Особенности национальной нагонки

Получив очередной номер журнала «Охота и рыбалка, XXI век», была приятно удивлена, увидев ответ одного из авторов журнала на свой материал

Значит, не зря «марала бумагу и изводила чернила», если из всех отзывов, пришедших господину Олегу Трушину на его статью «Гончая: вопросы воспитания и нагонка», мой особенно задел за живое. Жаль, что, увлекшись, мой оппонент в своей статье практически забыл о сути разговора, потратив большую часть своих сил и площади журнала разбору моей персоны. Не думаю, что это было интересно десяткам тысяч читателей популярного издания.

Единственно, позволю себе заметить, что сравнение женщины с «бравым загулявшим гусаром» само по себе, конечно, довольно оскорбительно. И этот лингвистический изыск чести автору, прежде всего как инициатору дискуссии, тоже не делает: когда нет весомых аргументов, в споре используют классический «сам дурак». Получается, аргументов нет?

Не вызывая мужчину на дуэль, уточняю: мои предки относятся к старинному русскому роду, а прадед был последним лесничим в царской России. А обращение ко мне как к ОХОТНИЦЕ просто безграмотно, я не «охотница за...», я – охотник, самостоятельно нагонявший уже 21 гончую. Среди моих собак есть и полевые чемпионы, и победители полевых состязаний, и чемпионы Всероссийских выставок. И еще одно хочу заметить: я горжусь, что могу САМОСТОЯТЕЛЬНО не только содержать, наганивать, но и по 2–3 месяца охотиться с десятком СВОИХ гончих. Силы на этот нелегкий труд дает беззаветная искренняя любовь к этой исконно русской породе.

Но давайте оставим в стороне эмоции, в личных отношениях, если есть желание, разберемся лично, тем более Вы знаете адрес моего сайта. Вернемся к сути разговора: об особенностях национальной нагонки гончих.

Начнем с самого простого. В научном мире принято подкреплять выводы доказательствами. Какими аргументами сопровождает автор утверждение, что сухой корм вреден для гончей? Чьим конкретным опытом он руководствуется, делая такое заявление? Какая порода гончих была у него лично? Какой корм и в каком количестве давался собаке и какова контрольная группа? В конце концов, какими методами обрабатывался полученный материал? На все эти вопросы – лишь один ответ. Цитирую: «Я могу Вам привести сотни примеров, когда сухой корм шел гончей во вред» (?!) И ни одного примера, лишь фраза.

В контексте приведу высказывание эксперта Всесоюзной категории, кандидата биологических наук А.Н. Кузяева: «В последние годы все активнее и активнее в отечественном собаководстве используются готовые корма. Рецептура этих кормов основана на научных разработках и учитывает возрастные особенности собак, их физиологическое состояние.

ВНЕ СОМНЕНИЯ, это – очень ценные корма, правда, не из дешевых. В зависимости от толщины кошелька владелец гончей решит, что лучше – ориентироваться на продукты, которые имеются под рукой, или отдать предпочтение готовым кормам, сбалансированным по всем показателям». Да и весь мир уже более 20 лет кормит своих питомцев сухими кормами.

Во-вторых, в статье г-на Трушина прозвучал призыв брать щенков в деревнях: если есть знакомые «знатные охотники, то РАЗЖИТЬСЯ щенком у них», если нет, то – вперед, по деревенским дворам искать хороших «гоночных» собак.

Следуя такой логике, лучший вариант выигрыша – рулетка (а вдруг действительно повезет и удастся-таки получить собачку, очень похожую на гончую, например, помесь лайки и гончей)... Вот только зачем тогда нам Российская федерация охотничьего собаководства и Кинологическая служба РОРС, десятки обществ охотников, союзов и других кинологических объединений, кинологи, секции кровного собаководства, ответственные за племенную работу, кураторы по породам? Все это создано и для того, чтобы беречь славные традиции русской охоты с гончими и получать собак мастеровитых, вязких, с хорошим чутьем и сильными музыкальными голосами.

Одним из наиболее значимых кинологических мероприятий всегда были выставки (проводившиеся, кстати, даже в годы Великой Отечественной войны), цель которых – определение качественного поголовья охотничьих собак, а также показ достижений охотничьих обществ в охотничьем собаководстве. Однако объективный учет качества потомства часто затруднен именно потому, что щенки нередко попадают к владельцам, игнорирующим выводки, выставки и полевые испытания.

Одним из ярких воспоминаний моего детства были выставки охотничьих собак, проводившиеся в Ленинграде на стадионе им. Кирова в 60-е годы. Они собирали поистине громадное количество людей: красиво одетых, с орденами и медалями (живы еще были многие участники Великой Отечественной). Под сопровождение духового оркестра все поздравляли друг друга с праздником. Собаки, намытые и расчесанные, привозились из разных уголков СССР. Это было событие, которого ждали и к которому готовились целый год. За неделю до выставки по вечерам на кухне у А.А. Ливеровского собирались единомышленники, обсуждали, кто каких собак будет выставлять, как распределить собак по машинам (в то время собственные авто были редкостью), каких собак нужно привезти из деревни. Братья Ливеровские, В.В. Померанцев и мой отец М.В. Калинин содержали гончих в складчину. Смычки русских пегих гончих отдавали в нагонку в деревню – к знакомым егерям, а на период охоты забирали в город (каждые выходные охотились в разных местах). Точно так же поступал и известный заводчик русских гончих В.Н. Павлов, отдавая весной 5–10-месячных щенков в д.Ёглино – другу-егерю, большому любителю гончих, а осенью забирая уже готовых к охоте перспективных молодых гончих. Связь между городскими и сельскими гончатниками была неразрывной и постоянной.

И сегодня знаю немало гончатников, проживающих в деревнях, которые держат чистокровных гончих и знают их родословную до 16 колена, сохраняют в чистоте линии своих питомцев, участвуют с ними в различных испытаниях, состязаниях и выставках. И за это им низкий поклон. Не надо «уверять меня и мне подобных», что есть хорошие гончие, никогда не выставлявшиеся и не участвовавшие в полевых испытаниях (но в которых нет кровей «шариков и бобиков») и что работают они не хуже тех, с которыми «пестуются» на выставках. Игнорирование владельцами кровных охотничьих собак полевых испытаний и состязаний в ряде случаев на нет сводит все усилия армии заводчиков. Скажите, кто вообще, кроме эксперта, может объективно оценить экстерьер и рабочие качества собак? К слову, появившиеся без родословной щенки – всегда будут дворняжками, являясь слепой ветвью в эволюции, они не оставят следа в породе. Элементарно, не правда ли?

Но в большинстве своем откуда хорошие гонцы берутся в деревне сегодня? Если они по-настоящему хороши, то происходят непременно от известных собак с родословной, от тех, которые были когда-то вывезены из кинологических центров щенками, или от тех, которые были потеряны или украдены и вывезены в деревню. Или от собак, которых по каким-либо причинам просто отдали родственникам-знакомым: то ли голос не устраивал владельца, то ли верность отдачи, то ли вязкость, то ли «член семьи» семье надоел (увы, и такое случается).

В старину правила выведения пород, основанные на научных методах, известны не были. Не зная законов Менделя и Моргана и не мудрствуя лукаво, заводчики уничтожали негодный помет. Из глубины веков дошло до гончатников наших дней правило жестокой выбраковки бездарных гончих и термин «на осину» (куда их и отправляли). Не все могут это сделать, жалко собаку, ведь работает, и зайца с ней добывать можно, и лису. Вот и отправляют в деревню.

Невольно сравниваю гончую со скрипкой, как с инструментом охоты: в руках профессионала скрипка берет за душу, в руках новичка издает лишь набор звуков.

В-третьих, это нагонка гончих. Считаю, что мнение корифеев охоты с гончими я привела в своей предыдущей статье, если уж это не убедило, то и говорить нечего, так как никто не бывает так глух, как тот, кто не хочет слышать. Но на одном важном моменте все-таки следует остановиться подробнее. Призывая брать собак в деревне, Вы заранее обрекаете владельцев таких гончих на более короткие сроки охоты и ставите их «вне закона» во время весенней нагонки, так как собака, не зарегистрированная в обществе охотников, не имеет права находиться на нагонном участке. Ну а по-поводу весеннего отстрела зайчишек на нагонном участке, вообще все просто: ОХОТА НА ЗАЙЦА ВЕСНОЙ ЗАПРЕЩЕНА – это закон, так почему же Вы призываете нас его нарушать?

Здесь хочу лишь заметить, что человек, работающий в центральной охотничьей прессе с темой нагонки гончих, просто обязан владеть традиционной охотничьей терминологией. Как пишет Б.И. Марков, «Охотничий язык дошел до нас из глубокой древности. Этот народный, выразительный, своеобразный язык должен знать любой охотник, чтобы в дружной семье собаководов понимать сказанное и быть понятым». И добавлю, чтобы не допускать безграмотных выражений, подобных этим: гончих не ставят, их наганивают, зайцев не «мочат», а добывают. Н.П. Кишенский пишет «ч.Чайка 1093. поставленная в возрасте 2-х лет с Пиратом 1036, дала отличное потомство, поэтому никому из гончатников не придет в голову ставить гончую с зайцем!

А для того, чтобы давать рекомендации и готовить статьи, являющиеся для несведущих начинающих охотников пособием и своеобразным планом к действию, нужно иметь огромный опыт и глубочайшее знание обсуждаемого вопроса. Эту истину не надо искать, она на поверхности.

В заключение приведу цитату одного из ведущих гончатников России М. Сергеева: «Мы не Иваны, не помнящие родства, и не открещиваемся от того положительного, что создано трудом и знаниями многих предыдущих поколений. И надо отдать дань уважения тем людям, которые оставили нам в наследство эту замечательную и во многом непревзойденную породу собак...» И это – тоже истина!

Ольга Богодяж, кандидат биологических наук, эксперт 1 категории по гончим и лайкам 26 февраля 2008 в 16:25






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑