Не допускайте бесполезной гибели

Сообщение «РОГ-информ» («РОГ» № 19, 2006, 3–9 мая) «в Хабаровском крае выживших после зимы копытных добивают браконьеры» привлекает неоднозначностью оценки создавшегося положения.


С одной стороны, независимые экологи и специалисты ВНИИОЗ бьют тревогу: в Хабаровском крае происходит массовая гибель копытных. В подтверждение этого сообщается, что в разных районах люди находят погибших оленей, кабанов и косуль. Некоторые встречали павшие семьи кабанов и группы косуль. Главной причиной создавшейся ситуации явились голод (из-за неурожая ореха и желудя) и глубокоснежье, которые здесь бывают довольно регулярно. Подводя итог неблагополучной зимовки, с.н.с. ВНИИОЗ Ю. Дунищенко отмечает, что уже сейчас (непонятно когда) можно сказать, что мы потеряли 100% поросят (прошлого или этого года?), погибла часть подсвинков и взрослых кабанов. Много пало быков изюбря, так как они входят в зиму истощенными после гона. По предварительному прогнозу, от этого природного бедствия (подчеркнуто мною – Е.К.) погибнет до 50% кабанов, 50–60% косуль и до 20–25% изюбрей. И это, не считая браконьерства и официального отстрела. Звери будут умирать еще не одну неделю. Многие из них достигли такой степени истощения, что и первая зеленая трава не спасет.

Казалось бы, все ясно – стихийные обстоятельства. Однако козлом отпущения в возникшей ситуации сделали браконьеров. Оказывается, они во всем виноваты. Вместо того чтобы помочь животным пережить бедствие, безжалостно истребляют их.

Между тем, как говорит руководитель программы по сохранению биоразнообразия ДВО Вадим Кирилюк, «в связи с тем, что урожай кедрового ореха и желудей был крайне низким, а Гидрометцентр прогнозировал снежную зиму, ожидали массового падежа копытных в Приморье и готовились к нему как могли». (Не пытались предотвратить или сократить гибель, а готовились к ней! – Е.К.)

Какие конкретные действия по спасению копытных и предотвращению (сокращению) их гибели предпринимались конкретно – не говорится. Была ли предпринята попытка уменьшить размер гибели копытных? Для этого всего-то надо было выделить побольше лицензий на добычу еще с осени.

Правда, «РОГ-информ» («РОГ» № 48, 2005) сообщал, что ДВО WWF России, обеспокоенный ситуацией, заказал 20 кг противочумной вакцины (на 2 тыс. особей), которая должна была быть испытана в ряде модельных хозяйств. Были запланированы подкормка и другие действия по спасению диких копытных животных.

Вместе с этим декабрьский «РОГ-информ» за 2005 г. сообщил, что все специалисты «согласны, что высокий уровень браконьерства в этой проблеме не является решающим фактором. В Приморье для диких копытных животных самое трудное – многоснежье, при котором поголовье сокращается в несколько раз. Также отмечено, что усиливается общая деградация лесов и пресс на экосистемы. Редкие заповедники и заказники не спасают.

Конечно, можно сетовать: раньше, когда дикие животные терпели бедствие, жалели и не стреляли, а чем могли – помогали. А надо ли помогать в таких случаях?

В книге из собрания П. Гусева «Охота и рыбная ловля в окрестностях Парижа и в самом Париже во время осады 1870–1871 гг. («Охота и рыбалка XXI век», № 5, 2006) по поводу использования животных, оказавшихся в условиях голода, говорится: «Лучше было видеть, как наши храбрые солдаты пользовались несколькими баранами, пока те были еще сыты, чем спустя несколько дней присутствовать при грустном зрелище, которое представляли эти несчастные животные, умирающие сотнями от голода и истощения». И далее: «Из предосторожности велели немедленно перебить большую часть оставшихся еще баранов и наскоро устроить целые мастерские для их соления». Разумный, хозяйский подход в данном положении.

Аналогичная ситуация была в начале 70-х годов XX в. в СССР, когда из-за недостатка кормов вследствие небывалой засухи 1972 г. пришлось пустить под нож сотни тысяч голов крупного рогатого скота («Московский комсомолец», № 22, 2006). В таком случае вполне приемлем ленинский принцип «Лучше меньше, да лучше».

В более поздние годы почти все сельское и часть взрослого населения городов привлекались к заготовке так называемых «нетрадиционных кормов» – березово-осиновых веников, еловой лапки и т.д. Насколько эффективны были эти меры – можно говорить особо.

Наши же охотничьи чиновники и функционеры всю заботу об охотничьих животных видят лишь в запретах охоты и ограничениях сроков и норм добычи, считая, что чем меньше добывается, тем больше сохранится. На деле же обстоит не так, как задумывалось, а почему-то «как всегда». Примеров тому масса. Например, директивные указания ЦК КПСС по увеличению поголовья овец привели к гибели от голода в конце 80-х годов прошлого века свыше 600 тыс. овец на так называемых «черных землях» Калмыкии: несметные отары овец вытоптали все пастбища и лишили себя корма.

Завышенная численность лосей в угодьях и сокращение емкости угодий из-за старения, вырубок обусловили депрессию лосиного поголовья в средней полосе Европейской части России в 80-е годы, которая продолжается и поныне.

Заниженный процент добычи диких копытных животных, на который так уповают руководители охотнадзора – охотуправлений, ведет к подрыву кормовой базы, недоиспользованию ресурсов и бесполезной гибели их от хищников и болезней, повышению уровня браконьерства.

Неразумная страсть к накоплению выходит боком даже в заповедниках, заказниках и ООПТ. Так, в ландшафтном заказнике «Цейский» в результате реаклиматизации беловежско-кавказской линии зубра его поголовье с 47 голов в середине шестидесятых годов к началу 90-х годов прошлого века довели до 270, считая это своим достижением. Однако суровые и многоснежные зимы 1990–1993 гг. и вспышка браконьерства снизили численность зверей до 50–60 голов, то есть почти в 5 раз (!). Как выяснилось позже, такое поголовье оказалось оптимальным для этого заказника – пошло лесовозобновление, прекратилось повреждение деревьев, улучшились зимние корма (Ю. Комаров, К. Попов, «Охота и охотничье хозяйство», № 11, 2003).

В аналогичных с Хабаровским краем случаях бедственного положения диких копытных животных надо решиться на одно из двух: или любоваться гибелью их от голода, от болезней и хищников (численность тигра, бурого медведя, волка и рыси, по данным А. Даренского – «Охота и охотничье хозяйство», № 5, 2006, стабильно высока в Хабаровском крае), уподобясь гуманьякам, ратующим за проявление гуманизма по отношению к обреченным на гибель животным, или извлечь из этого выгоду. Необходима ответственность так называемых контролеров за недоиспользование охотничьих ресурсов и допущение бесполезной гибели охотничьих животных от голода, хищников, болезней.

Свою точку зрения высказывает А. Данилкин в статье «Управление ресурсами диких копытных: основные проблемы» («Охота и охотничье хозяйство», № 4, 2006). Он говорит: «Селекцию копытных необходимо вести круглогодично, как в животноводстве, но при сегодняшнем устройстве отечественного охотничьего хозяйства это предложение могло бы привести к круглогодичному браконьерству. Да и органы охотуправлений вряд ли выдадут достаточное количество лицензий. Поэтому на данном этапе выборочный отстрел предпочтительнее вести в разрешенные для охоты сроки, хотя это и не самый лучший вариант.

Изымают из популяции худших по качеству. Безусловной добыче подлежат самки с поздними выводками, поздно рожденные, мелкие сеголетки, раненые, травмированные, ослабленные и больные звери (истощенные, хромающие, кашляющие, сгорбленные, с приподнятой и свалявшейся шерстью, запачканным задом). В природе такие животные обычно вымирают сами. Однако в охотничьем хозяйстве при наличии обильной подкормки выживают и оставляют потомство далеко не лучшего качества». Так стоит ли подкармливать таких животных, проявляя мнимый гуманизм, не говоря о том, а стоит ли овчинка выделки? Ведь «звери будут умирать еще не одну неделю», «многие из них достигли такой степени истощения, что и первая зеленая трава не спасет».

«Еще можно успеть спасти тысячи животных от браконьеров», – стенает, обращаясь неизвестно к кому, руководитель программы по сохранению биоразнообразия (или биобезобразия?), – нужны срочные интенсивные меры по охране» (гибнущего без проку поголовья – Е.К.). И делает замечательный пассаж: «И самих охранников, к сожалению, нужно контролировать». (Хоть отдел собственной безопасности создавай.) «Ответственных профессионалов в таких случаях с каждой реорганизацией остается все меньше и меньше». Спрашивается, надо ли всю вину переваливать на браконьера, коль у самих «контролеров» рыльце в пушку? Так ведь надо же найти крайнего.

Сокращение численности зубров в ландшафтном заказнике «Цейский» более чем на 200 голов по вине охотничьих чиновников и функционеров осталось безнаказанным и нигде не афишировалось. Зато на всю Россию органы охотнадзора сразу в нескольких охотничьих изданиях с гордостью рапортуют: в Свердловской области задержаны 7 браконьеров, незаконно добывших 5 бурундуков (! – это тебе не какие-то зубры), 1 рябчика и 1 ондатру. Почувствуйте разницу. Вот, оказывается, кто истинный враг природы. И такая статистика идет в отчеты органов охотнадзора, доклады руководителей охотуправлений и московского начальства. Таким образом создается видимость борьбы с браконьерством и пускается «пыль в глаза» начальству и общественности о значимости своей работы. Борьба с мнимым браконьерством характеризует то, что отчетность по выявленным нарушениям преобладает над главной задачей охотничьего хозяйства – производством продукции охоты и созданием условий для удовлетворения потребности охотников в охоте. Методы борьбы, применявшиеся более полувека назад в борьбе с похитителями колосков на убранном поле, не соответствуют целям и задачам развития охотничьего хозяйства на современном этапе, хотя еще, как видим, широко применяются на практике.


Евгений КОЗЛОВ, биолог-охотовед, Кировская обл 2 августа 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑