ЭЛЕКТРОННЫЕ МАНКИ

Давно идут споры относительно того, правомерен ли запрет на использование электронных манков и действительно ли он так убийственно всемогущ, что с ним добыча несоизмеримо богаче, чем у охотников, применяющих подсадных птиц и механические манки.

Виктор Гуров даже посчитал, что электронный манок – это, согласно законам эволюции, каменный век. Сначала должен был появиться он, затем пластиковые и деревянные манки и, только потом, как конечный, и идеальный вариант, подсадная птица или зверь. В истории охоты все же получилось наоборот. Скорее всего, он прав, и электронный манок выигрывает только из-за компактности (по сравнению с подсадной птицей) и не требует ни умения, ни затрат, даже минимальных усилий. Но это все, в принципе, не важно и это не главное. Главное то, что такого вопроса больше не существует. Электронный манок, в частности на гусиной охоте, используется повсеместно и практически всеми охотниками. В большинстве областей в охотничьих хозяйствах и начальники, и районные охотоведы прямо советуют его использовать. Исключения составляют люди, не имеющие средств на его приобретение, и ортодоксально честные и дисциплинированные охотники. Тот, кто присутствовал на гусиной охоте в густо посещаемых угодьях, наверняка слышал, как разоряются манки, пущенные на полную громкость буквально из каждой охотничьей засидки. И никто, заметьте, никто их не останавливает. Cегодня в России использование электронных манков ни в моральном, ни в этическом плане не считается браконьерством. 

А началось все с итальянцев, которые после запрета манков в собственной стране, в смутное время, в начале 90-х, привезли их для использования на гусиных охотах к нам в страну, где закон, скажем мягко, не так суров. Я прекрасно помню это время и этих пресловутых итальянцев, которых ненавидел всей душой. Я помню лицо начальника охотхозяйства, который с гаденькой и как бы извиняющейся улыбкой подходил к ним и говорил, что электронные манки вообще-то запрещены. Итальянцы же, напротив, улыбаясь широко, платили мизерный для них штраф, и все расходились, довольные друг другом, а охота с манками продолжалась. На следующий день повторялась та же картина. Трудно сейчас осуждать этого начальника. В те тяжелые годы охотхозяйства, так же, как и вся страна, боролись за выживание, и каждый крутился как мог. А затем и наши обеспеченные охотники стали привозить из-за границы такие же, тогда очень дорогие манки.

Вспоминается мне одна такая охота, начисто испорченная всем присутствующим таким нарушителем закона. Охотники на гусей расположились вокруг озера Верестово, что в Тверской обл., в те времена очень богатого водоплавающей дичью.  Вот первая стайка гусей заходит на воду, подыскивая место для посадки. Все приготовили свои деревянные манки, но тут истошный гогот гусиной стаи из одного угла заставляет весь табун, резко сломав полет, повернуть на призыв. Звучит автоматная очередь, и несколько птиц падают. Еще бы, табун почти в упор накрыл скрадок обладателя электронного манка. Все, конечно же, сразу поняли, что это он. С появлением следующей стаи картина повторяется, и так целый день. Как же нам хотелось отловить этого охотника и набить ему морду. Но, будучи дисциплинированными, мы только доложили о творящемся беспределе начальнику хозяйства. Как же, манок-то запрещен. В ответ нам было велено не лезть не в свое дело и вспомнить: «что не положено быку, положено Юпитеру». Надо ли говорить, что на следующий год, после такой демонстрации, озеро ощетинилось уже десятком таких манков. Но тут началось самое смешное. Каждый, желая привлечь гусей именно к себе, включал манок как можно громче. От такой какофонии гуси в ужасе удирали с озера, чтобы не вернуться туда никогда. Оказывается, манком нужно еще и уметь управлять.

Кроме этого, имеется один момент, который никто не может объяснить, но тем не менее он существует. Дело в том, что голоса гусей, даже при наличии экрана, не дают эха, а манок дает. Гуси очень чутко на это реагируют и не поддаются на обман. Так что манок стопроцентно эффективен только в чистом поле. Кроме всего прочего, гуси не просто галдят, а переговариваются на только им понятном языке. Например, подлетающий к чучелам табунок тихим голосом спрашивает: «Не разрешите ли присесть, отдохнуть?» А в ответ они слышат истошный вопль манка: «Спасайся кто может, на горизонте ястреб» или просто беседу о футболе. Поэтому при приближении стаи манок нужно выключать либо умело им манипулировать.

Но я отвлекся, речь сейчас не о том. Итак, вопрос. Этично или неэтично использовать манок, если окружающие (при наличии таковых) его не имеют? Приведу пример из своей далекой практики охоты в Германии. На загонных зверовых охотах запрещалось стрелять по зверю не только вдоль линии стрелков, но и в сторону загона.

Стрельба допускалась только на выходе. Представляете, как обидно было наблюдать за неторопливо идущим в загоне оленем, кабаном или другим зверем и не иметь права на выстрел. Все немецкие и большинство русских охотников исполняли это правило. Но находились такие, что плевали на охотничий закон и стреляли в любом случае. С точки зрения безопасности стрельба в сторону загона не вызывает большой тревоги за жизнь загонщиков. Деревья в лесу при любом раскладе задержат пулю, и она не дойдет до них, но такой стрелок сознательно ставит себя в привилегированное положение относительно своих коллег, ибо шансов у него несоизмеримо больше, чем у того, кто дисциплинированно выполняет требования. Но тогда таких стрелков было подавляющее меньшинство, и их справедливо презирали товарищи и не засчитывали трофеи, добытые таким способом, в плюс. А как быть в нашем случае, когда только совестливое и по настоящему правильное меньшинство не применяет электронный манок? Я думаю, стоит наплевать на запрет и использовать манки на гусиной охоте. Никто вас не осудит, и совесть пусть будет у вас чиста.  А охотничье руководство должно либо выйти на законодателей с предложением отменить запрет на электронный манок, либо ужесточить карательные меры настолько, чтобы никому не повадно было охотиться с ним. И пусть все охотники будут в равном положении.

Но это я могу сказать только в отношении гусиной охоты, и, пожалуй, с некоторыми оговорками на весеннего селезня, поскольку в большинстве охотничьих хозяйств на одну рабочую подсадную приходится 5 молчуний. Еще может быть лось, олень на реву и им подобные охоты. Что же касается других охот на птицу, такую, например, как токующий вальдшнеп и тетерев, то категорически нет. В своей статье о тяге вальдшнепа я попытался доказать, что этот кулик никак не реагирует на хорканье себе подобных. Если говорить о подманивании тетерева на току, то его чуфыканье воспроизводится настолько легко, что с этим справится даже охотник, как говорится, без слуха и голоса. Стоит только послушать живую птицу и повторять за ней.

Что же касается Юпитеров, которым все можно, несмотря на запреты, и считающих себя охотничьей элитой, то я бы посоветовал им почитать об охоте Великого князя в Беловежской Пуще. Государь разрешил отстрелять, помимо других зверей, только четырех зубров, и в первом же загоне Николай Михайлович взял крупного быка. В следующем загоне звери опять вышли на удачливого охотника, но Великий князь пропустил зубра, чтобы трофей достался другим, еще не стрелявшим охотникам. Вот это была элита. Хотел бы я посмотреть на сегодняшнего элитного охотника, который поступит так же, и пропустит зверя на человека ниже его по положению.

Сергей ЛОСЕВ 31 июля 2007 в 14:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑