В интересах российских охотников

– Александр Александрович, вот уже почти два года прошло с момента последнего вашего интервью читателям «РОГ». Вместо Охотдепартамента РФ созданы несколько новых государственных структур по контролю и управлению охотничьим хозяйством России. Какова сейчас ситуация в охотничьем деле нашей страны?

– В «РОГ» № 32 было опубликовано мнение авторитетного биолога-охотоведа, доктора биологических наук, профессора В. В. Дежкина по современному состоянию охотничьего хозяйства. Он принципиально поставил вопрос о том, что в любой отрасли народного, в том числе и охотничьего, хозяйства должны работать специалисты. Изучив постановления правительства об учреждении Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору и Федерального агентства по сельскому хозяйству, проекты положений об этих государственных структурах, отвечающих за охотничье хозяйство России, у нас возникли вопросы: кто конкретно будет управлять охотничьим хозяйством? Кто будет его контролировать и осуществлять это на местах?

– Вы считаете, что на местах не будет настоящих специалистов охотничьего хозяйства?

– У нас возникают большие сомнения в этом.

– Смог ли Росохотрыболовсоюз повлиять на положения о новых государственных структурах охотничьего хозяйства?

– Росохотрыболовсоюз подготовил соответствующий перечень вопросов правительству, был устранен ряд перегибов, которые не стыковались с действующим законодательством. В частности, в одном из таких проектов был установлен платеж за выдачу разрешений на право осуществления учетов численности охотничьих животных. Каждый охотпользователь должен знать численность птиц и зверей в своих угодьях. Это его обязанность, но никто за деньги эту работу проводить не будет. Также очень трудно будет за дополнительный платеж осуществлять работы по акклиматизации, реакклиматизации и дичеразведению. Получается, что охотпользователь, если он хочет выпустить в свои угодья диких животных, должен не только затратить на это свои средства, но и заплатить за это налог государству. Справедливо ли это?

– За право охоты охотник платит не единожды, оплачивая и взносы, и лицензии, и путевки.

– Была принята во втором чтении Налогового кодекса глава 26, регулирующая обороты от средств, полученных от госпошлины. Абстрактная фраза сразу же ввергает нас в двойное налогооблажение: «за выдачи разрешений на осуществление права пользования объектами животного мира». Сюда автоматически попала и долгосрочная лицензия на аренду угодий без дифференцировки, и именная разовая лицензия. Таким образом, по 25 главе мы осуществляем плату в виде сбора за право пользованием объектами охоты, а по 26 главе мы платим 200 руб. как юридическое лицо, а 100 руб.– каждый гражданин за конкретную лицензию.

Теперь приведу пример. На севере разрешается добыть 5 тетеревов в день охоты. Вы платите 125 руб. сбор за право охоты, а кроме того по 100 руб. за лицензию на каждого тетерева. Получается 625 рублей за день охоты на тетеревов. Деревенский мужик, не получающий зарплату месяцами, откровенно посылает нас куда подальше, спрашивая, как же вы напридумывали такое? Ведь эти тетерева вывелись и выросли в дикой природе у него за околицей.

Идет мобилизация бюджета. Не слишком ли мы увлекаемся платежами в сфере охотничьего хозяйства? Не устаю повторять, что нужно учитывать сезонный характер охотничьего хозяйства, его природоохранную направленность, а в условиях общественного ведения охотничьего хозяйства и формирование общественных фондов за счет средств граждан.

– Кто сейчас выдает государственные охотничьи билеты?

– Нас насторожило то, что в соответствии с уже утвержденным положением о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору, именно эта государственная структура выдает билеты на право охоты в установленном законодательством порядке. Извините, но для того, чтобы стать охотником, надо иметь определенные знания и сдавать экзамен по охотминимуму. Кто этим будет заниматься на местах? Один начальник районного отдела госохотнадзора, у которого сотни и даже тысячи охотников в районе? Даже сама выдача охотбилетов – операция для государства очень дорогостоящая. Для охотников же она превратиться в ничем не оправданную волокиту. У нас же существует отлаженная система подготовки будущих охотников, курсы по их подготовке для сдачи охотминимума. Преподаватели этих курсов, как правило, пожилые охотники-пенсионеры с большим личным охотничьим стажем. Мы занимаем их свободное время, выплачиваем из своих средств определенные суммы, вовсе не обращаясь за помощью к государству. С учетом действующего законодательства мы регулярно обновляем охотминимум. В этом году вышел новый вариант этой книги – «Охотнику России», куда включены, помимо необходимых сведений по биологии зверей и птиц, правилам, способам и срокам охоты, а также техники безопасности, еще и история охотничьего хозяйства нашей страны.

– Какие последние обсуждения проблем охотничьего хозяйства прошли в правительстве?

– Министр сельского хозяйства А. В. Гордеев 25 августа созвал совещание по вопросам охотничьего хозяйства, на котором мы поставили эти вопросы. Алексей Васильевич подчеркнул целесообразность рассмотрения вопроса о том, что охотник для производства охоты должен состоять в том или ином общественном охотничьем объединении (не обязательно в Росохотрыболовсоюзе). У этих объединений должна быть ответственность за определенные угодья, закрепленные за ними.

– Что, по-вашему, должен представлять из себя членский охотничий билет?

– Мы всегда подчеркивали, что охотбилеты, будь то членский или государственный, не дают непосредственного права на охоту. Прерогативой этого права служит только государственная именная разовая лицензия. Охотбилет служит удостоверением того, что охотник прошел подготовку, знает правила охоты и сдал охотминимум. Членский охотбилет подтверждает членство в общественной охотничьей организации. Кроме того, охотничий билет содержит очень важную для нас атрибутику, начиная с названия нашей организации. Мы делаем отметки о трудоучастии, о содержании охотничьих собак, наличия оружия.

– Александр Александрович, ваше откровенное мнение о целесообразности единого государственного охотничьего билета?

– Я считаю, что вообще не целесообразно выдавать госохотбилеты. Их можно оставить лишь для охотников-промысловиков, профессиональных охотников-сезонников, для государственных служащих, работающих в системе охотничьего хозяйства, специалистов охотничьего хозяйства. Но для всех граждан, чтобы быть охотником, нужно состоять в том или ином общественном охотничьем объединении, а потому иметь членский охотничий билет. Наше охотничье хозяйство исторически развивалось только через общества охотников. Именно в коллективах организованные охотники приносили государству больше пользы, чем стихийные охотники.

– Какие еще проблемы поднимались на совещании у министра?

– Одна из главных – не хватает координации. Министр обратил внимание, что пора выполнить распоряжение правительства 1998 года о создании координационного совета по проблемам развития охотничьего хозяйства России. Без привлечения к этому совету и координационным советам на местах охотпользователей и обществ охотников не обойтись. Мы обговорили эти вопросы вплоть до создания Общероссийского союза охотпользователей и Всероссийского координационного совета по проблемам развития охотничьего хозяйства.

– Как решается проблема частной собственности на землю и пользования охотничьими угодьями?

– Мы не против института частной собственности, но не на охотничьи угодья, а на конкретные земли. Охотники же являются пользователями объектами животного мира, принадлежащими государству. Мы согласны платить за долгосрочную лицензию. Но когда устанавливается несколько налоговых или ведомственных платежей за осуществление по сути дела одного и того же права – это несправедливо. Темпы потерь основных и воспроизводственных фондов у охотпользователей идут быстрее, а процессы амортизации обгоняют возможности восстановления и укрепления этих фондов. Вся эволюция охоты шла от стихийного промысла к организованному охотничьему хозяйству. А сейчас у нас вновь – возврат к этой стихийности. Ни в одном государстве мира нет такой тенденции! Во Франции, например, опыт охотничьего хозяйства которой я неплохо изучил, охотник обязан состоять в какой-либо охотничьей общественной региональной организации, а всех их объединяет Федерация охотников Франции. Все государственные егеря Франции – члены этого общественного объединения. Собирая налоги, государство берет себе 4,7 %, Федерация охотников получает 28%, а 50% средств идет структурам региональных охотдепартаментов. Есть небольшие отчисления в страховые фонды.

– Что еще мешает развитию охотничьего хозяйства России?

– Главное, это то, что нашему охотничьему хозяйству нужна стабильная экономика, самостоятельность и в управлении, и в грамотном обеспечении контроля. Необходимо снять налоговые обременения с учетом специфики природоохранной деятельности и сезонного пользования объектами животного мира.

– В каком состоянии находится сейчас Закон «Об охоте»?

– В настоящее время конкурс на создание нового проекта закона выиграл ВНИИОЗ – наш ведущий институт в области охотоведения. Мы надеемся на тесное сотрудничество с Минсельхозом, с Россельхозакадемией, непосредственно с ВНИИОЗом и отдельными специалистами-охотоведами.

– У вас отбирают по конкурсу охотничьи угодья. Такие конкурсы подчас не совсем честны. В редакцию «РОГ» от охотников поступает много писем о несправедливом изъятии угодий их обществ в пользу богатых организаций, которые в дальнейшем чинят препятствия в охоте, прежде всего, местным охотникам.

– Только за 2003 год у нас отняли почти 21, 3 млн. га угодий. В 2002 году эта цифра была 8, 3 млн. га. Идет нахальное изъятие угодий, причем, преимущественно самых лучших. Говорят, что общества, которым эти угодья принадлежали, оказались неплатежеспособными. А кто нас сделал такими? Те условия, в которые мы были поставлены: фискальное налогооблажение, неграмотное управление, незнание экономики природопользования. Это была ведомственная месть. Росохотрыболовсоюз представляет интересы многомиллионной армии охотников.

– Сколько членов обществ осталось в Росохотрыболовсоюзе на сегодняшний день?

– Меня часто порицают: Улитин говорит о двух миллионах охотников-членов РОРС, а у него такое же количество людей ушло из членов. Мы делаем все для спасения обществ. Во-первых, мы приостановили факт исключения из обществ охотника, не заплатившего годовой взнос, учитывая сложное материальное положение российских граждан. Таким образом, если охотник перестал платить взносы, но еще имеет на руках наш билет, ему не надо вновь вступать в общество. Ему надо лишь «реанимировать» свое членство в текущем году. Многие охотники просто не в состоянии платить членские взносы, и мы их хорошо понимаем. Не секрет, что многие охотники вынуждены иметь и государственный, и членский охотбилеты.

– Возвращаясь к совещанию у министра сельского хозяйства, хочу спросить – был ли подведен какой-то итог?

– В заключении совещания министр сельского хозяйства А. В. Гордеев произнес следующую фразу : «Я министр, и я отвечаю за охотничье хозяйство России. Надо сделать все так, чтобы и охотпользователи были организованы в систему отраслевого пользования охотничьими ресурсами, и граждане желательно были бы в одном из общественном объединений». Было твердо сказано, что будет создан координационный совет по проблемам охотничьего хозяйства, а после 10 сентября состоится совещание у руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору С. А. Данкверта, где мы определимся с основными моментами, связанными с формированием национальной программы развития охотничьего хозяйства России. Кстати, слова «национальная программа» принадлежат не мне (я назвал это концепцией), а президенту Российской Федерации.

– Когда было это им сказано?

– Летом я встречался с В. В. Путиным. Владимир Владимирович сам мне сказал: «Готовьте вопросы по национальной программе развития охотничьего хозяйства».

– Смотрите ли вы на будущее охотничьего хозяйства с оптимизмом?

– Да, конечно. Я выражаю надежду, что министерство, отвечающее за охотничье хозяйство России, резко повернется в сторону улучшения положения дел в области обеспечения управления и контроля за охотничьим хозяйством. Я думаю, что мы найдем оптимальные точки решения всех вопросов в интересах России и российских охотников.

– Удалось ли вам побывать на открытии летне-осенней охоты в этом году?

– По традиции, каждый год на открытие я еду на свою малую Родину – в село Дунилово Ивановской области. 21 августа побывал на утренней зорьке, получил огромное удовольствие от утреннего утиного перелета, порадовался за наших охотников. Ведь открытие сезона – всегда долгожданный праздник для всех нас, кто любит охоту!


Беседу вел Сергей ФОКИН 8 сентября 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑