Славлю охоту

С юга России, из области в область прошествовала весна, неся на своих крыльях величайший праздник – ВЕСЕННЮЮ ОХОТУ.

И что бы не говорили в адрес любителей весенней охоты, как бы не обвиняли охотников в кровожадности и жестокости, какие бы научно-обоснованные доводы о ее вреде и пользе закрытия ни приводились, многие из нас с душевным трепетом и нетерпением ждали ее открытия и в этом году, несмотря даже на угрозу птичьего гриппа.

Весеннюю охоту по сказочному очарованию пробуждающейся природы, торжеству жизни, ожиданию чего-то необычного, таинственного, по моему глубочайшему убеждению, нельзя сравнивать с другими охотами, хотя, как писал классик правильной охоты С.Т. Аксаков, «все охоты хороши».

В этом году весенняя охота в Бежецком районе Тверской области открылась 14 апреля, и, ориентируясь на эти сроки, я планировал устроить себе десятидневный охотничий праздник.

ОХОТА НА ВАЛЬДШНЕПА

В один из упоительно тихих вечеров я оказался на опушке березняка, слегка подернутого легким туманом, в глубине леса проглядывали темные верхушки елей, а из овражка доносился веселый говорок ручья... и запах!

Такой бывает только в весеннем лесу. Постепенно стихает разноголосица дневных птиц. И вот первый вальдшнеп. Его хорканье с хрипотцой и цвирканье заглушают все звуки, и чудная музыка наплывает на меня.

 После выстрела моя помощница, английский спрингер спаниель Рада в надвигающихся сумерках без труда его отыскала. Но таких вечеров было всего три. Холода и дожди значительно ухудшили тягу и ее, как таковой, в классическом понимании не было.

По моим наблюдениям, бекас активно начал токовать с 12 апреля. Небольшой точок турухтанов нашел 21 апреля, где насчитал всего 11 птиц. Все самцы были одеты в красивый брачный наряд. Удлиненные перья на груди, воротники и уши окрашены во все известные в природе цвета. Самое удивительное – как я ни старался, мне не удалось увидеть двух одинаково одетых бойцов турнира.

Мелодичный и печальный голос большого кроншнепа услышал также 12 апреля и почти ежедневно встречался с этой птицей. Чибисы активно токовали и во все дни охоты довольно часто попадались на глаза, задавая свой извечный вопрос «чьи вы?»

ОХОТА НА ТЕТЕРЕВА

В ближайшей округе тетеревиного тока не было. Местные охотники ему не давали сформироваться. Косачи, в основном, токовали по одиночке и реже парами. По утрам их чуфыканье и бормотание были слышны отовсюду, веселя охотничью душу. Охотясь на гусей, на заросшем поле неоднократно замечал двух токующих тетеревов.

Соорудив шалаш, я в одно утро отправился за тетеревами. Сидя в шалаше, вспоминал прошлые охоты на тетеревиных токах в Ленинградской области. Не то от воспоминаний, не то от утреннего морозца или от охватившего азарта предстоящей встречи с дивной птицей, меня пробирала легкая дрожь. Но чу! Слышится хлопанье крыльев. Тщетно пытаюсь разглядеть косача, а что пожаловал именно он, почему-то сомнений не возникало. Но на темном фоне поля мне это не удается.

За моей спиной все сильнее разгорается восход. Светлеет. «Чуф-фышь, «чуф-фышь» – начинает свое сольное выступление косач. До него не менее 80 м. Далековато. У меня теплится надежда – вот-вот подлетит его соперник, и они в пылу сражения переместятся ко мне поближе. В березняке заквохтала тетерка. Спустя некоторое время на поле опустилась и та, ради которой звучала песня. Косач еще больше распетушился, сверкая белым подхвостьем. Чем бы все закончилось, не знаю, окажись петух на выстреле, мы бы вряд ли разошлись. Но птицы вдруг насторожились и сорвались с поля. Оказывается, не я один положил глаз на косача.

От опушки кустами крался охотник, также возжелавший полакомиться тетеревятиной.

НА ГУСЕЙ С ПРОФИЛЯМИ

Озимых полей в округе не было, так как колхоз давно распался, и поля пустуют. На пустырях корма для гусей было недостаточно, и птицы с озера Верестово на кормежку улетали за многие километры. В день открытия охоты повторилась, ставшая традицией история. Гусям не давали ни снизиться к профилям, ни тем более облететь поле. Начиналась бестолковая стрельба, птицы в страхе поднимались на недосягаемую высоту и уходили без потерь. Настрелявшись за выходные, основная масса охотников разъехалась по домам. Гуси немного успокоились, и охота стала добычливее. Первая удача пришла 16 апреля. С озера на профиля налетела стайка гусей. Мне дуплетом повезло взять двух белолобиков, а моему товарищу одного.

18 апреля удалось подстрелить еще одного белолобого гуся. Но он из последних сил сумел дотянуть до озера и упасть в метрах 50 от берега. Рада смело отправилась за ним и вынесла его. Меня распирала гордость за нее.

Еще бы! Все это она проделала на глазах моих товарищей. Если бы не собака, то гусь бы пропал. Плавсредств у нас не было, так как пользование ими рыбинспекция запретила. Этот пример говорит о том, что в таких ситуациях подружейная собака необходима. Но как это нарушение привести в норму, следует подумать разработчикам новых правил охоты.

Необходимо отметить как положительный факт, что в эту весну многие охотники охотились на гусей с применением профилей и объемных чучел. Я в этом усматриваю некоторый сдвиг в сторону повышения культуры охотников. И не последнюю роль в этих изменениях сыграла «Российская Охотничья газета».

ОХОТА С ПОДСАДНОЙ

Утро. Мой шалаш в укромном заливчике на берегу озера Верестово. Завороженно смотрю на весенний разлив озера. Оно величественно. Ветер гонит по нему крутые волны с белыми барашками на гребнях. Неумолчное шипение струй и пьянящий запах цветущих прибрежных кустов действуют успокаивающе. Тишину тревожат своими криками только чайки и чибисы. А где-то далеко-далеко, в огнях рекламы и казино живет большой город с кипящими мирскими страстями, где люди, упиваясь личной свободой, пытаются что-то доказать друг другу, прибегая порой к такому убедительному аргументу, как пистолет или «калаш». Я счастливее их. Я душой и телом в благословенном Храме Природы.

Зовущий голос подсадной возвращает меня к действительности. Посвист сильных крыльев, хрипловатое жвяканье и долгожданный, сверкающий весенним нарядом зеленоглавый красавец, выставив оранжевые лапки, словно съезжая с горки, проскальзывает по воде, рассекая ее гладь грудью, и замирает. Сколько их, страстных молодцев, полегло от моих выстрелов! Вроде бы и пора привыкнуть. Ан нет. В предвкушении возможности стать обладателем заветного трофея сердце сладко замирает, словно от первого поцелуя.

Как и в прошлые годы кряковые были обычны. А вот шилохвости, свиязей и чирков наблюдалось заметно меньше. Редко отмечались веселые компании чирков-трескунков, в которых за одной уточкой ухаживало до десятка кавалеров. Кряковые в основном держались еще парами, и отбить селезня от дикой утки подсадной не всегда удавалось. Больших стай пролетных чернети и нырковых не замечал. Можно предположить, что в летне-осеннем охотничьем сезоне уток будет маловато.

Пишу эти строки, а перед глазами проплывают картины притихшего вечернего леса и тянущий вдоль опушки вальдшнеп, задиристые косачи на току, переговаривающаяся гусиная стая, улетающая куда-то в неведомую даль и подсаживающийся селезень, будоражащий душу своим «жвяк-жвяк». Все это бывало в моей жизни не единожды и повторилось вновь.

Сердце какого охотника останется равнодушным, пережив нечто подобное! И кому из нас не захочется все это еще раз прочувствовать и прожить.

Виктор Радов 17 июля 2007 в 14:08






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑