С РУЖЬЕМ ПО ЛЕВОБЕРЕЖЬЮ ДНЕПРА

До чего же удивительные люди охотники! Чтобы побродить по колено в воде по каким-то озерам или болотам с надеждой поднять утку, они готовы пройти десяток километров, ночевать в стогу, отказаться от элементарных удобств городской жизни. Измученные возвращаются они после нескольких дней скитаний, но уже после короткого отдыха их опять тянет к новым походам.

Первые мои выходы на охоту связаны были именно с такими неимоверными физическими нагрузками, огромными лишениями. Только для того чтобы попасть к месту охоты, требовалось пройти около пяти километров до Днепра, договориться о переправе на другой берег и пройти около четырех километров, чтобы добраться до ближайших озер или стариц.

Но если бы трудности были еще большими, я не смог бы отказаться от возможности побывать среди дикой природы, подавить в себе охотничью страсть. Изумительные утренние и вечерние зори. Трепетное ожидание появления дичи. Почти нетронутая природа.

Вспоминаю один из первых выходов на охоту. Рассвет еще не наступил. Но уже чувствуется его приближение.

Постепенно край неба приобретает розоватую окраску. Вот-вот должно появиться очертание красно-оранжевого солнечного диска. Мы уже покинули вырытые в стогу сена теплые постели. Легкая предутренняя прохлада дает о себе знать. Но скоро взойдет солнце и станет тепло. Быстро перекусив бутербродами с салом и яблоками, тронулись по направлению к озерам, расположенным вдоль Днепра. Охота заключалась в том, чтобы вброд обойти их и из травяных зарослей поднять на крыло затаившуюся дичь.

Доступность озер, расположенных вдоль Днепра, начиная от пригорода Киева и на 15–20 километров вниз по течению, при обилии охотников приводила к тому, что в первые дни после открытия охоты оставшееся в живых утиное поголовье покидало насиженные места и улетало на более спокойные водоемы. Но в отдельных озерках иногда можно было встретить пару уток, забравшихся в наиболее густые заросли. Они обычно сидели там затаившись, и надо было буквально наступить на них, чтобы они взлетели.

Однако мы прошли уже пять озер и ни одной утки не подняли. Взошедшее солнце уже начало основательно припекать. Я прошел уже больше половины очередного озера, когда с песчаной лужицы около берега вдруг поднимается дупель. Поспешно стреляю. Промах. Стреляю из левого ствола – падает. И в это время из сравнительно невысоких прибрежных кустов поднимается пара кряковых уток. Я пытался перезарядить ружье, но когда это уже почти удалось – стрелять было далеко. Сколько подобных случаев было во время моих последующих охот! Подобрав сбитого дупеля, двинулся дальше. В это время со стороны приятеля раздались выстрел и его радостный возглас: «Есть! Сбил широконоску». Первые трофеи прибавили вдохновения. Пройдя еще несколько озер, остановились перекусить.

Расположились в тени куста. Произвели ревизию оставшихся продуктов. Оказалось, что поужинать мы еще сможем, а для завтрака останется только по одному огурцу и несколько корок хлеба. После небольшого отдыха двинулись дальше.

Подходя к очередному озеру, обнаружили на его середине плавающего чирка. Решили подойти к нему с двух сторон.

Но не успели мы приблизиться на расстояние выстрела, как он поднялся и стремительно улетел к Днепру. Мы направились к следующему озеру.

Но и оно не обрадовало. Несмотря на прекрасные укрытия и кормовые места утки в нем не было. Только стреляные гильзы на берегу и на воде свидетельствовали, что до нас здесь основательно потрудились другие охотники. Прошли еще несколько озер. И вот, когда уже пора было подумать об отдыхе и ночлеге, при подходе к небольшому, заросшему кустарником водоему в десяти шагах от меня с шумом стремительно вылетают две кряковых утки. Мои выстрелы оказались удачными. Еще одну широконоску добыл приятель. С двумя кряквами и дупелем у меня и двумя широконосками у приятеля окончилась эта охота. Но день уже подходил к концу. Солнце основательно приблизилось к горизонту. Надо было думать о ночлеге. Надеваем сухую одежду и, по-быстрому пожевав корки хлеба с огурцом, забираемся в копну. Не более чем через несколько минут раздается храп приятеля. Засыпаю и я.

Пробудились мы, когда солнце уже во всем своем величии поднялось над горизонтом. Спали мы так крепко, как никогда не спалось дома. За ночь наши молодые организмы основательно восстановили силы. Но надо было думать о возвращении. Нам предстояло пройти около десяти километров до места переправы, перебраться на правый берег Днепра и пройти еще около пяти-шести километров до дома.

Пожевав оставшиеся корки хлеба и закусив одним огурцом на двоих, двинулись в обратный путь. Шли мы вдоль берега Днепра. Идти по влажному песку было удобнее, чем по траве. К тому же в небольших заливчиках и прибрежных лужицах можно было встретить бекасов.

Не прошли мы и половины пути, как мне удалось взять одного долгоносика. Двух бекасов добыл приятель. Однако голод давал о себе знать. До ближайшего села не менее трех километров, но идти надо в сторону от нашего маршрута. Но мой приятель меня остановил: «Идти лишние три километра не стоит, – заявил он». Пришлось согласиться. Мы продолжили путь по берегу Днепра.

Могучая украинская река жила полной жизнью. Вверх и вниз сновали баржи, груженные стройматериалами и разными другими грузами. Прошел пассажирский пароход. Проплыло несколько лодок, по-видимому, с рыбаками. Местами над водой суетились чайки в поисках пищи, пролетели два чирка и кряковая утка.

Мы ускорили шаг. Но много пройти не пришлось. Около небольшого залива встретили восемь моторных лодок и около них трех человек.

Это оказались рыбаки из бригады ближайшего колхоза.

– Как кстати вы подошли. Помогите вытянуть невод, – обратился старший из них.

– А мы угостим вас ухой, – добавил  другой.

Сразу же принялись за работу, хотя невод был небольшой, тем не менее все пять человек должны были приложить значительные усилия, чтобы его вытащить. Улов оказался удачным: среди разной рыбы особенно выдались четыре крупные щуки, два сома по пуду и пять судаков от четырех до десяти килограммов каждый.

Пока грузили рыбу и убирали невод, один из рыбаков почистил несколько рыбин и развел костер. Прошло меньше часа, как уха была готова, и мы устроились около котла. Обед был замечательный. Выяснилось, что рыбаки направляются к тому же причалу, куда должны были добраться и мы. Бригадир был настолько благодарен за помощь, что предложил доставить нас. Через час мы уже были на месте. При прощании нам подарили по приличной щуке и не менее крупному судаку. В прекрасном настроении, преодолев пять километров пути, мы прибыли домой.

Так закончилась эта одна из первых моих самостоятельных охот. Впечатления о ней сохранились на многие годы. Ее привлекательность состояла в том, что несмотря на серьезные трудности мы смогли познакомиться с природой левобережья Днепра на значительном его участке, в течение двух дней любовались замечательными зорями, освоили технику охоты вброд на уток и опять-таки при значительных физических усилиях окончили охоту с приличной добычей.

Константин ХЛУДЕЕВ, почетный член Росохотрыболовсоюза 5 февраля 2008 в 15:31






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑