КАК ОДИН РЫБАК ДВУХ ОХОТНИКОВ ОБЕЗДОЛИЛ

Казалось бы, родственные увлечения. Многие охотники, отправляясь в охотничью экспедицию, берут с собой спиннинг или удочки. Но порой интересы рыбаков и охотников в одних и тех же угодьях вступают в непримиримые противоречия.

Представьте себе ситуацию, когда вы на утиной охоте устроились в прекрасно сделанном шалаше, замаскировались, выкинули утиные чучела, а неподалеку вдруг совершенно открыто пристраивается рыбак на лодке и, размахивая удилищем, распугивает вам всю дичь. Рыболова тоже можно понять: у него тут прикормленное место, и он не собирается его покидать. Можно представить, какой у них выходит диалог.

Сколько раз лодочный мотор путался в рыбацких сетях, причем в Карелии это не браконьерские сети, а вполне официально разрешенные губернатором метры на семью. На Заболоцких торфяниках охотникам, приехавшим на утку, в прямом смысле машину некуда поставить. Весь берег уставлен транспортом поплавочников-карасятников, а от их резиновых лодок на озере рябит в глазах. Более того, свои машины они ставят на поле возле озера, где всегда была отличная кабанья охота «на потравах». Теперь о ней забыли. А между прочим, это территория охотничьего хозяйства, и приоритет должен быть у охотников.

В Виноградовском охотничьем хозяйстве, помню, висел аншлаг: «В охотничьи дни рыбалка запрещена». Ну это тоже, согласитесь, не выход – выходные у всех одинаковые. Честно говоря, не понимаю охотников-рыбаков.

Можно, конечно, половить рыбку вне сезона, но рыбачить вместо охоты – увольте. Помню, много лет назад, в начале августа ловил двухкилограммовых карпов на «Кордоне» в Заболотье. Клев был такой, что «клиент позабыл бы все на свете», и денег в те времена с военных охотников за рыбалку в военном хозяйстве не брали.

Однако стоило пролететь над головой паре кряковых, бросил удочку – не лежит душа. Но это не мешает мне относиться к рыболовам с искренним уважением, пока наши интересы не пересекаются. А в ситуации, о которой хочу поведать, они пересеклись самым недвусмысленным образом.

Есть в угодьях, примыкающих к моей даче, лесное озерцо, которое неизменно весной и осенью привлекало к себе уток. По весне в нем плавала одна-две пары кряковых, а после изъятия селезней, утки исправно садились на гнезда и давали к осени полноценный выводок. Во-первых, мы с приятелем всегда могли сделать там загончик и взять от одной до четырех уток, а главное – это был прекрасный гостевой вариант. К примеру, после не слишком удачной охоты в расположенном неподалеку охотхозяйстве, можно было доставить удовольствие хорошему человеку или потрафить нужному, чтоб получить «крестишко ли, местечко». Мы с соседом Сашей настолько хорошо изучили этот прудик, что знали с точностью до нескольких метров номер, на который налетят поднятые крякаши. Так что устроить заказную охоту для нас было делом плевым. И самое главное – в этом пруду не водилась рыба, а серьезных охотников-конкурентов там просто нет.

Что касается рыбы, то с ней ситуация совершенно не ясна. Саша специально просидел целую утреннюю зарю с удочкой, пока я стоял с ружьем, но поймал только тритона, что, безусловно, говорит о чистоте воды. Однако рыба не клюет и даже не играет. Впрочем, сильно этим вопросом мы не заморачивались, радуясь, что очевидно по этой причине оно осталось вне зоны интересов местных рыбаков.

Но настал и для нас черный день. В это августовское открытие мы, как всегда, после выезда в обустроенные угодья решили посетить наш заповедный уголок. Поскольку была моя очередь, Саша встал на номер, а я пошел в загон. Обойдя прудик, потихоньку крадусь к воде и вдруг, о ужас, вижу торчащую из кустов удочку. В принципе, это не так страшно. Просто-напросто очередной бедолага, не зная об отсутствии в данном водоеме рыбки, решил провести денек на природе. Придется подойти и просветить его на этот предмет. Мы всего лишь проиграли сражение, но не проиграли войну, а рыбак, вникнув в ситуацию, конечно же, покинет поле битвы.

Крикнув напарнику сбор и повесив на лицо сожалеюще-понимающую улыбку, подхожу к рыболову-недотепе. И что же вижу? В ведерке у этого рыбоеда плещется с десяток неплохих карасей. Катастрофа! Откуда? Может, случайность? К сожалению, нет. Оказалось, что именно этот рыболов по весне выпустил в наш прудик полторы сотни отловленных где-то карасиков. Карасики подросли и теперь исправно клюют. Самое обидное, что этот любитель хладнокровных встретил нас словами: «Что-то вы, охотнички, припозднились, я утром, когда пришел, согнал отсюда целую стаю здоровенных уток».

Дальше – больше и хуже. В следующий выход мы наблюдали уже трех рыболовов, а к сентябрю из каждого куста торчала удочка. Утки, естественно, ушли и больше не появлялись. Пробовали приходить затемно, до рыбаков, но очевидно фактор беспокойства стал настолько силен, что они ушли совсем. Весь берег оборудован местами для рыбалки и утыкан рогатками для установки удочек. Мало того, в избытке появились обязательные в этих случаях кострища, пустые бутылки и консервные банки. И что нам прикажете теперь делать? Начинают появляться крамольные мысли об отравлении водоема какой-нибудь известью, чтобы рыба сдохла, а птицы не пострадали.

А что? Война, так война. Ну это, конечно, я шучу, а все-таки – что делать? Может, подскажете, охотники? А пока осталась слабенькая надежда, что попозже, к концу осени, дачники-рыбаки разъедутся, и утка все-таки вспомнит про наш прудик.

Сергей ЛОСЕВ 23 октября 2007 в 14:51






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑