Вернется ли барс на Кавказ?

«То был пустыни вечный гость – могучий барс...»

Знакомые со школьной скамьи строки М.Ю. Лермонтова... С каким зверем вступил в единоборство лермонтовский Мцыри? На Кавказе русские поселенцы называли барсом переднеазиатского леопарда. Зоологи–систематики до сих пор не пришли к единому мнению по поводу подвидовой структуры вида Pantera pardus – леопард.

Известный исследователь фауны Кавказа конца XIX – начала XX веков Константин Алексеевич Сатунин в своем труде «Млекопитающие Кавказского края», изданном в Тифлисе в 1915 году, писал: «Для меня несомненно, что прежде всего африканские представители «Felis pardus L.» относятся к другому виду, или видам, чем азиатские. Далее, в одной Индии, по-моему, по меньшей мере две формы и, вероятно, различные виды, а не подвиды. Пантер всей Средней Азии от Кавказа и Малой Азии до Охотского моря я отношу пока к виду Leopardus pardus L. И различаю среди них 4 подвида...»

Среди этих подвидов – описанный К.А. Сатуниным кавказский барс Leopardus pardus ciscaucasicus Satun. Или, по современной систематике, Pantera pardus ciscaucasica Satunin, 1914. По крайней мере, под таким названием этот зверь внесен в Красные книги субъектов Российской Федерации Кавказа.

Руководитель международной программы по сохранению персидского леопарда в зоопарках, немецкий зоолог, работающий в зоопарке Альветтерзоо в Мюнстере, считает, что кавказские барсы относятся к подвиду «персидский леопард» Pantera pardus saxicolor.

Между тем, К.А. Сатунин считал, что «барс северо-западного угла Кавказского хребта (Кубанская область) отличается почти полным отсутствием столь характерного для других форм красновато-желтого или красно-рыжего оттенка...» Приводя подробное описание области распространения этого подвида, К.А. Сатунин указывал: «Я повторяю эти указания... потому, что, вероятно, очень скоро эта форма исчезнет с лица земли, и эти строки да не многие экземпляры в музеях останутся единственными памятниками этого животного».

Пророчество зоолога почти стало действительностью. Хорошо изготовленная биогруппа кавказских барсов с территории Великокняжеской Кубанской охоты украшает зал Зоологического музея Академии наук в Санкт-Петербурге. Именно здесь можно сравнить барсов Кавказа с пантерами жарких стран.

Казалось бы, зачем вникать в детали зоологической систематики? Однако в последние годы все настойчивее говорится о реализации проекта по восстановлению леопарда на Кавказе. Этот проект выразил готовность финансировать Всемирный фонд дикой природы (WWF). А уж если дело доходит до практических действий, необходимо знать, какого именно барса следует восстанавливать в горах Кавказского биосферного заповедника и Сочинского национального парка.

В региональных Красных книгах барс упоминается как исчезнувший зверь. Тем не менее, в последние десятилетия все чаще поступают сведения о его встречах в глухих горных ущельях. В начале 80-х годов ХХ века в Гумбетовском районе Дагестана был пойман в капкан, установленный на волка, взрослый самец леопарда. Чучело, изготовленное из шкуры этого зверя, выставлено в краеведческом музее города Махачкалы. В период с 1982 по 1985 гг. в Кабардино-Балкарском заповеднике неоднократно визуально наблюдали леопарда и встречали его следы на снегу. Наконец, в 2003 году в Кабардино-Балкарии были отловлены два котенка леопарда и по каналам нелегального зообизнеса попали в Новосибирский зоопарк. В информационном сборнике Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов за 2005 год указывается, что в этом зоопарке содержатся два самца кавказского леопарда.

Таким образом, обитание барса на Кавказе в наши дни приобрело вполне зримые подтверждения.

Проект по восстановлению популяции и наращивании численности барса на Кавказе пока не имеет аналогов в России. До этого не проводилось мероприятий по репатриации крупных хищных зверей, способных представлять опасность для жизни человека. А барс является именно таким зверем.

По свидетельству уже упоминавшегося К.А. Сатунина «Случаи нападения барса на людей не редки; весьма часты случаи нападения барса на людей безо всякого с их стороны повода. Очевидно, что в этих случаях барс охотился на людей совершенно так же, как и на всякую другую дичь. Что же касается раненого барса, то он всегда бросается на охотника, поэтому его очень боятся и стараются стрелять только наверняка. Как и его африканский собрат, леопард, барс, нападая, становится на задние лапы, а передними наносит удары. Передние лапы барса, вооруженные страшными когтями, при громадной силе зверя уже сами по себе представляют страшное оружие. По-видимому, в широкой публике о силе барса и его вооружении господствует совершенно неверное представление, что, между прочим, выразилось в том, что это ложное представление увлекло бессмертного певца Кавказа за Геркулесовы столбы нелепости: его Мцыри безоружный схватывается с барсом и побеждает его...»

К.А. Сатунин приводит известные ему случаи убийства барсом людей или нанесения им тяжелейших увечий. Вот свидетельство очевидца, приводимое из неопубликованной рукописи ревизора Дагсоюза, путешествовавшего по горному Дагестану в 1927–1928 годах. «Мы скакали рысью, проезжали уступ скалы с выступом вверху на два метра выше наших папах. Вдруг лошади наши обезумели, всполошились. Лошади Нурета и Насиба проскочили вперед. Я остановил свою лошадь под выступом. Сзади скакал Гумбет. Я не мог определить, где опасность, а сейчас вижу: барс с выступа прыгает на голову Гумбета. Я крикнул: «Берегись!» Гумбет сделал вольтаж под брюхо лошади, барс ударился о седло, опрокинулся, полетел вниз под скалу. Обезумевшая лошадь Гумбета встала на дыбы, повернулась на задних ногах, помчалась назад, сбросив всадника. Гумбет полетел под скалу и остановился на верхнем уступе, на один прыжок от барса, раскрывшего свою пасть и готовившегося к прыжку. Я выстрелил в барса с лошади, которая рвалась ускакать. Я сомневался в успехе своего выстрела, но последовал второй выстрел из нагана. Этот выстрел сделал Гумбет, который прикончил барса». Очевидно, что в описанном происшествии барс охотился на всадников.

Вселение опасного хищника в экологические системы Западного Кавказа, традиционно освоенные туристами, может привести к трагическим последствиям. История взаимоотношений человека и крупных хищников показывает, что последние должны находиться под постоянным прессом охоты, иначе неизбежно начинают рассматривать людей, как потенциальную добычу. Только вырабатываемый у поколений хищников страх перед человеком заставляет зверей избегать встреч с людьми. В заповедниках, где хищники утрачивают такой страх, рано или поздно происходят трагедии.

Район предполагаемой репатриации барсов стоит на пути взрывного развития инфраструктуры туризма, а значит, предполагается многократное увеличение посещений пока еще глухих уголков как национального парка, так и заповедника. Это напрямую связано с перспективой проведения зимних олимпийских игр 2014 года в Красной поляне.
Автору пришлось в течение 2006 года работать на кордоне «Лаура» Кавказского биосферного заповедника. Обстановка на рассматриваемой территории далека от идеала в смысле соблюдения заповедного режима. В течение всего теплого времени года многочисленные группы как зарегистрированных, так и стихийных, неучтенных туристов пересекают охраняемые территории. С ростом популярности и посещаемости района этот фактор будет неизбежно возрастать.

Определенным показателем может служить поведение такого крупного хищника, как медведь. За более чем тридцатилетнюю работу в природе Юга России мне приходилось многократно встречаться с медведями, как в заповедниках, так и на территориях с менее строгим статусом охраны. Во всех встречах в Северо-Осетинском и Тебердинском заповедниках, федеральном заказнике «Цейский», Чечено-Ингушском республиканском заказнике и на сопредельных территориях звери панически боялись даже запаха человека, и убегали.

Из восьми встреч в Кавказском заповеднике в окрестностях кордона «Лаура» ни один зверь не убегал.
Но вернемся к проекту восстановления барса на Кавказе. Курирующий проект эксперт WWF зоолог Виктор Лукаревский участвовал в обследовании территорий Западного Дагестана и Ингушетии в 2004 году. По его утверждению, несомненные следы пребывания леопарда были обнаружены в Дагестане в ущелье Аварского Койсу. Но главный вопрос – сколько леопардов сейчас живет в этом районе? – так и остался без ответа. Причину этого В. Лукаревский видит в том, что центр района предполагаемого обитания барсов лежит на юге Чечни. Там же исследования в настоящее время невозможны. Надежду вселяет то, что этот район практически безлюден, а значит, пятнистый заложник чеченского конфликта может дожить там до лучших времен.

По поводу систематических разногласий зоологов В. Лукаревский придерживается особого мнения. Он считает, что, учитывая склонность леопардов-самцов к дальним походам, можно не сомневаться, что еще века полтора-два назад все популяции переднеазиатского леопарда образовывали единый подвид. Возражения против реинтродукции на Кавказ зверей из европейских зоопарков ведут к затягиванию работы. А время не ждет.

Итак, барс на Кавказе сохранился в крайне небольшом числе особей. При помощи человека этот зверь вновь может стать более обычным обитателем горных ущелий. Территории заповедников, как правило, недостаточны для постоянного обитания барсов, в результате чего звери неизбежно выходят на освоенные людьми угодья, где вступают в конфликт с интересами местного населения. Такая ситуация наблюдается сейчас в заповеднике Хосров в Армении.

Практика охраны леопарда в других регионах показывает, что перспективным может быть создание страхового стада домашних животных. Цель такого стада – выдача компенсации животноводам, понесшим ущерб от нападений леопарда. В горах Туркмении в бассейне реки Сумбар такое стадо насчитывает около 600 голов баранов и само окупает затраты на его содержание. В последние годы более 200 баранов были выданы потерпевшим в качестве компенсации. С 1999 по 2004 годы популяция леопарда выросла в этом районе с 70–75 до 85–90 особей и в настоящее время считается стабильной.

Можно считать, что есть реальные предпосылки к тому, что зверь с герба республики Северной Осетии-Алании будет не только красоваться на национальных знаменах, но и вернется в ущелья кавказских гор.

Но вопрос насколько это будет безопасно для людей, проводящих в горах Западного Кавказа свои отпуска на тропах туристских маршрутов – остается без ответа.

А.Д. Липкович, кандидат биологических наук 20 ноября 2007 в 14:06






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑