АЛЬТЕРНАТИВА, НО НЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

Это хорошо бы проверить расчетами, но вот в чем не силен, в том не силен...
Сергей Лосев «Заменит ли сталь свинец?»

Под словом «ЭТО» Сергей имеет в виду свое наблюдение, что стальная дробь на дистанции 20–25 метров становится безопасной для дичи, т.е., говоря техническим языком, у дробин не хватает энергии не только  для ее поражения, но и для нанесения самого легкого ранения. В этой связи наш дальнейший разговор пойдет о сравнении энергий, доносимых до цели свинцовой и стальной дробинами. Напомню, что энергия была и остается единственным  фактором, определяющим степень поражения. Причем вне зависимости от вида энергии: тепловой, электрической или, как в нашем случае, механической. Все прочие определения, встречающиеся в нашей терминологии, как то: проникающая способность, убойная сила, останавливающее или поражающее действие, могут рассматриваться в качестве частных результатов воздействия донесенной до объекта энергии.

Итак, энергия связана с массой тела и его скоростью хорошо известной зависимостью. Связь с массой линейна, т.е. с изменением массы, к примеру, в два раза во столько же изменится энергия. А изменение скорости при имеющейся квадратичной зависимости в те же два раза влечет за собой изменение энергии уже вчетверо. (Я не стал бы заострять внимания на столь азбучных истинах, если бы в беседах с охотниками частенько не убеждался в отсутствии понимания, казалось бы, таких простых вещей.) Следовательно, влиять на изменение энергии с помощью скорости эффективнее, чем за счет массы. А теперь порассуждаем в общем виде, не касаясь конкретных цифр.

Разрушение тарелочки обеспечивает  энергия, которую доносят до нее свинцовые дробины № 7 на расстояние, скажем, 35 метров. Это доказано практикой. Придать ту же энергию более легкой стальной дробине можно по крайней мере двумя способами. Увеличить ее массу за счет увеличения размера или же добавить скорости.

Коэффициент увеличения массы равен отношению плотностей применяемых материалов. Для нашего конкретного случая он равен 1,45 (плотность свинца – 11,3, стали – 7,8). По данным С. Митичкина, массой свинцовой «семерки» обладают дробины стальной «пятерки». Большее лобовое сопротивление стальной дробины за счет размера может компенсироваться сопротивлением среды за счет отклонений от сферической формы дроби свинцовой. Таким образом, нет оснований предполагать, что две дробины одинаковой массы, посланные одинаковыми или близкими зарядами, будут существенно отличаться по энергетике, а следовательно, разрушительному воздействию на цель.

Однако из текста Сергея Лосева не понятно, какой же дробью он стрелял в Кузьминках. В его статье имеется фраза о запрете стальной дроби на крупных стендовых соревнованиях: «Это естественно, ведь при разрешенной навеске дробового снаряда 24 г в нем будет почти  вдвое больше дробин, чем в патроне со свинцом». (Не будем акцентировать внимание на ошибке, как мы видели, в 1,45 раза.) Стало быть, он стрелял стальной «семеркой»???

Выходит так, иначе стальной «пятерки» в снаряде могло быть только меньше, чем свинцовой семерки. Одновременно становится понятно рассуждение Сергея о быстрой потере скорости «легких» дробин (на дистанции 20–25 метров). Давайте посмотрим, что подсказывают на этот счет элементарные расчеты.

Мы уже условились, что энергия свинцовой дробины достаточна для поражения цели. Приравняем к ней энергию стальной дробины того же размера, получив простое уравнение, и сократим его на постоянную двойку в знаменателе.
mсв..V2св. = mст.:V2ст.

св. и ст. – индексы свинца и стали.

Выразим массу свинца через массу стали с уже известным коэффициентом 1,45 и сократим обе части на mст.

Получим:

1,45 V2св. = V2ст.

Определим отсюда скорость стальной дробины, достаточную для поражения цели.

Vст. = ?1,45.V2св., т.е. Vст. = 1,2 Vсв.

Иными словами, для надежного поражения скорость стальной дробины, одинакового размера со свинцовой, в точке встречи с целью  должна быть на 20% выше скорости свинцовой дробины. Так говорит теория, а уж верить ей или нет – дело каждого индивида.

Как же практически использовать полученные данные? Имеются экспериментальные  зависимости падения скорости дроби (свинцовой, стальной) от расстояния до дульного среза. Есть литературные данные, что дичь не может быть надежно поражена при скорости свинцовой дроби менее 200 м/с. Учитывая вышеизложенное, подобное ограничение для скорости стальной дроби выразится значением 240 м/с. Наложив это значение на кривую падения скорости на разных расстояниях, легко получить «убойную дистанцию» для стальной дроби.

А как же быть с данными Сергея Лосева? Он говорит о 20–25 метрах, что явно расходится с теорией. Вне всякого сомнения, они доверительны. Его стрелковые результаты – показатели действующего мастера спорта –   стабильно демонстрируют среднестатистическую результативность. Любые выпады из нее – свидетельства изменения привычных условий стрельбы, что в данном случае есть смена дроби в патроне. К тому же его «набитый» глаз автоматически считывает и фиксирует дистанцию до мишени. О недоверии, повторюсь, речи нет. Добавлю, что о «нехватке» энергии у стальной дробины мне говорил еще один мастер спорта – Валентин Глебов. Что же тогда? Ведь г-н Митичкин говорил о высокой начальной скорости дроби его патронов – более 400 м/с! Трудно поверить, чтобы она через 25 метров упала  ниже 240 м/с.

Есть у меня одно предположение, именно предположение, господа оппоненты, а не утверждение. А не кроется ли такое поведение стальной дроби в ее упругости? Рикошетирует она, встречаясь под острым углом с тарелочкой. Но разложить физику этой встречи по полочкам мне не под силу. Единственно, просьба к стрелкам, часто посещающим стенд: постреляйте сталью в неподвижные тарелочки на 25, 30, 35 метрах. Будут ли они оставаться целыми? Тогда разговор станет более предметным. Хорошо бы приобщить к разговору Б. Лапутько из г. Дзержинска и питерца И. Арбузова, имеющих серьезную научную подготовку в стрелковых вопросах.

Пользуясь случаем, хочу заметить, что г-н Митичкин за более чем десятилетнее наше знакомство ни разу не показал себя «...яростным энтузиастом движения за замену...» свинцовой дроби на стальную. Наоборот, он всегда подчеркивает альтернативность своего детища, отмечая наметившуюся тенденцию неуклонного роста цен на свинец и стабильность цен на сталь. Так что, «образ врага» традиционных охотников ему как-то не подходит.

Судить о безвредности свинца по водоему с илистым дном несколько несерьезно. К примеру, на нашем северо-западе масса озер с песчаным дном. В странах, где свинцовая дробь подвергалась запрету, речь шла о местах массовых охот на водоплавающую дичь. Полагаю, что в дельте Волги или на Московском море количество свинца исчисляется сотнями, а то и  тысячами тонн. Да и в Кузьминках можно открыть небольшой плавильный заводик.

Несколько лет назад на озере в Вологодской области я добыл хохлатую чернеть. Стая снялась при моем приближении метров за двести. А эта дурочка выплыла из-под берега от собаки и находилась в двадцати шагах. В ее желудке я не нашел практически ничего, кроме более десятка дробин разных номеров, проглоченных ею, судя по всему, в качестве гастролитов.  Фото желудка с дробинами и краткий отчет были опубликованы в «РОГ». Однозначно судить не берусь, но, может, «свинцом в груди» объясняется ее столь странное поведение.

Очень приятно, что некоторые авторы отказываются верить голословным утверждениям о вреде свинца и хотят услышать свидетельства авторитетных специалистов по этому вопросу (С. Лосев, И. Суслов). Тем более, что в нашей стране периодически объявлялись вредными очень многие дефицитные продукты – и мясо, и масло, и даже помидоры. Выражаю уверенность, что суждения ученых вскоре появятся в нашей газете.

И, наконец, последнее. Предположение Сергея о принудительном переводе наших охотников на стальную дробь и возможных последствиях такого акта несколько преждевременно. Хочется надеяться, что нашим законодателям  хватит умишка не принимать законы, на исполнение которых нет ни сил, ни средств. По рассказам очевидцев, в Канаде и Штатах охотнику, чтобы приклеить ярлычок от лицензии на рога добытого лося или оленя, дается десять минут с момента выстрела. Этих минут хватает и контролерам, чтобы приспеть к месту стрела на вертолете.

Опоздавшим светит прощание с  трофеем, с оружием, с транспортом, а заодно и с охотой на долгие годы. Попытка закончить дело компромиссом в виде совместной дегустации бутылочки доброго виски грозит сроком за подкуп должностного лица. У нас же дела обстоят несколько иначе. Звоню другу в деревню узнать о новостях перед весенней охотой. Из двух егерей районного охотоведа В.В. Воронцова, не к ночи упомянутого, сократили обоих. А у этого ярого борца с браконьерством не одна сотня тысяч гектаров угодий. Дай ему, Господь, прищучить меня с расчехленным ружьем у собственного дома, а то и отчитаться за бескомпромиссную битву с нарушителями охотничьего законодательства перед начальством будет нечем.

Так что, Сережа, таскать лишние патроны со сталью еще рановато – казать их некому. 

Вадим ЖИБАРОВСКИЙ 25 марта 2008 в 14:41






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑