ХРАМ ПРИРОДЫ ИЛИ ДОХОДНОЕ МЕСТО?

Более полувека существует Дарвинский государственный заповедник (ДГЗ), с недавнего времени прибавивший слово «природный» (ДГПЗ), обширные моховые болота, сосновые боры на песчаных гривах, разнолесье, просторы моложского и щекснинского плесов Рыбинского водохранилища, укромные заливы, подтопленные ручьи...

Места, типичные для «угла», где сошлись Вологодская, Ярославская и Тверская области. Ушли под воды рукотворного моря деревни и города, леса, луга и пашни... Как изменится окружающая природа, что произойдет с самим водохранилищем? На эти и другие вопросы должен был дать ответ Дарвинский заповедник. Но задачи ставились более широко: орнитологи, ихтиологи, ботаники, биологи без работы не сидели. За годы существования заповедной зоны собран и систематизирован огромный материал по изучению природы северных областей европейской части России, разработаны методики и рекомендации для научно-исследовательских работ, осуществлен на практике ряд теоретических разработок.

В общем, подводя итоги работы ученых и сотрудников заповедника в советское время, – даром они хлеб не ели.
Год 2007. С территории заповедника с завидным постоянством выезжают длинные лесовозы, груженые отборной северной древесиной. Идет строительство дороги. Те 12 километров, где происходит «стройка века», по размаху работ хотят превратить в «федеральную трассу». Мосты с восьмиметровой проезжей частью и пешеходными дорожками, по замыслу заказчика, явно согласованному с исполнителями, должны справиться с потоком автотранспорта, который даже в час пик редко составляет более одной машины за два-три часа. Да и единственная реконструируемая двенадцатикилометровая дорога, даже получив твердое покрытие, упрется в 25 километров бездорожья, которые весной превращаются в непролазную грязь, и укрепление ее в обозримом будущем не планируется. Но, видимо, авторов и заказчиков дорожного проекта, включая администрацию ДГПЗ, больше интересовали объемы работ, и меньше всего экология прибрежной зоны, так как в погоне за кубометрами древесины строители местами оставили до воды лишь 10–15 метров соснового леса. Эта узкая полоса, сразу потерявшая защитные свойства, которая с учетом еще формирующейся береговой линии, может быть смыта водохранилищем, о чем говорят многолетние исследования научных сотрудников заповедника.
За спиной начальства, глядя на широченную вырубленную просеку, горы песка, привезенного баржами, тонны материалов и нагнанную технику, местные жители дают однозначную оценку происходящего: деньги «закапывают». С десяток бетонных труб, местного песка, несколько самосвалов щебня в сложных местах, и можно с ветерком прокатиться в любую погоду, по единственной дороге ДГПЗ, а оставшиеся средства, которые заповеднику и не снились, можно и должно было бы направить по прямому назначению – на развитие заповедного дела и науку. Хотя про последнюю совсем забыли – из семи кандидатов наук в прежние времена сейчас работают только два, свернуты или влачат жалкое существование сокращенные до минимума научные программы, руководство живет новым временем, коммерциализация деятельности заповедника и лично начальства стоят во главе угла.

В сравнении с теми миллионами, что разойдутся при прокладывании дороги, совсем смешным выглядит начало частного строительства гостиничного комплекса из пяти коттеджей и бани, на которые руководство «прикрыло глаза», не обращая внимания на грубейшие нарушения не только заповедного статуса, но и градостроительства.

А то, что дома в центральной усадьбе заповедника скупаются частными лицами, отношения к заповеднику не имеющими, так это сущие пустяки, когда касается директорских друзей.

Зато спонсоры одолели, ведь недаром уволилась, далеко не по собственной инициативе, главный бухгалтер, после того как попыталась навести порядок в поступлениях частных пожертвований и их расходовании.

Насколько существенно спонсорство, можно судить и по тем элитным зонам, куда не только закрыт доступ поредевшим рядам научных сотрудников, но и охране заповедника настоятельно рекомендовано обходить их стороной.

На сайте известного охотничьего клуба «Сафари» в разделе «приглашение на охоту» значится: «Вологодская обл., Рыбинское водохранилище, Дарвинский гос. заповедник, лось, копытные...», вряд ли подобное приглашение могло появиться без согласования с администрацией заповедника. Что это – досадная ошибка или полный беспредел руководства ДГПЗ?

Затопленное озеро Демьяновское, осенью сюда «скатывается» щука, рыбалка великолепная. Кордон Бор-Тимонимо, летний бой окуня впечатляет, много судака, да и другая рыба здешние места стороной не обходит.

Настоящее рыболовное эльдорадо. Временами, особенно по выходным дням, а во время жора и будням (чему способствует престижная охотничье-рыболовная база напротив заповедника), на озере и кордоне можно насчитать не один десяток лодок. Соответствует ли количество выданных разрешений по 500 руб. за день с человека количеству рыбаков, побывавших на водоемах? Но, как оказалось, в середине сентября за один день рыбалки уже запрашивали 2000 руб., оформляя подобное мероприятие как закупку и передачу стройматериалов на нужды неизвестно какого строительства. Если ростом сегодняшнего предпринимательского аппетита мало кого удивишь, то поразительна смелость и безнаказанность, с которой осуществляется подобная коммерция.

Подход к «кадровой политике» руководства заповедника далеко не нов, личная преданность или хотя бы пассивный нейтралитет. По этому принципу сформирована служба охраны, и ничего, что бывшим работникам органов не нашлось места в рядах МВД, зато в заповеднике они при деле. Да и задачи, которые ставятся перед ними, часто с родни тем, из-за которых пришлось оставить прежнее место службы.

Местных жителей тоже держат в строгости, оппозиционно настроенным получить разрешение на рыбалку, сбор ягод и т.д. весьма проблематично, зато моторные катера и снегоходы любителей активного отдыха – владельцев тугих кошельков с «благословения» руководства  заповедника бороздят угодья ДГПЗ в поисках рекордных уловов. А уж после таких «любителей природы» пивные банки, пустые бутылки, пакеты... на заповедных берегах далеко не редкость. Для кого-то ситуация покажется смешной, но не для жителя центральной усадьбы заповедника, не приглянувшегося дирекции, получившего разрешение на зимний лов рыбы... с берега!?

А произвольный перенос границ заповедника, когда зимой неожиданно становится заповедной территория, где начал активно брать окунь. Пожалуйте, господа «дикие» рыболовы, прогнувшись за платным разрешением.

За множеством судебных тяжб руководства ДГПЗ, борьбой за заповедное дело, в большинстве случаев скрываются сорванные по вине истцов коммерческие планы дирекции заповедника. И хотя все процессы, как правило, проигрываются, в силу вступает административный ресурс. Так происходит в настоящее время с работниками Захарьинской рыббазы, им перекрыт путь к рабочим местам, частично проходящий по территории заповедника (другого пути нет).

А как понимать призыв руководства заповедника охотиться в охранной зоне не только без ограничения, но и разрешительных документов, игнорирующий и саботирующий решения управления федеральной службы Россельхознадзора по Вологодской области, об упорядочении спортивной охоты в буферной зоне ДГПЗ.

Россиянам, а в особенности жителям Подмосковья, известна выборочная принципиальная позиция г-на Митволя, в чьем подчинении находятся заповедники страны. Трудно предположить, что заповедные территории страны повсеместно процветают. И «гробить» деньги налогоплательщиков на заведомо завышенные и ненужные объемы строительных работ, по крайней мере, неразумно, а в определенных случаях непорядочно.

Кто из чиновников министерства сумел пробить или преподнести руководству как первостепенную необходимость трассу деревня «Борок» – кордон «Вауч», вряд ли заслуживает повышения, увольнение – вот минимум справедливости.

Существующий конфликт между заповедником и соседями по его границам стал назревать и приобрел нелицеприятные формы после того, как назначение директора заповедника стало прерогативой только российского министерства, без согласования с областным руководством. И в этом немалая «заслуга» столичных чиновников, непонятно по какой причине прикрывающих далекую от природоохранной, «деятельность» руководства ДГПЗ.

Хотя угодья Дарвинского заповедника по-своему уникальны, но это типичный ландшафт данной местности, ничем не отличающийся не только от ближних, но и удаленных угодий. Нет здесь редких зверей и птиц, растений или животных-эндемиков, обитающих только на территории заповедника и природных достопримечательностей.

Строгий заповедный режим, который часто в меркантильных целях нарушается, не только причина конфликта, но и сфера незаконной коммерческой деятельности.

Куда полезнее данной территории было бы придать статус «Национального природного парка». Оставить разумной величины действительно «заповедное ядро», где на должном уровне восстановить научную работу, на остальной части начать просветительскую деятельность, создать туристические маршруты, зоны активного отдыха, доступные для рядового гражданина. Тогда, а в это не только надо верить, но и приложить старания руководителям всех уровней, средства от коммерческой деятельности потекут в государственную казну, а не в карман нечестных предпринимателей, превративших государственный заповедник в доходное место.

Сергей ВАСИЛЬЕВ, Юрий АЛЕКСАНДРОВ 16 октября 2007 в 13:39






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑