ДЛИННЫЙ ДОБОР

Зачем приехал? Вот уже более 9 лет задаю себе этот вопрос, особенно, когда не спится, и в голове наворачиваются разные мысли. Зачем, по своему недомыслию и скудости ума, загубил, может быть, свою самую выдающуюся охотничью собаку и великолепного спутника жизни. Всегда в час раздумий приходят мысли: почему он не родился человеком?

Наверное, эти соображения приходят не только мне, кажется, что души охотничьих собак – это души прекрасных людей, каким-то образом воплотившиеся в облике наших друзей. Лежала бы она на диване, и было бы все спокойно, но тревожила бы другая мысль: а счастлива ли моя собака? У нее другой удел, хотя он вызывает определенные трудности и значительные волнения у хозяина. Так устроен истинный охотник: подавай ему острые ощущения, как бы дорого они ему ни достались.

В конце февраля 1998 года позвонил приятель и предложил съездить недалеко от города погулять и промять собачек, поскольку его выжловка тоже засиделась. Кроме того, на место должен был подъехать еще один любитель гончих с двумя эстонками. Почему не пообщаться и не погулять по зимнему лесу? Прибыли на место.

Погода великолепная. Синее небо, уже довольно яркое солнце, белый снег, правда, морозец довольно приличный. Остановились прямо на трассе. В лес зайти не представляется возможным: снега по пояс. Взять бы да вернуться, но так не хочется возвращаться в загазованный город, зря что ли приехали, пусть хоть побегают.

Охота закрыта, и мы налегке без рюкзаков и ружей. Прошлись вдоль шоссе и вышли на расчищенный заезд в лес. Мой смычок в самом соку, брат и сестра, осенистые перводипломники, победители межрайонных областных соревнований среди смычков. От органа ВОО журнала «Охотник» получили приз и высокое звание – лучшие гончие 1997 года. Метров через триста подошли к вздыбленным металлическим конструкциям, где артель углежогов вырабатывала древесный уголь для любителей шашлыков и других кушаний. Грейдера, видимо, не нашли, и дороги к дровам  расчистил бульдозер, сдвигая огромные кучи снега, да такие, что собаки, с трудом преодолев их, сразу вязли в снегу по уши и плыли по рыхлому снегу обратно, крутились на дороге у ног. Время обеденное, домой пора, но вдруг все гончие засуетились и дружно рванули по расчищенной дороге. Собаки приятелей минут через пять вернулись, моих же не было.

Что такое гон? По сути, это длинный добор, но если по зайцу, запаха от которого крайне мало, он не характерен, то по лисе обычен. Это зверь строгий и не позволяет собаке спихнуть себя накоротке с лежки и гнать на глазок.

Лиса, почувствовав своего врага, подымется, проскачет немного наметом, послушает и затем, не торопясь, рысью, поминутно озираясь, двинется в безопасном для себя направлении. Гончая же молча, разбираясь в нарысках рыжей, будет долго добираться до зверя и, прихватив все нарастающий запах, начнет отдавать голос все азартнее и ярче, пока не зальется, зачастую уже далеко от хозяина. Прошелся по дороге, но так и не определился, где смычок пролез, поскольку весь снег истоптан дворовыми собаками. Да и обрезать нельзя, в лес не зайти. Прождал собак до темноты, трубил, орал, свистел – никакого эффекта. Мороз крепчает. В резиновых сапогах замерзли ноги, кто знал, ведь собирался ходить, а не стоять. Пришли на недалеко расположенную охотбазу, где нас знали, и можно было переночевать. Мобильных телефонов тогда не было, но в хозяйстве была связь по проводам. Соединился с женой, сказал, мол, домой не приеду, собаки не пришли, жду.

Та, чувствуя недоброе, заверещала раненым зайцем, обвинила меня во всех смертных грехах. Что я мог сказать? Ведь она выходила и выкормила их со щенков, лечила и ласкала. Любимцы! Часов в десять приятели уехали, завтра на работу, вот и остался я один на пустой базе – без автомобиля, с взбудораженными мыслями и больной головой. Успокаивало лишь то, что смычок находил меня в любом месте, да и к чужим не подходил.

Время от времени трубил во дворе, два раза ходил к месту напуска. Всю ночь глаз не сомкнул.

Утром приехал начальник хозяйства, сам гончатник. Родственная душа как-то согрела, почувствовал себя легче.

Что я первый раз собак теряю? Охота с гончими зачастую превращается в охоту за гончими, до пяти суток домой не приходили, да и искал их не один день, бывало. Но то дома, да осенью в теплое время, а тут мороз за двадцать и до дома далеко. Все как-то непонятно. Тут уж пошел у нас длинный добор. На его машине объехали все ближние деревни. Никто не видел и не слышал. К вечеру в понедельник добрался домой в Москву. Машина находилась в ремонте, и во вторник на электричке и такси с большим трудом добрался до угодий. Собаки не пришли. Опять объезжаем местность. В одной деревне вроде бы слышали гон смычка, чуть-чуть становится легче, ясно хоть в каком направлении можно продолжить поиск. На работу не ходил, какая в таком состоянии работа, договорился, толком ничего не ел, не спал, а в голове одни мысли, мысли, мысли – и преимущественно крайне дурные.

На третий день поиски продолжили уже во Фряново, что в десяти километрах от места напуска. Никогда не был там ранее, думал поселок, а это целый город с высокими домами и огромным частным сектором. Объехали и обошли все помойки и теплые подъезды. Куда еще деваться гончим в мороз? Измучились! В одном месте получаем информацию от кондуктора местного автобуса о наличии на трассе задавленной собаки. Медленно едем по обочине. Все время успокаиваю себя: не мой, мало ли на трассе чего лежит. Приглядываюсь, что-то темнеет на снегу, подхожу – вот он, мой любимый. Спазм сдавил горло, и на глаза накатились слезы. Выжлец Риф, судя по моим размышлениям, погиб мгновенно, получив страшный удар по голове. Со слезами на глазах уложил его окоченевшее тело на заднее сиденье, даже не знал, что он такой тяжелый. Выжловки нет. Посмотрел по следам, стараясь восстановить картину. Смычок вылез на трассу за лисой, метрах в двадцати от места трагедии, и буквально плыл по снегу, гоня на глазок. Видимо, рыжая из последних сил наследила по асфальту, и обазартившиеся гончие крутились на этом месте. Достойно похоронить друга не представлялось возможным, мороз за 20. Вот и пришлось разместить его на чердаке сарая до тепла и переосмысления произошедшего.

Какое же надо иметь закостеневшее сердце и черствую душу,  чтобы мгновенно лишить жизни созданье Господа, влюбленного в жизнь. Иметь подленькое обличие и по приезде домой воспитывать детей, рассказывать внукам сказку, общаться с женой и не чувствовать угрызений совести, не испытывая раскаяния. Не знаю, как другие, но лично я за многолетнюю практику вождения автомобиля не то что собаку или кошку, но и ни одной лягушки не задавил, объезжал. Оставалась одна надежда, что моя любимая выжловка Пийра осталась жива. Но где ее искать?

Познакомился с некоторыми гончатниками района, зарядил всех, кого можно. С дочкой объездил все подъезды и автобусные станции, обклеивая  объявления о поиске собаки. С тем и жил. Кто никогда не терял своего друга, меня не поймет, что такое ждать и догонять. Мне досталось достаточно. Живешь иль не живешь! Постоянно думаешь, а от кого взять щенков, и какие работники из них получатся. Вопрос. Живешь как в анабиозе, и ничего хорошего это в жизни не прибавляет. Тем не менее, через две недели получаю сообщение – моя выжловка нашлась. Едва дождавшись утра, выехали с женой в область. Встретились с абонентом в поселке, где он поведал о поимке выжловки на кусочек колбасы. Пошли молча. Впереди наш  новый знакомый, сзади я и жена.

Идем и переживаем, вдруг это не наша выжловка. Хозяин открыл дверь, и в темном помещении мы увидели нашу вожделенную. Она нас не узнала, а слабо щурила мутные глаза куда-то вверх на свет. Шея, когда-то могучая и мощная, представляла собой худосочную округлость, замыкающуюся в двух первых пальцах рук.

Крайнее истощение. Одели ошейник, идет, лишь опираясь на него, иначе бы упала. Жена плакала, я зажался. По всей видимости, крайне обессиленная выжловка пошла куда глядят глаза на шумы большого населенного пункта.

Пришла она в себя лишь при усиленном питании и моционе через полтора месяца.

Март и почти пол-апреля я скорбел сердцем и болел душой, как это мой любимый лежит на чердаке, а не предан земле. И может, грызут его мыши. Едва стала земля открываться от снега, взял чистый холщовый мешок, жену, сел в автомобиль и поехал в угодья. Приятели гончатники проявили солидарность, сами не раз провожали в последний путь своих любимых, взяли лом, лопату и препроводили нас на собачий погост. Там уже лежала подруга Рифа, имевшая щенков от него, неоднократная победительница Московских выставок, прекрасная работница, павшая от крысиной привады. Вот и похоронил я своего выжлеца. С 1998 в эти угодья больше не ездил. Неуютно мне в них и тоскливо. Был лишь раз, оказией оказавшись невдалеке. За прошедшее время погост разросся, и на нем покоилось уже пять эстонских гончих. На могилку самой первой выжловки мой приятель установил табличку из цветного металла с гравировкой. Чувство вины тянется шлейфом и поглощает жизненную энергию. Однако всегда, когда становится одиноко и грустно, тянет на могилку, ведь и сам становишься старше.

Посмотришь на видео, как мы проводили свой охотничий досуг, взгрустнешь, душа вздрогнет, и потянет тебя помянуть своего любимца.

В конце аномального 2006 года захотелось мне посетить собачий погост и поклониться невинно убиенному.

Приехали с другом и двумя выжловками – сестрами, потомками Рифа, в конце декабря. Просто так. Зашли на базу, где меня когда-то встречали как коллегу и гончатника. Все резко изменилось. К руководству хозяйством пришли никчемные люди, далекие от охоты, а, самое главное – от страсти охотничьей, этого любимого хобби одержимых мужчин. Попросил: «Дайте, пожалуйста, путевку на посещение этих сказочных мест». На что чиновник от охоты, не отличающий перепела от куропатки, четырежды покопавшись в прейскуранте, объявил нам цену в 750 рублей за двоих. Походить по лесу с ружьем и прибрать могилки за такие деньги? Резонно заметил: «Мол, инвалид, и даже в родном МООиРе с меня членских взносов не берут, учитывая мой скудный достаток». Но чиновнику от охоты это не аргумент.

Декабрь 2006 года выдался один раз в 130 лет. Сколько живу на этом свете, никогда такого не видел. Оделись вроде бы легко, однако после 10-минутной ходьбы употели, как в жаркой сауне. На градуснике +7, и это за неделю до Нового года. В свое время перелинявший заяц оказался своего рода изгоем, откуда ему знать о потеплении планеты. Лежит на черноте плотно, весь белый и не кормится, вороны и другие хищные птицы одолевают. Жировочных следов нет, и собаки, несмотря на усердие, поднять косого не могут. Однако повезло.

Гончие помкнули и очень азартно. Разбежались. Стоим, ждем. Очень приятно послушать певучие голоса уже мастеровитых собак. Однако наша эйфория оказалась эфемерной. Минут через сорок вязкого гона собаки скололись и бестолково шустрили в ложе небольшого оврага. Однако чем хороша охота? В ней всегда есть место неожиданности и случайности. Самый шустрый и глазастый из нас, не без доли везения подозрил «упадшего» косого озорника и добыл его на радость обезумевших от счастья собак. Не зря ведь старались!

Расположились. Отпазанчили зверя, выпили и закусили хорошо, потрепались. Чего еще гончатникам надо? Пора и домой. Пошли, естественно, через собачьи захоронения. Чувства под влиянием алкоголя и ожидаемого взбудоражены и напряжены. Вот и знакомое место. Стали прибирать погост от мусора и вроде чего-то не хватает? Нет металлической таблички. Всегда ведь найдутся в нашем народе поганые, позорные, мерзкие мужичонки, не ведающие, что творят. Один, вырвавший табличку в лесу, другой, принявший ее на лом.

Обогатились! Ну да Бог им судья, другую поставим. Выпили по маленькой, дали торжественный салют из ружей, помянули своих любимцев. Счастливой вам охоты в мире ином.

Вадим КУЛИКОВСКИЙ 9 октября 2007 в 15:03






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑