Два пути возрождения

  Крах охотничьего хозяйства России очевиден. За последние десятилетия растерян огромный, накопленный многими поколениями охотников и охотоведов опыт, утрачены профессиональные традиции, отброшена рациональная организация отрасли, подорвана ресурсная база многих ценных зверей и птиц. Сохранившееся в угодьях поголовье большинства видов охотничьих животных не в состоянии удовлетворить запросы российских охотников.
     
     Ослабленный до предела охотничий надзор не способен противостоять браконьерству, которое в ряде регионов достигло огромных масштабов. Государство утратило интерес к охотничьему хозяйству и в 2004 году окончательно исключило его из системы государственного регулирования. Имеющиеся региональные и видовые исключения только подтверждают основной вывод о разрушении в России древней и традиционной формы отечественного природопользования.
     Мы предложили оригинальные тезисы, которые иллюстрируют современную роль охоты и указывают ее возможное место в реализации Всемирной стратегии охраны живой природы и в российской системе охотничьего хозяйства. Приводим основные из них.
     – Охота – традиционный российский вид деятельности, сыгравший яркую роль в становлении и развитии государства и длительное время занимавший видное место в экономике страны; исторические приоритеты России категорически не позволяют исключать охотничье хозяйство из системы государственного развития.
     – Охота – один из незаменимых инструментов регуляции экосистемных и биосферных процессов; ее значение возрастает по мере нарушения экосистем и деградации биосферы; чем больше человек «отменяет» естественную экологическую регуляцию, тем необходимее становится регуляция искусственная, частью которой является научно обоснованная охота.
     – Охота – постоянный источник значительных экономических ценностей; ее экономический потенциал в России явно недооценен, реализация его возможна лишь при целенаправленной помощи государства.
     – Охота – мощный фактор социального благополучия и сплоченности значительной части общества, требующий массовой общественной поддержки и защиты от растущих псевдогуманных спекуляций.
     – Охота – эффективная форма сохранения живой природы, охраны и восстановления охотничьих ресурсов; наглядное воплощение ведущего тезиса Всемирной Конвенции о биоразнообразии – «разумное использование биологических ресурсов – действенное средство их охраны».
     – Охота – неотъемлемая часть государственной системы комплексного природопользования; реализация которой требует научно обоснованной эксплуатации биологических ресурсов биосферы, постоянного взаимодействия всех отраслей биологического природопользования, и прежде всего – сельского, лесного, рыбного и охотничьего хозяйства, заповедного дела.
     – Для прогресса в эффективности охотничьего хозяйства России необходимо четкое отделение права на охотпользование от права на пользование землей и другими природными ресурсами, провозглашенное статьей 12 Закона РФ 1995 года «О животном мире».
     – Охота – показатель меры цивилизованности страны; ведущие страны Европы и Северной Америки нашли место охоте в системе цивилизационных ценностей и комплексного природопользования и продуманно используют ее возможности для увеличения ВВП, сохранения Живой Природы и формирования гармоничного человека.
     Усилия полностью возродить отрасль и использовать ее комплексный потенциал, не выходя за пределы проблем охотничьего хозяйства, к сожалению, бесперспективны. Они могут лишь в какой-то степени улучшить положение, но коренное изменение ситуации, воссоздание полнокровного охотничьего хозяйства требуют выхода на «большую дорогу» – дорогу государственной эколого-экономической и структурной трансформации всей системы биологического природопользования.
     Начиная с 70-х годов мы повторяли очевидную для охотоведов всего мира истину о принадлежности охотничьего хозяйства к сложной государственной системе комплексного природопользования и о необходимости внесения корректив в деятельность этой системы. Государство должно понять нетерпимость дальнейшего игнорирования состояния и потребностей Живой Природы нашей страны. Выход следует искать на пути экологической оптимизации всего природопользования и – особенно– совершенствования комплексной системы охраны и эксплуатации живых ресурсов биосферы. Эффективность этого пути подтверждается, например, огромным позитивным опытом США, где экономическая эффективность охраны и различных форм использования живой природы (без стоимости натуральной продукции) составляет не менее 100 млрд. долл. в год.
     Совершаются ли перемены к лучшему?
     К сожалению, нет.
     – Отсутствует единая функциональная система управления биологическими природными ресурсами.
     – Сельское хозяйство автономно, не вовлечено профессионально в систематическую деятельность по сохранению, эксплуатации и восстановлению ресурсов дикого животного мира. Попытки привлечения к этой работе фитосанитаров и ветеринаров – вместо охотоведов и ихтиологов – являются вопиющей ошибкой.
     – Лесное и рыбное хозяйства лишены административной самостоятельности; нормативные документы, которыми они руководствуются, не учитывают интересов Живой Природы и охотничьего хозяйства.
     – Лишь в 2007 году возрожден ведомственный департамент Минсельхоза по координации охотхозяйственной деятельности.
     Вывод очевиден: необходима глубокая административная реформа биологического природопользования в России с изменениями представлений о рациональной системе управления в этой сфере. Не ликвидация структурных «остатков» и не робкая (чаще всего ошибочная) реконструкция управляющих систем, а их полнокровное восстановление, истинная дебюрократизация – вот что должно привести к желаемому перелому. В правительстве должен иметься блок по охране и рациональной эксплуатации природных биологических ресурсов России.
     Что объединяет лесное, рыбное, охотничье хозяйство? То, что все они эксплуатируют возобновляемые ресурсы биосферы, ресурсы растительного и животного мира. И, следовательно, их деятельность может быть подчинена общим принципам управления. Первый из них – возможность вечного не истощительного использования биологических ресурсов. Второй – охрана ресурсов через разумную, научно обоснованную эксплуатацию. Третий – целесообразность и даже неизбежность комплексной интегрированной деятельности.
     Как мы уже предлагали, лесное, рыбное, охотничье хозяйства могут найти место в общей структуре, предположительно – в Министерстве биологического природопользования. Минприродой должно сохраниться недропользование, основывающееся на совершенно иных принципах. Здесь же может найти достойное равноправное место Федеральный орган по руководству заповедным делом. В регионах могут быть созданы комплексные управленческие структуры по регулированию лесного, рыбного, охотничьего хозяйства.
     Предлагаемая структура создаст условия для успешной реализации важного принципа Закона РФ «Об охране окружающей среды», (ст. 3). В новых условиях появятся возможности для реальной координации всех отраслей биологического природопользования, сохранения и увеличения биологической продуктивности всех категорий земельных угодий, в том числе и охотничьих. С этой реформы мы предлагаем начать возрождение охотничьего хозяйства России.
     Необходимая оговорка: мероприятиям первого и второго пути должны предшествовать меры по коренному улучшению охраны ресурсов животного мира, по значительному ужесточению ответственности за охотничье (а в масштабах страны – за экологическое) браконьерство, способное свести на нет все позитивные усилия.
     Предлагаемые этапы первого пути возрождения охотничьего хозяйства России:
     – разработка, обсуждение и принятие на государственном уровне стратегии и тактики реформы (трансформации системы) биологического природопользования;
     – разработка и утверждение парламентом и правительством соответствующего плана действий;
     – подготовка и осуществление Административной реформы в сфере биологического природопользования (см. выше);
     – анализ роли отдельных отраслей природопользования в сохранении, использовании и восстановлении биологической продуктивности биосферы;
     – выявление эколого-экономических и технологических взаимосвязей (взаимозависимостей) отдельных отраслей биологического природопользования;
     – совершенствование отраслевых эколого-экономических основ биологического природопользования; разработка мер по экологической оптимизации сельского, лесного, рыбного, водного хозяйства (с учетом интересов охотничьего хозяйства);
     – разработка и уточнение принципов и методов комплексного использования совокупности биологических ресурсов биосферы; их эколого-экономическая оценка;
     – разработка и реализация перспективной схемы особо охраняемых природных территорий (ООПТ) различного уровня с целью сохранения и восстановления биологических ресурсов биосферы; создание условий для согласованной деятельности в сфере охраны природы и биологического природопользования;
     – разработка и модернизация современного комплекса мероприятий по эффективному ведению охотничьего хозяйства и воспроизводству ресурсов охотничьих животных в системе интегрированного
     природопользования;
     – создание и совершенствование обновленной законодательной и правовой основы комплексного природопользования, в том числе – принятие принципиально новых законов о биосфере, об интегрированном использовании биологических природных ресурсов, об охоте и охотничьем хозяйстве;
     – проведение постоянной широкомасштабной разъяснительной работы по внедрению идей комплексного природопользования, охраны биологических природных ресурсов через их разумную эксплуатацию, эффективности культурной охоты.
     Реализация рекомендуемой программы потребует создания специального научного центра на межотраслевой основе, целевого финансирования и займет не менее 7–10 лет. До ее завершения возможно постепенное (попутное) локальное улучшение охотпользования в отдельных регионах России в рамках второго пути.
     Второй путь возрождения охотничьего хозяйства ориентирован на оперативное выявление и быструю реализацию местных возможностей сохранения и развития охотничьего хозяйства, освобождение регионов от жесткого и негибкого федерального диктата, широкое проявление разумных региональных инициатив, соответствующих локальным условиям и возможностям. Этот путь используется и в настоящее время, однако его ускорение и полное раскрытие имеющегося потенциала требует внесения существенных изменений в нормативные основы ведения и регламентации охотничьего хозяйства. Они могут быть следующими:
     – разработка и утверждение в Правительстве РФ принципиально нового типового Положения об охотничьем хозяйстве России, содержащего основные общие и региональные принципы и методы управления ресурсами охотничьих животных и систему методического контроля за охотничьим хозяйством субъектов Федерации;
     – осуществление общего регионального охотустройства для выявления перспективных участков и мест концентрации охотничьих животных, создающих локальные возможности быстрого развития охотничьего хозяйства, определение рациональных методов охотпользования; разработка упрощенной и недорогой методики общего оперативного охотобследования регионов;
     – проведение объективной ревизии имеющейся дифференциации охотничьих животных на федеральные и региональные, мигрирующие и местные виды; создание и утверждение новых классификаций;
     – Подтверждение исключительного права Федерации на регламентацию охоты на широко мигрирующие виды и разработка соответствующего механизма;
     – подтверждение исключительного права Федерации на все операции с формами животных, включенных в Красную книгу РФ, и уточнение соответствующего механизма;
     – передача субъектам Федерации права собственности на все остальные (местные) виды охотничьих животных и ответственности за их состояние и эксплуатацию;
     – разработка и утверждение субъектами Федерации региональных Правил охоты, предусматривающих всю систему работы с местными видами охотничьих зверей и птиц – от учетов численности до определения норм добычи, стоимости лицензий и проведения мероприятий по воспроизводству; эти правила опираются на федеральное Положение, пересматриваются регулярно в зависимости от изменения состояния ресурсов основных объектов охоты;
     – внедрение локального принципа управления популяциями охотничьих животных, при котором охота в отдельных благополучных частях видового ареала может открываться вне зависимости от общей численности вида (состояния популяций) в других частях ареала на территории региона (при отсутствии хороших возможностей для свободного расселения вида); желательна дифференциация регионов на видовые или комплексные охотничьи участки и регламентация охоты по этим участкам;
     – передача регионам экологической экспертизы на проекты норм добычи в очередном сезоне местных видов охотничьих животных; установление ответственности охотпользователей за искажение исходной информации и сознательное отклонение от нормативов добычи;
     – разработка и утверждение Положений о частных охотничьих хозяйствах, обладающих правом предоставления в аренду охотничьих угодий и продажи физическим лицам разрешений на охоту с соблюдением действующих федеральных и региональных нормативов;
     Кроме перечисленных мероприятий для более эффективного использования местных возможностей желательно снятие или ослабление налоговой нагрузки на охотхозяйственную деятельность, развитие прогрессивного охотничьего туризма, внедрение в регионах комплексных форм эксплуатации биологических природных ресурсов, восстановление статистических форм учета численности и добычи охотничьих животных, разработка и внедрение статистической формы учета производства и реализации товаров для охотничье-рыболовного хозяйства.
     
     В.В. ДЁЖКИН (Москва), профессор, академик РАЕН
     В.Г. САФОНОВ (Киров), профессор, член-корреспондент РАСХН

В.В. ДЁЖКИН 21 марта 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑