Патроны с нетоксичной дробью на охоте

Ночной свет, даже самый тусклый, способствует развитию опухоли, уменьшает шансы на выживание вообще

  Наверное, многие читатели «Российской Охотничьей Газеты» помнят дискуссию, развернувшуюся на страницах газеты, о пригодности использования на охоте патронов со стальной дробью. С интересом следил за ней и я. Обращало на себя внимание, что за применение стальной дроби выступали конструкторы, создатели новых оружейных боеприпасов С.Г. и Г.С. Митичкины («РОГ» № 5, 1999, №4, 2000), С.Шейнин (№ 25, 2000). Интересные материалы о применении стальной дроби за рубежом представили Е. Солдаткин (№ 1, 1999, № 7, 2000) и А.Угаров (№ 38, 1999).

     Противниками применения стальной дроби на страницах «РОГ» выступили в основном охотники-практики: Ю.Васильев (N№36, 1998), А.Блюм (N№19, 1999), У.Асфаганов (N№25, 1999), В.Гуров (N№36, 1999), а также некий аноним «Сомневающийся» (N№18, 34, 2000).
     На первый взгляд, казалось бы, в этой дискуссии все ясно: господа производители и конструкторы просто лоббируют свои собственные интересы, а рядовые охотники-практики не принимают ненужную им новинку, к тому же не очень дешевую. Правда, еще два материала выбивались из общего ряда — это положительное мнение известного оружиеведа-практика А.Азарова (N№28, 2000) и статья И.Захарова (N№ 51, 1998) «Кем и как была опробована стальная дробь», в которой автор-охотник с шестидесятилетним стажем рассказывает о своих охотах, в которых он использовал патроны со стальной дробью. Именно эта статья как-то поколебала мой консерватизм в этом вопросе. Я тоже считал, что особой надобности в стальной дроби на наших охотах нет. Зачем она нам? Ведь свинцовая и скорость меньше теряет, и энергию свою дичи лучше отдает, да и дешевле. Чего еще нам выдумывать?
     Но вот только статья И.Захарова как-то заставляла задуматься: а уж так ли плоха стальная дробь на охоте, как ее ругают другие охотники-практики, ни разу не стрельнувшие такой дробью?
     Несмотря на отрицательное отношение к стальной дроби, в глубине души хотелось попробовать пострелять такой дробью на охоте и самому разобраться: что же это такое и нужно ли это нам, российским охотникам. Поэтому, когда поступило предложение от одного из руководителя фирмы «Юлия» Сергея Георгиевича Митичкина поучаствовать в эксперименте и пострелять на охоте патронами, снаряженными стальной дробью, согласился не раздумывая. Правда, немного опасался за судьбу ружейных стволов: не испортит ли дробь покрытие. Но когда ознакомился с конструкцией полиэтиленового пыжа-контейнера с тройной защитой ствола, сомнения отпали.
     Вкратце конструкция контейнера такова. Внутренний контейнер, плотно входя в полость основного контейнера, садится на выступы в нижней части. Образованная воздушная подушка между дном внутреннего и дном основного контейнера выполняет роль амортизатора. В нижней части основного контейнера находится обтюрирующая манжета. Контейнер имеет цельную конструкцию без дополнительных войлочных или каких-либо других прокладок.
     При использовании контейнера такой конструкции дробовой снаряд и ствол разделяют три слоя: неразрезной внутренний контейнер, неразрезной основной контейнер и разрезной стакан из четырех тормозных лепестков. Дальнейшая стрельба патронами со стальной дробью показала, что такие контейнеры надежно защищают ружейные стволы от стальной дроби, и при внимательном осмотре стволов после стрельбы никаких следов дроби на внутренней поверхности стволов не обнаружено.
     Патроны, полученные мною для испытаний, на вид казались самыми обычными. Гильза — пластмассовая, «рекордовская», капсюль — жевело, порох — «Сунар», 1,8 г. Завальцована гильза закруткой. Через полиэтиленовый дробовой пыж видны ровные ряды стальных дробин (конструкция ножа-контейнера предусматривает согласование дробового снаряда). Смущал необычно малый вес снаряда — 20 граммов. Но, вспомнив, что плотность свинца 11,35, а стали — 7,8, нетрудно посчитать, что снаряд стальной дроби в 20 граммов по количеству дроби соответствует снаряду свинцовой дроби в 30 граммов. Кстати, именно такой снаряд дроби я использую в патронах, снаряженных для открытия летне-осенней охоты. Ведь во время открытия охоты стрелять приходится очень много, иногда до ста патронов за первые два дня. Поэтому, чтобы отдача не очень утомляла, снаряжаю патроны 12-го калибра с 2 г «Сокола» и 30 г дроби.
     Охотиться я планировал осенью, в сентябре-октябре по перу, поэтому патроны получил с «ходовыми» номерами дроби — N№5 и N№7. Перед выходом в угодья отстрелял патронами по мишени, приколотой к сухой сосновой доске на дистанции 35 метров. Кучность и резкость боя вполне удовлетворили. Немного необычным оказался довольно резкий и громкий звук выстрела, наверное, сказывается отсутствие классического пыжа. Но вот пристрелка позади, и я — на охоте. Вначале решил поохотиться за рябчиками с манком.
     25 сентября, вечер. Первый выход в угодья. К сожалению, охоте мешает сильный северо-западный ветер. Не спеша передвигаюсь по смешанному лесу, изредка посвистываю в пищик. Маню без особой надежды: в такой ветер рябчик обычно на манок не летит. Немного задерживаюсь в местах, где раньше встречался с рябчиками. В одном из таких мест сквозь порывы ветра услышал характерный шум крыльев перепархивающего рябчика. Я затаился под елью и продолжал манить. Рябчик несколько раз перепархивал вокруг ели, но близко не подлетал. Наконец он перелетел через ель и сел метрах в пятидесяти от меня. Стрелял «семеркой» через густые заросли молодого осинника по смутно угадывавшемуся силуэту. После выстрела рябчик благополучно улетел, а я вспомнил недобрым словом и стальную дробь, и ее создателей. Первый блин комом!
     26 сентября. Утром охотился на рябчиков. Погода тихая, солнечная, морозная. Рябчики отзывались очень хорошо. Всего отозвалось более десятка, подлетело два, еще один подбежал. Всех трех стрелял «семеркой» с расстояния не далее 25 метров. Рябчики биты чисто, без подранков.
     По дороге домой на заросшем поле поднял трех петухов-тетеревов. Сделал два выстрела «пятеркой» где-то метров на шестьдесят. Мимо!
     28 сентября. Охотился весь день. Утром охотился на рябчиков. Сегодня откликаются они слабо, подлетел только один. Но я замешкался с выстрелом... Возвращался домой уже знакомым заросшим полем. Подходя к месту подъема позавчера трех тетеревов, перезарядил ИЖ-27 патронами с «пятеркой» и взял ружье в руки. Редко так получается, что дичь взлетает именно тогда, когда этого ждешь. Но сейчас получилось именно так! Правда, из кустов поднялись не два-три тетерева, как я ожидал, а стая голов в 10-12! Такое количество птиц уже было неожиданностью, но я успел сконцентрироваться, поймал на мушку ближнего ко мне петушка и нажал на спуск. После выстрела поднялось еще три или четыре птицы. Отлично, цель поражена, и ловлю на мушку еще одного черныша. И этот тетерев бит!
     Оба петушка стреляны на дистанции 35-40 метров. Оба биты чисто. Стальная «пятерка» на этой дистанции сломала мощные кости тетеревиных крыльев. Петушки оказались молодыми птицами этого года. Вес одного 1,3 кг, другого — 1,25 кг.
     Вечером охотился на уток на речке Олеське, впадающей в Западную Двину. К удивлению, утки на речке оказалось довольно много. Правда, поднимались далековато. Всего сделал 12 выстрелов, половина из них — дальше 50 метров. Взял двух кряковых уток (одну на дистанции 20 метров дробью N№ 7, вес 1,1 кг, другую на дистанции 30 метров дробью N№ 5, вес 1,2 кг). Обе биты первым выстрелом на взлете. Также отстрелян кряковой селезень (вес 1,25 кг). Первым выстрелом на подъеме с расстояния 15 метров «семеркой» промахнулся. Пришлось «доставать» вторым выстрелом «пятеркой» на дистанции около 40 метров. Одна дробинка поразила птицу в шею. Этого оказалось достаточно, чтобы добыть трофей.
     По двум поднявшимся уткам необъяснимо промазал с дистанции в 18-20 метров. Но после последующего разъяснения С.Г.Митичкина, кажется, разобрался в причинах промахов на близкой дистанции. Дело в том, что снаряд стальной дроби весом 20 граммов развивает начальную скорость около 430-450 м/с. Это почти на 25-30% превышает скорость обычной дроби. Поэтому упреждение здесь нужно давать немного другое, поменьше.
     7 октября. Охота на рябчика с манком. Подлетел только один. Стрелял «семеркой» метров на сорок, через плотные ветви деревьев. Рябчик улетел невредимым. Видимо, стальная дробь при встрече с препятствиями (в данном случае ветви) теряет свою скорость быстрее свинцовой.
     28 октября. Ходовая охота на уток на небольшой речке. Утки немного. За день пройдено около 20 км, поднял уток 4 раза. Сделал 7 выстрелов патронами со стальной дробью N№ 5. Добыл двух селезней, каждый по 1,4 кг весом, дистанция — около 30 метров. Первый селезень упал подранком (сломано крыло) и добран вторым выстрелом. Второй селезень бит чисто, попало больше 10 дробин.
     Конечно, по результатам этих осенних охот еще рано делать какие-то важные выводы. Можно лишь отметить следующее. Да, стальная дробь нам, российским охотникам, непривычна. Да, уже по первым охотам и первым выстрелам видны некоторые недостатки: это ограничение дистанции выстрела до 50 метров; стрелять по цели через какие-либо препятствия, например ветви или кусты, — малоэффективно; непривычно громкий и резкий звук выстрела...
     Но несмотря на это, можно отметить и достоинства стальной дроби: резкий и постоянный бой на дистанции при среднем давлении не более 600 МПа; более легкий вес патрона (при ходовой охоте — существенный фактор). Во всяком случае, первые впечатления от применения стальной дроби на охоте таковы: Стальная дробь имеет право на существование на российских охотах не меньшее, чем свинцовая. Она должна занять здесь свою нишу. Но, впрочем, время покажет...
     А пока испытания стальной дроби на российских охотах продолжаются.
    

Александр Поваренков 24 апреля 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑