Оружейный тюнинг:

В «РОГ» №9 я прочитал статью «Оружейник-модельер». В ней говорится о том, как генеральный директор фирмы «Оружейный тюнинг« А. Посудин восстановил ложу от ИЖ-58 16-го калибра до такой степени хорошо, что ружье это «компетентные» охотники принимали за «Зимсон», не меньше. Там же опубликовано интервью с А. Посудиным. Все, что сказал Александр Константинович о своем профессионализме ружейных дел мастера, я слышал от него же в прошлом году. Раньше А. Угарова.

О том, как «оружейник-модельер» А. Посудин делал ложу для моего ружья ИЖ-12, я и хочу рассказать.

Прочитав рекламу в «РОГ», я увидел, что первым пунктом в предоставляемых услугах стоит «изготовление новых лож к оружию с учетом антропометрических параметров и техники стрельбы владельца». Я стреляю с левого плеча, и мне нужно было сделать новую ложу для моего ружья под левое плечо. Я созвонился с А. Посудиным и изложил суть проблемы. Выслушав меня, Александр Константинович обнадежил, заявив, что может помочь мне.

Я приехал к нему в Люберцы в начале июня. Мы определились в форме ложи и сроках. А. Посудин сам назвал срок — четыре недели. Оформили заказ №136, я заплатил предоплату и уехал домой. По дороге вспомнил, что Александр Константинович не сделал ни одного замера моих антропометрических параметров. Я перезвонил ему из дома, а он ответил, что у него глаз-алмаз и знает, что мне нужно.

По истечении половины срока я позвонил в Люберцы, чтобы справиться о ложе. А. Посудин сообщил, что произошло недоразумение: мастер якобы сделал ложу, но под правое плечо. Попросил извинить его и дать время исправить ошибку.

Через три недели А. Посудин сам позвонил мне и сказал: «Владимир Семенович, вы будете смеяться, но мои мастера снова сделали ложу под правое плечо». Тут стало уже не до смеха. Я задумался: а такой ли он мастер-ружейник, который может сделать хорошую ложу? Посудин обещал сам заняться моей ложой и дать ему две-три недели.

Я перестал звонить, устав ждать, когда все будет готово. Недели через две А. Посудин пригласил меня на «примерку» ложи. В офисе он вынес мне ружье с полуфабрикатом ложи и попросил вскинуть ружье несколько раз, прицеливаясь ему в правый «глаз-алмаз».

После этих манипуляций А. Посудин сказал, что ему все ясно, и обещал известить о готовности заказа. Затем началась тягомотина: то у него командировка, то мастер срочно при смерти. Потом я ушел в отпуск. Встретились мы уже после отпуска, А Посудин позвонил и сообщил, что мой заказ готов.

На следующий день я приехал в Люберцы. Он встретил меня очень радушно и сообщил, что ложа получилась прекрасная. Сердце радостно забилось в ожидании выноса «костюма от оружейника-модельера».

В статье А. Угарова в конце интервью А. Посудин говорит такие слова: «Знаешь, самые приятное в нашей работе, когда ты вручаешь ружье заказчику. В эти мгновения я смотрю не на ружье, а в глаза владельца, на выражение его лица. Ради этих мгновений стоит жить».

В глаза он мне не глянул. Отдал ружье и ушел, сказав, что если будут претензии, он придет и выслушает.

Я глянул на ложу и сразу все понял: А. Посудин не только в глаза мне не взглянул, похоже, и на ружье мое он тоже не глядел. А следовало бы.

Поверхность ложи была в царапинах от грубой шкурки. Затыльник неплотно прилегал к ложе. А гордость фирмы — осадка — вообще отсутствовала. Пропитка ложи по английской технологии вызывала печаль. От заказа я отказался.

Я не уверен, действительно ли А. Посудин сделал ложу для ружья своего приятеля А. Угарова или все это вымысел, отдающий рекламой. Видно, плохо идут у Посудина дела. Если же он на самом деле по знакомству сделал А. Угарову хорошую ложу, то нет гарантии, что такой же результат получат другие охотники, не знакомые с Посудиным лично.

Обращаться в это заведение еще раз даже в голове не держу. По поводу этой фирмы хочется всем знакомым охотникам сказать: «Осторожно! Оружейный тюнинг!»


Владимир ТРАПКИН, Москва


После того как редакция ознакомилась с этим письмом, было принято решение напечатать его в газете. Но в соответствии с принципом римского права, гласящим, что должна быть выслушана и другая сторона, редакция обратилась к Александру Посудину с просьбой как-либо прокомментировать письмо В. Трапкина и содержащуюся в нем информацию.

Hет ни одного человека, который бы во всем походил на другого. Люди отличаются характером, воспитанием, манерой поведения. За время работы мне пришлось столкнуться с разными людьми. Порой встречаются заказчики, которые сами не знают, что они хотят.

Когда мы начинали работать, у нас были определенные проблемы. Не хватало необходимого оборудования, инструментов, были проблемы с комплектующими, материалами. Не следует забывать, что мы создали производственное предприятие на базе чисто торгового комплекса, каким является автомобильный рынок «Автогарант» в Люберцах. Это сейчас у нас налажены четкие поставки комплектующих, четкие поставки ореха. В ближайшее время у нас будет подписан договор с ТОЗом, и я буду получать запасные части.

Естественно, что, когда мы только начинали работу, были определенные задержки с выполнением заказов. Надо понимать, что до нас такую работу никто не выполнял. Мы начинали работу на пустом месте и учились на собственных ошибках, набирая опыт.

Есть и еще одна причина нарушения сроков выполнения заказов, о которой следует упомянуть. В одиночку работу не сделаешь, значит, нужно было набрать специалистов. Они тоже учились всему на рабочих местах. Работали медленно, но я категорически возражаю против того, что автор письма на основе единичного факта огульно обвиняет всех работников предприятия «Оружейный тюнинг« в некачественной работе.

Я решительно отвергаю безответственное заявление автора письма. В основу нашей работы был положен принцип качественного выполнения заказов. Это один из важнейших принципов работы предприятия «Оружейный тюнинг«. Если бы мы с самого начала стали некачественно работать, никто бы к нам и не пошел.

Что касается ситуации на сегодняшний день, то без лишней скромности могу сказать, что мы пользуемся уважением среди охотников. Нам доверяют оружие такого класса, как «Лебо», МЦ-109, МЦ-108, МЦ-200. Я уж не говорю о «Браунингах», «Бенелли», «Береттах». Все серийное оружие мы без особого труда подгоняем под особенности антропометрического строения владельцев конкретной единицы оружия.

Признаю, что задержки с выполнением заказов имели место, но качество выполнения заказов всегда было на надлежащем уровне. Что касается ложи, изготовленной нами для гр-на Трапкина, то я хочу рассказать о ее дальнейшей судьбе. Как я уже сказал, мы находимся на территории авторынка. Сюда приезжают люди со всей России, очень много автомобилей пригоняется из Прибалтики и Калининградской области. Не прошло и двух недель после того, как В. Трапкин отказался от заказа, ко мне зашел один из посетителей рынка (гражданин одной из стран Прибалтики) и сказал, что у него есть прекрасно бьющий ИЖ-12, но после многих лет эксплуатации на ложе появились трещинки. К тому же, как выяснилось, он левша. Я показал ему эту ложу. В это время у нас в оружейной комнате было ружье ИЖ-12. Мы поставили ложу на это ружье, наш посетитель был полностью удовлетворен качеством работы и купил изготовленную мастерами «Оружейного тюнинга» ложу. Так что в случае с В. Трапкиным никакие претензии не принимаются.

Задержки были. Должен признаться, что они есть и сейчас. После прошедшей в Москве выставки «Охота и рыболовство на Руси» на нас хлынул поток заказов. Пользуюсь случаем, чтобы известить охотников о том, что мы до 20 мая прекратили прием заказов на ложевые работы. В данный момент у нас в работе находятся 158 единиц оружия. И мы просто не справляемся с тем объемом работы, который на нас хлынул. Но то, что мы делаем, мы делаем качественно.

Что касается сомнения В. Трапкина в том, могу ли я с чистой совестью взглянуть в глаза охотнику, которому я отдаю выполненный заказ, то я еще раз хочу подчеркнуть, что мне не приходится стыдиться за выполненную мной работу и эти мгновения продлевают мне жизнь.

Когда мы заключаем договор с заказчиком, то мы обговариваем всю работу, которая и выполняется в строгом соответствии с условиями договора.

Что касается фактов возврата выполненного заказа, то за все время существования нашего предприятия их было только три. Первый случай — это В. Трапкин, второй случай — нам вернул изготовленную ложу охотник из Рузы. Он забрал заказ, но спустя некоторое время позвонил и сказал, что ложа неприкладиста и во время выстрела бьет ему по лицу, поэтому он хотел бы вернуть ложу и получить деньги назад. Он приехал к нам... с женой, которая вела разговор со мной. По тому, как она говорила, я сделал вывод о том, что супруга узнала о том, что из семейного бюджета ушли семь тысяч рублей. Заказчику была возвращена старая ложа.

Но и ложа, о которой я веду речь, долго у нас не задержалась. Приехал охотник и сказал, что ему нужна ложа для сына. Мы показали ему готовую ложу, она ему понравилась. Провели примерку. Ложа идеально подошла мальчику (наш первый заказчик был небольшого росточка и не отличался богатырской комплекцией).

Что касается В. Трапкина, то в его письме ни слова нет о том, что сделанная нами ложа была неприкладиста. При изготовлении ложи мы обязательно учитываем пожелания заказчика в том, что касается длины, высоты гребня, отвода, положения пистолетной рукоятки, формы цевья. Когда у мастера есть опыт, ему достаточно одного взгляда на заказчика, чтобы сделать ложу-заготовку. При изготовлении ложи мы обязательно делаем припуски по гребню, по щеке, по длине, делаем утолщенную шейку и утолщенное цевье.

Когда ложа-заготовка готова, мы вызываем заказчика и начинаем последовательную отработку отдельных элементов. Начинаем с высоты гребня. Мы добиваемся того, чтобы глаз охотника лежал строго над прицельной планкой. Второе — положение щеки. Третье — длина приклада. Четвертое — питч (наклон приклада). Пятое — положение кисти руки на шейке приклада. Потом наступает очередь цевья. Кто-то любит более полное цевье (как правило, это мужчины крупного телосложения), другие предпочитают цевье овальной формы.

Число выполненных нами работ перевалило за семь сотен. И количество благодарных отзывов не идет ни в какое сравнение с количеством возврата заказов (их всего было три, о них я уже упомянул). Что касается письма В. Трапкина в редакцию, то он вправе высказать свое мнение, но вот прислушаются ли читатели «РОГ» к его совету, предсказать не берусь.

Все претензии В. Трапкина о якобы плохом качестве выполнения заказа я просто отметаю. Еще раз повторяю: наша осадка — стопроцентная, прилегание затыльника приклада к амортизатору — стопроцентное, качество вышлифовки и полировки — выше всяческих похвал.


Александр ПОСУДИН


Александр Посудин дал достаточно подробный комментарий на письмо В. Трапкина в редакцию. Со своей стороны (так как я оказался втянутым в орбиту заочного спора между Александром Посудиным и В. Трапкиным) считаю необходимым дать небольшой комментарий.

Вероятно, В. Трапкин не очень внимательно прочитал текст, предшествовавший интервью с Александром Посудиным. В нем ни слова о том, что Александр Посудин изготовил мне новую ложу для ружья ИЖ-58. Я писал о том, что обратился на предприятие «Оружейный тюнинг« с просьбой затонировать и пропитать старую ложу льняным маслом. Более того, В. Трапкин высказал предположение, что факта обращения на предприятие не было, что это лишь досужий вымысел, необходимый для того, чтобы дать Александру Посудину возможность лишний раз рассказать о возглавляемом им предприятии.

Вынужден огорчить В. Трапкина. Я, как и многие читатели нашей газеты, был-таки на предприятии «Оружейный тюнинг«. Как и со всеми остальными заказчиками предприятия, со мной также был заключен договор. Привожу для справки номер договора-заказа — 598. Можете справиться в бухгалтерии.

Что касается моих дружеских отношений с Александром Посудиным, то лично я ничего плохого в этом не вижу. Почему я должен их скрывать? Очевидно, В. Трапкин не может избавиться от стереотипов прошлого, когда все делалось по знакомству. По знакомству ставили пломбы и вырывали зубы, по знакомству доставали из-под прилавков дефицит, по знакомству ремонтировали автомобили. Если не сказать заветные слова «я от Иван Иваныча» или «я от Аскольд Аскольдыча», то вы были заранее обречены на некачественное лечение, на лишение доступа к дефициту и т.д. Рынок, тот самый рынок, который мы так ждали и так ругали, когда он зарождался, все расставил на свои места. Потребителю не нужна некачественная услуга, и тот, кто ее оказывает, обречен на вымирание. Филантропов нет, никто не будет искусственно поддерживать на плаву убыточное предприятие. Спрос и предложение находятся в неразрывной диалектической связи. Частное и общее (это я не о формах собственности, а о философских категориях) тесно связаны, но не следует единичное возводить в общее.

Конечно, В. Трапкин волен высказывать предположения о том, как идут дела у Александра Посудина. Но предположения должны на чем-то основываться. Опровержением предположения В. Трапкина о печальной участи предприятия, возглавляемого Александром Посудиным, является хотя бы тот факт, что количество заказов многократно превышает производственную мощность предприятия.

И последнее. Как-то так, походя, В. Трапкин оскорбил совершенно незнакомых ему людей, назвав их «компетентными» охотниками, не способными отличить ИЖ-58 от «Зимсона».

Доволен ли я пропиткой ложи? Доволен. Она оказалась весьма эффективным средством для предотвращения разбухания дерева приклада на охотах на водоплавающую дичь.


Андрей УГАРОВ 7 мая 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑