С первопольным курцхааром

«Пес – это половина удовольствия, или, как говорят, – третье дуло у ружья».
«Повесть о собаке», Януш Мейсснер

Никогда я не ждал так конца июля, как в этом году. А объяснение этому простое – впервые в своей жизни я собирался выехать на открытие охоты по болотно-полевой дичи со своей легавой собакой, своим верным другом и помощником первопольным курцхааром Ромулом, а по-простому Ромкой. Остались позади натаска, выставки, дипломы, медали, впереди нас ожидала настоящая охота.

Изобилие птицы в угодьях вселяло в нас с Ромом оптимизм и надежду на хорошую, результативную охоту.

И вот в очередном номере нашей газеты читаю долгожданные строчки, бальзамом ложащиеся на душу, о том, что открытие охоты состоится с утренней зари 28 июля.

Все готово к началу сезона, осталось только определиться с местом предстоящей охоты. После многочисленных звонков и консультаций и этот вопрос был снят с повестки дня. С другом Иваном единогласно решаем ехать в Волоколамское охотхозяйство.

И вот наступил день открытия сезона. В назначенное время подъезжаем на автозаправку, где у нас предусмотрена встреча с егерем, к тому же сюда должны будут подъехать еще несколько любителей охоты с подружейными собаками. Первым подъезжает спаниелист, затем два пойнтериста, и в заключение прибывает наш распорядитель охоты со своим дратхааром. Егерь, представившийся Андреем, поздравляет всех присутствующих с праздником, затем выписывает путевки, проводит инструктаж, после чего забирает с собой меня с Иваном, спаниелиста, и мы уезжаем к месту предстоящей охоты. Пойнтеристы уехали с другим егерем.

Подъезжаем к большому полю, поросшему травой и бурьяном, выходим из машин, выпускаем собак. Пока они знакомятся и разминаются, мы расчехляем ружья, подпоясываемся патронташами, надеваем ягдташи. Все, мы готовы к встрече долгожданного праздника! Глядя на наши сборы, собаки начинают волноваться и поскуливать.

Их волнение передается нам. Присаживаемся «на дорожку» и после пожелания всем традиционного ни пуха ни пера расходимся каждый по-своему маршруту.

Пасмурно, обильная роса, ветра нет, отчего в низинах стоит легкий туман. Конечно же, для первопольной легавой отсутствие ветра нежелательно, но что делать, погоду нужно воспринимать такой, какая она есть.

Углубляемся в поле, заряжаем ружья «девятками», после чего я усаживаю Рома и, отойдя от него немного вперед, посылаю в поиск. Объектами нашей охоты являются коростель и перепел. Многие маститые легашатники, конечно же, скажут, что коростель – птица не для первопольной легавой, тем более в июле–августе, и, безусловно, они будут правы. Но что делать, если и коростели, и перепела на этом поле – соседи по «коммунальной квартире», и как можно объяснить собаке, чтобы она не обращала внимания на первых, а работала бы только по перепелам. Конечно же, хорошо бы первые охоты посвятить дупелям, но, во-первых, дупель в Московской области краснокнижный, а во-вторых, к открытию охоты не было его там, где встречался он в мае–июне. Бекасиных болот в месте проведения охоты нет, я уже не говорю о тетереве и куропатке, охота на которых в это время в Московской области закрыта. Вот и получается, что основными объектами охоты, хотим мы этого или нет, являются коростель и перепел.

Ну не буду отвлекаться, тем более что слева, куда ушел егерь с дратхааром, раздался выстрел, а за ним последовала команда «подай». Возле зарослей бурьяна Ром замедлил ход и начал разбирать наброды, уходя в сами заросли, откуда спустя несколько секунд вылетел коростель и, свесив ноги, потянул над бурьяном,растворяясь в густеющем тумане. Наши ружья молчали, так как первый выстрел хотелось произвести по птице из-под стойки легавой. А слева снова дуплет, а вскоре и справа от нас ухнуло ружье спаниелиста. Охота началась!

Был еще один подъем коростеля в зарослях бурьяна, но на этот раз он перехитрил нас, поднявшись за нашими спинами. Увидели мы его приземляющимся в заросшие травой кустарники. Отвожу собаку от этого места и снова посылаю ее в поиск. Вот она опять замедлила ход возле острова крапивы и, используя нижнее чутье, продвинулась вперед и... замерла в стойке! Первая стойка на охоте! Дрожащим от волнения голосом говорю Ивану: «Приготовься!» – и тут же подаю команду «пиль!» Ром весь дрожит, но стоит на месте. Повторяю: «Ром, пиль! Пиль!» Следует прыжок, второй, и впереди, перед собакой, неуклюже поднимается рыжий коростель.

«Сидеть!» – кричу курцхаару. Он делает по инерции еще один прыжок и садится, жадно наблюдая за полетом птицы. Друг отпускает в меру коростеля и спускает курок. Гремит выстрел, заряд «девятки» вершит свое дело, и дергач тряпкой валится в траву. «Сидеть!» – дублирую команду. Подхожу к Рому, ласкаю его, успокаиваю, после чего посылаю подать птицу.

Легавая уносится вперед. В месте падения птицы она начинает крутиться на месте, искать, но, увы, безрезультатно. Неужели подранок? Спокойно, чтобы не горячить собаку, подходим к этому месту, а Ром прихватил птицу, потянул и снова замер в стойке. Командую: «Подай!» Бросок, но я вижу, как метрах в четырех от курцхаара зашевелилась трава – подранок бежал прямо в ноги Ивану. Тот, видя это, срывает с головы панаму и начинает лупить ею по траве, но безуспешно. А Ром, обрезав это место по кругу и обнаружив выходной след, продвигается по нему и... снова стойка. «Подай!» Прыжок, и коростель прижат к земле. Ром берет его в пасть и подает трофей мне. Принимаю добычу, наградив помощника кусочком сушки, и со словами «с полем» передаю ее другу.

Вспомнив, как Иван добирал панамой подранка, я, заливаясь от смеха, замечаю, что она у него «кучно лупит», и интересуюсь, не забыл ли он «поставить ее на предохранитель». Так, подшучивая друг над другом, мы и закончили утреннее поле. Что мы имели? Подняли трех коростелей, взяв одного из-под стойки, а вот встреча с перепелами не состоялась.

Вечер выдался пасмурным, но с легким дуновением ветерка. Заходим на поле против ветра, и курцхаар, пущенный в поиск, принялся челночить. Вот он замедляет бег, останавливается, ловит воздух верхом, после чего следует потяжка, и пес замирает в стойке. Подхожу к собаке вплотную, принимаю удобное положение для стрельбы и командой «пиль» посылаю ее вперед. Прыжок, и из травы взлетает перепел. Вскидываю ружье, одновременно даю команду «сидеть!» Выстрел, и перепел падает в траву. После выстрела Ром посунулся вперед. Конечно же, выстрел и упавшая птица горячат молодую собаку. «Сидеть!» – кричу ей. Пес садится, но я вижу, что желание броситься к упавшей птице у него велико. Еще раз командую: «Сидеть!» Перезаряжаю ружье, подхожу к Рому, укладываю его, чтобы пес успокоился, и, выждав еще несколько минут, посылаю подать трофей.

Вот он – красавец-перепел, первый мой трофей, добытый из-под своей собаки. Внимательно рассматриваю птицу, лаская при этом курцхаара, после чего приторачиваю ее к ягдташу, и мы продолжаем охоту. А дальше – больше! Иван из-под стойки берет коростеля. Затем последовала памятная работа легавой.

Ром на стойке с опущенной головой и водит ею по сторонам. В литературе говорится, что такое поведение у собаки бывает, когда она стоит по нескольким птицам сразу. Так оно и оказалось. Подходим к собаке, и я посылаю ее вперед. Вылетает перепел и, сбитый выстрелом Ивана, падает в траву, а собака продолжает «стоять». Снова посылаю пса вперед, подводка, и из травы вылетает еще один перепел, который после моего выстрела пополняет наши трофеи. Успокаиваю Ромку и посылаю подать битых птиц, которых он по очереди приносит мне.

Почти на краю поля курцхаар застывает в очередной стойке. После команды на подъем птицы следует энергичная подводка в пару прыжков, и собака останавливается, припав на передние ноги и уткнув нос в траву.

 «А не поймал ли он птицу?» – мелькает в голове мысль. Командую: «Подай!» Поднимается голова Рома, в пасти которого я вижу бездыханного коростеля. «Вот это да! И стрелять не надо!» – смеется Иван, а я принимаю от курцхаара очередной трофей. Так удачно закончилось вечернее поле.

Утром следующего дня нам снова везло. Легкий ветерок оказывал существенную помощь легавой в работе. Нами были взяты шесть птиц – два коростеля и четыре перепела.

Вечером пошел дождь, не позволивший нам выйти в поле. Утро нового дня по погодным условиям также не позволило предаться любимому занятию, но мы не в обиде. Охота состоялась! За три выхода было добыто двенадцать птиц, из них пять коростелей и семь перепелов. Мог ли я мечтать о такой охоте без собаки? Конечно же, нет!

Виктор Лукашов 2 октября 2007 в 14:33






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑