Что происходит с охотничьим хозяйством?

УВАЖАЕМЫЕ ОХОТНИКИ!

Хочу Вас поблагодарить за то, что написанные мной статьи в «РОГ» не оставили Вас равнодушными к нашей всеобщей сегодняшней проблеме. К тому, что творится с охотничьим хозяйством России. Искреннее Вам СПАСИБО!

Дальше я попробую объяснить еще раз, что же все-таки происходит с охотничьим хозяйством. Попытаюсь ответить на Ваши вопросы.

Когда я писал свои статьи в «РОГ», многие мне высказывали, что я их пишу слишком просто и эмоционально. Якобы нужно как можно больше цифр и конкретных предложений. Я пытался объяснить, что газетные статьи предназначены мною в первую очередь для охотников России, которые, как Вы, собираются у себя на кухне или в своем районном обществе охотников, или у костра на природе перед открытием охоты и могут посудачить о том, что случилось с нашей страстью – Охотой!

Охота, конечно, осталась, а вот то, что рядом, на чем все мы воспитывались (на любви к русской природе, на любви к охотничьим традициям, на любви к охотничьим собакам – нашим помощникам) – уходит безвозвратно. Чиновники-перестройщики охоты сделали все, чтобы уничтожить русскую охоту, ту охоту, которую любили наши деды, отцы, любим мы, и хотелось бы, чтобы любило поколение, которое будет жить в России и после нас.

Что касается цифр, конкретных предложений, просьб, поверьте мне, изо дня в день, вот уже несколько лет подряд, я лично и все мои коллеги-охотоведы, которые болеют душой за наше охотничье дело, пишем куда только можно. От первых лиц государства до всех остальных, которые, по нашему мнению, могли бы хоть что-то изменить или хотя бы попробовать изменить для нас охотников. Все это бесполезно. Всем сегодня наплевать. В ответ одни отписки, никому не нужные совещания и т. д. и т. п. Чтобы принять решение много ума не надо, его нужно еще выполнить, а выполнять некому. А по-простому – воз и ныне там.

Поначалу мы, конечно, верили, надеялись, что здравый ум восторжествует. К исправлению ситуации привлекут специалистов-охотоведов, которые знают, что делать. Послушают их и дадут возможность им работать. Спасти то, что еще можно. Например, написать хорошие для охотников законы, которые все мы будем исполнять с радостью, а не нарушать их, потому что те законы, которые существуют сегодня, не сможет выполнить ни один нормальный охотник, даже если сильно захочет. Они просто невыполнимы. А ведь любое государство сильно своими законами и их исполнением – это аксиома. Однако этого не случается, кругом только пустые разговоры и более ничего.

Вы, Максим, правы на все 100%, что большинство охотников России – это достаточно простые люди. Однако среди нас – охотников, есть и политики, и юристы, и биологи. Это факт. Думаю, что всем охотникам независимо от их положения в обществе нравится ходить на охоту. Только у нас есть разные возможности. Но всем нам еще раз необходимо задуматься и понять – в России в настоящий момент охотничьего хозяйства как самостоятельной отрасли природопользования не существует. Все уничтожено. И с каждой минутой восстановить эту отрасль сложнее и сложнее. Вот Вы, Максим Карташов, и Ваши товарищи это поняли. И славу богу. Цитирую Ваши слова: «За последние 10 лет в лесу (в частности) не делается ничего!!! Только растет браконьерство со скоростью бамбука». Вы простые охотники это увидели. Однако не видят те, кто обязан видеть эту проблему по роду своей работы. И исправлять сложившуюся ситуацию.

– Нужно ли это им?

И ответим:

– Основной массе таких работников – нет!

Вы, Максим, и тысячи других охотников, так и не можете понять, что же происходит и что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию. Пишете о реорганизациях в «Росохотрыболовсоюзе». А ведь в этой общественной организации нет никаких реорганизаций. Она прошла только в государственных структурах. А всем обществам охотников родные реорганизованные государственные органы управления охотничьим хозяйством России просто-напросто не дают работать. Прикрываясь различными лозунгами, приказами и цифрами. Вот так по-простому, не дают работать и все! Точнее, это конкретные чиновники от охоты, которые возглавляют так называемые госорганы. Отсюда и птичий грипп, и неоткрытие весенних и осенних охот, и выделение из Москвы лимитов на добычу кабанов и других животных в каждом районе и в каждом конкретном охотхозяйстве России, лицензии на вальдшнепов, кротов и волков и дележ этих самых лицензий. Необоснованные экологические экспертизы и многое-многое другое.

– Почему чиновники это делают?

– Я не знаю!

Как их действия назвать?

– Я не знаю.

– Может, предательством по отношению к охоте? А может, шизофренией. Оглянитесь, Максим, вокруг и подумайте, как все это называется.

И снова Вы правы. Нам, охотникам, по большому счету все равно, к какому охотничьему ведомству будут принадлежать хозяйства, где мы с Вами сможем поохотиться, порыбачить или просто отдохнуть. Однако скажите, много Вы, простые охотники, охотились в Гослесспецохотхозяйствах Минсельхоза РФ? Или в Завидово? Будете ли Вы охотиться в частных охотничьих хозяйствах? Где все мы будем охотиться, если будут уничтожены охотхозяйства обществ охотников России, в которых пока хоть что-то еще делается для нас охотников.

Нигде.

Общества охотников уничтожать нельзя, им нужно помочь выжить и дать работать в полную силу. Однако в последние годы делается все, чтобы общественные объединения охотников России погибли. И мне кажется, что это направленная акция. И мы сами в этом виноваты.

Для охоты простым людям еще может остаться существующий так называемый Государственный резервный охотничий фонд (ГРОФ). Эта территория пока не закреплена ни за каким охотпользователем и не поделена. Свободная зона для охоты и браконьерства. Где нет ни одного штатного работника охотничьего хозяйства. Как нет в настоящее время в России организации, которая могла бы там проводить учеты диких животных.

А если нет учетов, значит, нет и законной охоты. Учеты и охота – это закон охотоведения. Это все мы можем потерять. Простые охотники взамен не получат ничего. Нам просто-напросто негде будет охотиться. Простых охотников начнут гонять ото всюду «работники» на новеньких снегоходах и с «распальцовкой», которые из охотоведения знают, что лиса живет в лесу, и этого им достаточно. Уже сейчас на них некому жаловаться. Ведь все наши статьи, письма – «выстрелы пшеном по воробьям», или «собачий лай из подворотни». Попишут, погорланят и заткнутся. Так говорят многие. К этому и идет. Мне, честно, эта вся наша возня порядком поднадоела. Устал выслушивать, что ничего в этой стране не исправить, о чем мы пишем, никто, кроме нас самих не читает. И ведь это правда. Видно наступило Новое время, пришли Новые люди, Новые принципы, Новая жизнь. Ваши слова: «Могут и дом спалить, и в лесу прохода не дать, и посадить». Веселая у нас перспектива! Тут, Вы, Максим, и товарищи правы как никогда. И я снова согласен с Вашими словами.

Вот Вы меня спросили.

– Что же делать? Подскажите и поведите вперед.

И я отвечу честно.

– Извините, но я не знаю, что делать. Не знаю!

Может, нужно пикетировать областные администрации, как поступили этой весной охотники Камчатки во главе с председателем областного общества охотников.

Может, начать создавать партию охотников, ведь нас 2,5 млн человек.

Может, созвать Съезд охотников России (на который ни у кого нет денег).

Может, всем нам написать по одному письму на имя президента России. Представляете, 2,5 млн писем и все лично президенту. Тогда обратят на охотничье хозяйство внимание.

А может по-простому пойти в лес и грохнуть последнего лося, чтобы другим не досталось. Или поджечь сухую весеннюю траву. Гори оно, это самое охотничье хозяйство, ярким пламенем!

Еще раз говорю, я не знаю, что делать. Наверное, чиновники победили.

Конечно, как охотовед я могу начать исправлять, то, что случилось. Мы, охотоведы, еще пока знаем, какие законодательные акты нужно привести в соответствие, чтобы система заработала. Как построить современную схему управления охотничьим хозяйством России. Конечно, мы знаем, что нужно, чтобы охота открывалась вовремя и охотники России не страдали. Мы знаем, как вести охотничье хозяйство с применением охотоведческой и биологической науки. Нас ведь этому учили. Наконец, мы знаем, как грамотно провести кадровую политику в регионах.

Ну знаем!

А дальше-то что? Мне лично никто и никогда не даст этим заняться. То, что сейчас твориться с охотничьим хозяйством, никак не укладывается в моей голове. Я ведь вижу белое – белым, а черное – черным. От этого и страдаю. А в сегодняшней ситуации нужно видеть все наоборот.

Поэтому, прошу Вас, Максим Карташов, и Ваших друзей охотников, сидевших на кухне, которые обсуждали мою статью, еще раз извинить меня за то, что не оправдал Ваших надежд. И закончить стихами одного моего друга – охотоведа из Самары, с которым мы когда-то учились на факультете охотоведения в г. Кирове.

...Наш факультет, конечно же, нам дорог,

Но нас с тобой учили не тому!

Профессию Охотовед-Биолог,

В стране у нас не надо никому!


С уважением к простым охотникам, простой биолог-охотовед Валерий КУЗЕНКОВ 24 мая 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑