ЗАБРОС — ПОКЛЁВКА!

Подробности охоты на судака на данном локальном водоеме интересовали меня не всегда.

Интерес возник случайно.

Вечерние сборы на рыбалку закончились под барабанную дробь дождя. Эмма Сергеевна вышла из кухни и спросила: «Леня! Перекладываю из сумки в холодильник?…»

– А ты что думаешь?… – спросил Леонид Федорович, обращаясь ко мне.

– Присоединяюсь к большинству! – ответил дипломатично, по собственному опыту зная, что муж и жена – одна сатана…

Этот канал я видел впервые. Длина его не превышала 400 метров. Ширина – 10–12 метров. У кромки камыша, оконтуривающего лиман, стояли два экскаватора. Свежие валы сырого грунта подсказывали, что канал завершен вчера – позавчера. Рыжая кубанская вода, подаваемая сюда из магистрального канала, бурлила и ярилась в тесном ложе. А поверх бурунов вода была черной от несметного количества мальков, приплывших из лимана к дюкеру, облицованному бетонными плитами. Эмма Сергеевна запускала руку в ведро, где плавали мальки, нанизывала малька на крючок словно червя и запускала его в проводку. Поплавок пробегал короткую дистанцию – и нырял… Горбачей и судаков Эмма Сергеевна выводила на подсак. Федорович подхватывал очередной трофей.

– Я тебе не мальчик на побегушках! – возмущался он. Но подсак не бросал. Вся пойманная рыба была крупной. Клевала так, как строчит швейная машинка. Заброс – поклевка!

День пролетел мимо нас. Мы его не заметили!… Эмму Сергеевну сдвинуть с места было невозможно – обедали, глядя на плывущий поплавок… Федорович сидел рядом и блаженно улыбался, когда вес судака зашкаливал за три кило. Мне заготовка рыбы надоела. Решил «прощупать» канал спиннингом. Тяжелую колеблющуюся блесну течение «выдавливало» к поверхности. Приходилось делать сверхмедленную проводку, чтобы блесна хотя бы в полводы зависала. Здесь ее выследили семь сомят. Весом по 4–5 кг. Вот этот улов меня обрадовал по-настоящему!

В быстром потоке сомята оказывали тройное сопротивление!…

Надо ли говорить, что утром следующего дня мы снова подъезжали к канальчику.

К столбику с табличкой: «Лов рыбы запрещен!» Рядом со столбиком стоял рыбнадзоровский УАЗик…

Память о той рыбалке заросла травой забвения. Но сон наяву больше не повторялся. На любых водоемах, даже доверху заполненных судаками! Например, в зоне отдыха г. Кропоткин, их может поймать любой неумеха, в любом месте водоема, на любую снасть, на крючке которой дразнится живец. Так же судака здесь ловят и умехи. Хороший улов – два-три судака весом до двух кг. До рыбалки на канале и я считал такой улов хорошим; после рыбалки понял, что везде есть места максимальной концентрации судака – в любом водоеме! Эти места надо определить. Как можно быстрее.

У любого водоема есть особенности, присущие только ему. А бывают ли водоемы без особенностей? Бывают, точно знаю. Кропоткинская зона отдыха возникала на моих глазах. Для р. Кубань вырыли часть нового русла, а старое русло отсекли дамбами. В дамбы вмонтировали регуляторы подачи воды. Рядом с регулятором построили две насосные.

Река потекла по новому руслу. Старое русло осушили. В котловине заработала мощная техника, формирующая – до сантиметра! – однообразные контуры ложа. Проектные, без особенностей… Если не считать, что дно водоема-«подковы» везде разное. Гравийное, гравийно-песчаное и песчаное. И в этом однообразном человеческом создании оказались природные особенности. Свои особенности к ним присовокупили и проектировщики – четыре столба с фонарями, оборудованными системой автоматического включения. Конечно, фонари освещают пляж. Теоретически! Практически на пляж приходила и угольно-черная южная ночь. Фонари освещали воду над песчаной косой, где резвились стаи мальков. С начала октября пляж пустовал и днем… А фонари продолжали включаться в сумерках и зимой. Автоматика… Хвала ей и слава!

Первые же опытны ловли судака в районе фонарей лишили меня дара речи, превратили в молчуна… Друзья терялись в догадках, где я ловлю до двух десятков судаков за вечер. Не привычных их глазам судачков, а настоящих судаков, сошедших с глянцевых фотографий рыболовных изданий. Мой секретный водоем, понято, назывался пляжем, зоной отдыха, текучкой… Рыболовы называли его по-разному, а с расспросами приставали ко мне одинаково: «Колись!..» Я правдиво «кололся»… И слышал в ответ: «Друг называется!..» Так, в одиночку, и рыбачил.

«Ахиллесова пята» судаков обнаружилась и на этом ординарном водоеме. Она оказалась концентрацией мальков. На мелководной песчаной косе, вблизи фонарей. Я приходил на пляж в 18 часов. Ловил мальков малявочницей, тратя на эту операцию 10–20 минут. Забредал в воду с удочкой в руке – и ловил коробов (карасей) до 19 часов. Мелкий короб клевал хорошо. За полчаса удавалось наловить до двух десятков карасей размером с ладонь. В 19 часов пляж пустел. Наступало время установки «резинки», оборудованной контрольной лесой. Эта леса позволяет мне забрасывать груз «резинки» с берега, не заходя в воду, не применяя лодку, в любую погоду и время года. Фонари включались примерно в 20 часов. Первые поклевки наблюдались через 10–15 минут. Этого времени мне всегда хватало для наживления живцов на крючки и установки «резинки» в рабочее положение, подвесив звоночек.

Поклевка судака на снасти с резиновым амортизатором почти всегда неожиданна и быстротечна: леса мгновенно вытягивается в прямую линию. Метровый жесткий шестик прогибается, звоночек захлебывается.

Судак, как правило, самоподсекается. Лески для этой ловли всегда применяю обычные. Диаметр основной – 0,5 мм, поводков – 0,4 мм. Длина поводков – 40–45 см. Крючки №№ 10–12, по отечественной классификации. К крючкам сбоку припаяны крючки № 4 для наживления мелкого живца – уклейки или плотвички.

С крючков, дополненных таким способом, сходы не случаются. Прочная снасть позволяет форсированно вываживать и крупных судаков. По моим многолетним наблюдениям, судак клюет на тонкую и грубую снасти одинаково. Жор заканчивается к 23 часам. В это время возможны лишь единичные поклевки. Судак заглатывает живцов, находящихся ближе к грузу «резинки», с глубины.

В осенние пасмурные дни ловил судака и днем. Всегда на одном месте. Правда, осенью приходится дооснащать поводки – часты поклевки щуки, срезающей обычные поводки. Дооснащение «металлом» на клеве судака не сказывается. Вопреки теории, судак выходит на мелководную песчаную косу до глубокой осени. Клев его прекращался только с появлением береговых закраин. Место судака на косе занимали стаи горбачей и голавлей, которые хорошо клевали с появлением солнца. Рыба ловилась вперемешку, часов до 13–14. Количество пойманной рыбы всегда превышало мои запросы. На вечерний клев никогда не оставался, не знаю, бывает ли он вообще.

Интересно, что опасения в отношении добычи малька поздней осенью не оправдались. Малек отошел от берега, но в забродку ловился малявочницей также успешно. Вдвойне интересно, что рыболовов поздней осеню на пляже не было. А жор рыбы был сказочный. Но спиннинг тут проигрывал живцу.

Анатолий ГОГОЛЕВ, г. Старый Оскол 23 октября 2007 в 14:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑