Обыкновенные «тулки»

Хотелось бы рассказать о некоторых эпизодах из своих охот. И не столько об эпизодах, сколько о ружьях, в них участвовавших.

Сразу оговорюсь: не собираюсь с кем-либо из уважаемых авторов спорить, тем более, что почти в каждой статье, напечатанной в «РОГ» по поводу преимуществ или недостатков того или иного ружья, всегда открываешь для себя что-то новое, необычное, находишь какую-то изюминку, а то и перчинку, но неизменно идущую в целом на пользу тебе, обогащающую тебя, добавляющую опыта и знаний, заставляющую анализировать прочитанное.

Хотелось бы рассказать о некоторых эпизодах из своих охот, а охотой я увлечен вот уже сорок лет и думаю этот крест донести до конца. И не столько об эпизодах, сколько о ружьях, в них участвовавших.

ПРОСТО И НАДЕЖНО

За весь этот период (мой охотничий стаж) и до сего дня было у меня всего два ружья. Оба тозовки. Первым ружьем была обыкновенная курковая «два сучка», так иронично называемая в нашей среде двустволка, купленная с рук, практически новая, в отличном состоянии. Естественно – горизонталка, ну и обычной – чок и получок – сверловки, 16-го калибра. Период моей охоты с этой так называемой «переломочкой» пришелся на потепление в жизни охотничьей. Охотиться доводилось даже на копытных (лось, кабан) по спортивной лицензии. О стрельбе пулей Майера весом в 28 граммов с навеской «Сокола» 1,75 грамма, идеально ложащейся по месту, я уже писал, разумеется, с расстояния в 30–35 метров. Считаю это расстояние наиболее приемлемым и разумным, тем более что стрелять приходилось в лесу, а не на открытом месте. Думаю, что здесь все ясно и комментировать это не стоит.

При охоте по перу, приверженцем которой я был тогда и остаюсь теперь, особенно стрельбой влет, пользуясь этой «переломочкой», я никогда не использовал дробь крупнее 6-го номера, чем довольно часто вызывал и вызываю недоумение своих собратьев, стрелявших утку даже в августе с начала сезона «тройкой», а то и первым номером.

Извините, я этого не понимал и не понимаю. Ну зачем такая дробь, тем более, в начале сезона, когда еще приходится встречаться с хлопунцами, не ставшими на крыло. На осенних охотах в октябре по перелетной утке достаточно дроби 4-го номера, крупнее не использую. Теперь, когда охочусь с легавой в основном по перепелу, коростелю или бекасу, пользуюсь «девяткой». На весенних охотах на вальдшнепа – седьмым номером. Неплохие результаты получаются при использовании на этой охоте фабричного патрона «спортинг 7,5». Правда, на плече у меня вот уже пятнадцать лет висит ТОЗ-34ЕР, тот же чок и получок 12-го калибра.

И ни с одной, ни с другой «переломочкой» никаких серьезных проблем у меня не было. Разве что приходилось убирать со временем появившийся «шат», что особого труда не составляло. Не было необходимости что-то дорабатывать, подтачивать или доводить. Единственной заботой является своевременный уход, я имею в виду вощение ложи и цевья время от времени, подновление насечки на них и даже воронение стволов в домашних условиях, теперь и с этим нет проблем – все есть в продаже.

Простая и надежная конструкция, без заморочек и наворотов, доступная практически каждому охотнику для ремонта в домашних условиях в случае необходимости. Просто надо относиться к оружию с должным уважением, даже к такому, как обыкновенные тулки. Достаточно калибровать гильзы, пользуясь при этом кольцом-обжимкой, и никаких проблем не будет, не подведет оно, не заклинит ни зимой, ни тем более летом. Незаслуженно забытые старые добрые тулки, которыми до сих пор пользуются тысячи охотников, еще постоят за себя. Рановато их в отстой. А что касается непосредственно стрельбы из них дробью, так из курковой тулки 16-го калибра мне доводилось сбивать «шестеркой» весеннего глухаря с расстояния в 25 метров. В него попали всего три дробинки, две в нижнюю часть туловища. Третьей была перебита кость крыла. Этого оказалось достаточно.

В РУКАХ МАСТЕРА

Что касается полуавтоматов МЦ 21-12 или МР-153, могу сказать лишь следующее. Охотиться с ними не приходилось, стрелять из них довелось. Безусловно, бой у них хорош. А вот пожалеть, отбрасывая степень надежности и отлаженности, о том, что в руках у меня двухстволка, а не пятизарядка, пришлось только пару раз, когда, отдуплетив по поднявшимся уткам и оставшись с пустыми стволами, я только провожал глазами вновь и вновь поднимающихся птиц. Понятно, каждый кулик хвалит свое болото. Не собираюсь высказываться категорично, скорее, выражу свою точку зрения: кому-то хочется охотиться на медведя, кому-то сбитый на болоте бекас приносит радость.

Но что касается Беретт и Германик Голдов, являющихся воплощением, безусловно, лучших традиций оружейного искусства, магнумов и величины подствольного магазина, различных насадок, прицелов премиум-класса с лазерным дальномером и компенсатором понижения траектории пули или же, того пуще, коллиматорного прицела, являющегося наиболее признанной системой наведения и не оставляющего шансов ни зверю, ни птице, осмелюсь сказать следующее. Ни одно ружье само не стреляет, какими бы мастерами, какой бы престижной фирмой оно не было изготовлено и не являло бы собой вершину инженерной мысли. Тот охотник, у которого есть искра или дар божий, будет стрелять из любого ружья, стремление же экспериментировать, пробовать, искать что-то новое для достижения отличного боя, будь то пуля или дробь, достойно уважения.

«ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС...»

Меня, да думается и не только меня одного, в этой связи больше беспокоит не то, из какого ружья я стреляю, а то, что ждет нас, охотников, завтра, то есть в ближайшем будущем, будет ли где поохотиться на следующий год. Угодий нет, остались только площади, в массе своей представляющие пустеющие, зарастающие березняком поля. В лесу же, куда не повернись, слышен только визг пил да шум и грохот падающих деревьев. Молчит, молчит сурово брянский лес, молчит потому, что шуметь уже просто нечему. Выбито почти все, остались только узкие полосы леса вдоль дорог, а за ними – делянки, как пустые глазницы, да изуродованная лесовозами земля. Оптимизма это, естественно, не прибавляет, и очень уж не хотелось бы заканчивать на такой ноте, но воистину нет худа без добра, потому что на таких вот зарастающих молоденьким березняком полях, как правило, граничащих с лесом, появляются новые, достаточно удобные в первое время места для весенней охоты на вальдшнепа. Эта птица любит пролетать над мелколесьем.

Из чего стрелять – не вопрос, было бы по чему.

Владимир Козявин, Брянская обл. 5 февраля 2008 в 14:44






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑