфортно и устойчиво.

Работники «частных» охотничьих участков – не в счет. Они выполняют задачи узкой направленности – обеспечить как можно большее количество зверя для удовлетворения запросов Хозяина. Надо отдать должное, плотность зверя в таких хозяйствах, как правило, превышает оптимальную, и за счет естественного расселения животными пополняются «заграничные» территории.

На какие же средства осуществляют вышеперечисленные организации там же перечисленные мероприятия?
Средства общественных организаций, расходуемые на воспроизводство и «устойчивость» животного мира на закрепленных угодьях, складываются из членских взносов, компенсации за отработку и стоимости путевок. Средств этих с грехом пополам хватает на скудное содержание штата, проведение охранных мероприятий, покупку и выкладку подкормки для копытных и проведение учетов.

Органы исполнительной власти и их подведомственные учреждения осуществляют свою деятельность за счет субвенций, выделенных Правительством Российской Федерации, и средств из бюджетов субъектов РФ. На этом пункте очень хочется остановиться поподробнее, но удержусь, скажу лишь, что выделяемых средств,хватает на осуществление около 10% возложенных на данные организации функций и задач. У государственных учреждений есть возможность зарабатывать средства для осуществления своих уставных задач с помощью предпринимательской деятельности. В соответствии с Уставом основным источником дохода может стать оказание услуг, связанных с организацией охоты. Но для этого необходимо наличие закрепленных угодий, достаточное количество квалифицированных штатных работников, материальной базы – в первую очередь транспорт и ГСМ, инфраструктура (дома охотников, остановочные пункты, дороги) и, самое главное, достаточная плотность охотничьих животных. Но, во-первых, плотность большинства охотничьих животных на данный период ниже оптимальной – в разы, во-вторых никто не отменял предпринимательский «закон» «Деньги делают деньги»! Для восстановления численности нужны годы напряженной и затратной работы, а с деньгами ..... (см.выше). Так что предпринимательская подпитка на данном этапе – утопия.

Есть еще один, непопулярный, путь обеспечить средствами для выполнения своих функций специально уполномоченные органы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира. Я имею в виду выполнение требований Закона «О животном мире» о платности пользования животным миром и дальнейшее целевое использование полученных средств! Почему мы не протестуем и не обращаемся в суд за то, что платим, к примеру, за газ. В густонаселенных регионах охотничьи животные давно перестали быть самовосстанавливающимся природным ресурсом! Для восстановления и поддержания численности охотничьих животных на оптимальном уровне необходима круглогодичная работа в угодьях. В первую очередь это охрана объектов животного мира от разного рода нарушителей «Правил охоты», учеты и биотехния. В конечном итоге работа эта направлена на достижение оптимальной численности животных не для их дальнейшего устойчивого существования, а для использования с целью удовлетворения потребностей охотников. Можно отказаться от биотехнических мероприятий, большинство наших угодий имеют достаточно хорошие кормовые и защитные условия для обитания в них оптимального количества охотничьих животных. Но вот без охраны на данный период не обойтись никак. Культура охотника находится на уровне «ниже некуда». Поэтому плата за пользование объектами животного мира вполне справедлива и законна. Сами рядовые охотники, видя сложившееся положение, согласны вносить необременительную плату за право добычи охотничьих животных.

Благодаря борцам за «...отстаивание прав и законных интересов российских охотпользователей и охотников на безлицензионную и бесплатную охоту» вот уже три сезона подряд охота в угодьях общего пользования проходит без соблюдения пропускной способности и без учета изъятых нелицензионных, но в большинстве своем особо ценных в хозяйственном отношении охотничьих животных! Нонсенс – «борцы» добились того, что ОСОБО ЦЕННЫЕ в хозяйственном отношении виды добываются и используются БЕС-ПЛАТ-НО! А какой смысл тогда вообще проводить учет водоплавающей птицы и, к примеру, зайца-русака и серой куропатки? Не побоюсь прослыть незнающим современного положения дел и спрошу: «Исправилась ли в лучшую сторону ситуация с численностью видов после признания их особо ценными? Снизился ли пресс на них со стороны охотников? Или повысилась культура современных охотников?» Ответы однозначны: «Не исправилась! Не снизился! Не повысилась!» Кому было выгодно выведение массовых видов охотничьих животных из лицензионного перечня, утвержденного в 2000 году Правительством РФ? Кому было выгодно внесение их в список особо ценных в хозяйственном отношении видов? Уж точно не самим животным и не охотникам! В угоду интересам узкого круга, надо признать, активных и грамотных граждан и организаций, оставили без финансовой поддержки целую отрасль. Поставили охотничье хозяйство на колени, обрекли его неравнодушных работников всех уровней на роль попрошаек, выпрашивающих у власти милостыню на осуществление ГОСУДАРСТВЕННЫХ функций по охране и воспроизводству ГОСУДАРСТВЕННОГО фонда охотничьих животных!

В настоящее время, в соответствии с ФЗ  № 258, большая часть полномочий по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира переданы на уровень субъектов. Одно из полномочий – это «выдача лицензий (за исключением распорядительных) и разрешений на использование объектов животного мира... Не пора ли Федеральному центру, не дожидаясь принятия «неудачника и погорельца» «Закона об охоте», вновь установить ставки сборов за пользование всеми объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты? Не пора ли вернуться к выдаче лицензий и (или) разрешений на их добычу? Почему за нарушение правил пользования объектами животного мира предусматривается штраф, но так называемое законное пользование большинством охотничьих животных производится бесплатно? Где же тут логика!? Где требуемое законом рациональное использование!? Кроме дополнительного привлечения так необходимых средств, с помощью лицензий можно было бы наконец-то вернуться к учету добытой дичи, без чего, кстати, не обойтись при проведении общероссийского мониторинга состояния популяций животных, отнесенных к объектам охоты.

В данный момент картина вырисовывается печальная. Выделения бюджетных средств в необходимом объеме в ближайшее время ждать не приходится, установление порядка взимания платы за добычу объектов животного мира  – так же.

Выход видится один: руководителям разного уровня в сфере охраны, контроля, воспроизводства... объектов животного мира – продолжать бороться с государством за государственные интересы.

Охотоведам на местах продолжать исполнять свои должностные обязанности за счет средств, которые имеются, используя свой опыт, зачастую личный транспорт, авторитет среди местных охотников. Охотовед, он как тот мужик из сказки Салтыкова-Щедрина, который двух генералов прокормил.

Охотникам – в первую очередь начать с себя, пока каждый не прочувствует, что в большой мере именно от НЕГО зависит дальнейшая судьба многих видов охотничьих животных, обитающих в любимых угодьях (независимо от того, кто является охотпользователем). Пока мы (охотники) не проснемся, не займем активную позицию по отношению к людям с ружьями, уничтожающими все, что движется, не ограничиваясь проклятиями в их адрес.

В общем: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!»


А.А. Акулинин, директор Тамбовского областного государственного учреждения «Тамбовохота», охотовед 8 апреля 2008 в 12:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑