Русская рыбалка в норвежских фьордах

В начале сентября по приглашению посольства Королевства Норвегия, Совета по туризму этой страны и компании Din Tour группа журналистов четырех ведущих российских охотничьих и рыболовных изданий и двух телеканалов побывала на морской рыбалке. Маршрут поездки был организован таким образом, чтобы журналисты получили представление об особенностях рыбалки во фьордах и в открытом море в Центральной и Северной Норвегии. Хотя Россия окружена морями, морская рыбалка по целому ряду причин (и экономическая причина отнюдь не является главной) для большинства наших соотечественников недоступна и, следовательно, абсолютно неизвестна, поэтому нам пришлось выступать в роли первооткрывателей и первопроходцев.

Первой точкой на маршруте стала рыболовная база Zanzibar Inn в поселке Лаувснес в коммуне Флатангер в Центральной Норвегии. От ближайшего аэропорта в городе Тронхейм (если будет возможность, посетите Тронхейм – это старинный город, именно в нем короновались все монархи Норвегии) до Лаувснеса 160 километров.

Название Zanzibar Inn вряд ли можно назвать типичным для Норвегии, но именно на этом и строил свою маркетинговую и рекламную политику бывший моряк торгового флота, а ныне владелец этой рыболовной базы Пол Окервик. Так получилось, что лет двадцать назад многие европейские мореходные компании стали в массовом порядке увольнять моряков из европейских стран и нанимать вместо них выходцев из стран третьего мира. Найти работу по специальности не получалось, поэтому Пол решил осесть на суше, но при этом не разлучаться с морем. Сначала он открыл небольшой ресторанчик на берегу, вслед за ним построил несколько домиков, предназначенных для рыбаков.

Сейчас рыболовы размещаются в домах, построенных в свое время для олимпийской деревни в Лиллехаммере. Олимпиада проходила в 1994 году. После окончания Олимпиады три дома были разобраны и перевезены в Лаувснес. В домах по четыре номера-апартамента. Каждый апартамент, состоящий из двух комнат, рассчитан на четырех человек. В принципе в апартаменте можно жить и одному, но оплата при этом все равно взимается за весь номер. Номера обеспечены всей необходимой (как выразился один из журналистов, «со скандинавским рационализмом») бытовой техникой и кухонной утварью, так что при желании можно побаловать себя блюдами из свежевыловленной рыбы, и не только.

Морская рыбалка в Норвегии бесплатна для всех. Еще несколько лет назад она никак не регламентировалась и до сих пор остается бесплатной для всех, независимо от гражданства. Не было никаких ограничений на вылов и вывоз рыбы из страны. Однако некоторые иностранные рыболовы чрезмерно увлекались ловлей рыбы, и объем сделанных ими заготовок явно достигал промышленных масштабов. После того как на границе был задержан автомобиль, в котором вывозилось полтонны филе, правительство Норвегии решило ввести ограничения на вывоз рыбопродукции, установив норму – 15 кг на человека. После введения ограничений (это случилось два года назад) многие полагали, что эта мера поставит крест на рыболовном туризме. Однако мрачные прогнозы не оправдались, и количество рыболовов, приезжающих в Норвегию, в том числе и из России, с каждым годом растет. Среди клиентов Zanzibar Inn рыболовы почти из всех европейских стран, но чаще всего здесь можно увидеть любителей морской рыбалки из Германии, Польши, Англии, Чехии.

Впервые рыболовы из России приехали на базу Zanzibar Inn шесть лет назад и с тех пор прочно обосновались на ней. Более того, как-то раз один из постоянных российских клиентов вообще предложил Полу Окервику продать ему базу. В сентябре прошлого года, вспоминает Пол Окервик, на базе жили только рыболовы из России. Кстати, учитывая, что многие российские клиенты увлекаются дайвингом, Пол решил расширить ассортимент оказываемых услуг и приобрел компрессор и прочее необходимое для обеспечения дайверов оборудованием.

В первый день наш сопровождающий Стефан кратко ознакомил нас с особенностями морской рыбалки во фьордах и со снастями и приманками. Основа экипировки – короткие спиннинги морского класса, оснащенные мощными мультипликаторными катушками. Запас плетенки на катушке составляет порядка 200–250 м. С учетом того, что глубина фьорда в месте ловли может достигать 170–200 м (по словам нашего проводника, рыба в это время года, пока вода теплая, держится на глубинах от 80 до 170 м, весной она выходит на мелководье – на глубины порядка 30 м), такой запас лески вполне может считаться достаточным.

Ловят в море на специальные блесны для отвесного блеснения – пилькеры. Они практически ничем не отличаются от знакомых нам отвесных блесен, если не брать в учет вес. Он колеблется от 300–400 г до 1 кг. И когда вытягиваешь пилькер весом 500 г из морской пучины (с глубины хотя бы 100 м), то мышцы получают очень хорошую нагрузку, даже если на крючке нет рыбы. Впрочем, в этом случае хоть можно передохнуть. А если на крючке рыба, то тут уже не до отдыха.

После краткого инструктажа нам было предложено – в соответствии с требованиями техники безопасности – облачиться в непотопляемые комбинезоны и спасательные жилеты. Вслед за этим группу произвольно разбили на экипажи. В распоряжение экипажей были предоставлены пластиковые лодки длиной около 5 м с 40-сильным мотором. Помимо мотора, на каждой лодке был установлен эхолот и GPS-навигатор с (как потом выяснилось) занесенными в него наиболее уловистыми точками прежних рыбалок и рельефом дна. При этом никто не спрашивал, есть ли среди экипажа хоть кто-то не то чтобы имеющий удостоверение на право управления, а хотя бы видевший, как управляют моторной лодкой. Потомки викингов абсолютно уверены, что если человек в детстве научился ходить, то он тем более умеет управлять моторной лодкой и ориентироваться во фьордах. Вот лодка, вот мотор, вот фьорды.

Способ ловли на море достаточно простой. Опускаешь блесну до дна и начинаешь постукивать ею по дну, как при ловле судака. Старайтесь не опускать приманку в воду раньше времени: леска будет парусить в толще воды, и приманка очень сильно отклонится от вертикальной оси. Опускать приманку нужно с борта, противоположного направлению дрейфа. Когда в одной лодке находятся сразу несколько рыболовов, как, например, в нашем случае, очень многое зависит от того, насколько слаженными будут их действия, в противном случае велика вероятность запутать снасти, чего мы, к сожалению, в скором времени не избежали.

Первый заброс, пилькер касается дна, попытка подмотать снасть, и Владимир Баловнев, редактор популярного рыболовного журнала, жалуется на зацеп. Он с трудом проворачивает ручку катушки мультипликатора. «Вроде бы оторвал от дна. Какую-то корягу тащу», – говорит он и начинает «выкачивать» корягу, потому что одной только катушкой ее не поднять. Уже когда пилькер подходит ближе к поверхности, и Владимир, и остальные члены экипажа понимают, что это не зацеп, а сразу две сайды схватили приманки. Одна схватила пилькер, вторая засеклась на резиновом кальмарчике, закрепленном выше блесны. (Одни рыболовы, побывавшие в Норвегии, считают, что кальмарчики повышают эффективность снасти, другие придерживаются противоположного мнения. За время нашего пребывания на кальмарчик было поймано две рыбы: сайда Владимиром Баловневым и скумбрия автором этих строк. Но раз кальмарчик входит в вариант стандартного оснащения спиннинга, значит, так надо.)

Видовой состав рыб, обитающих в норвежских фьордах, разнообразен. Это треска, менек, палтус, люр, сайда, пикша, морской окунь – всего более 13 видов. Кстати, в окрестностях базы была выловлена самая крупная треска в прошлом году. Ее вес составил 40 кг.

Новичкам всегда везет. Сказать, что мы «обловились», было бы преувеличением, но поклевки не давали скучать. Рыба клевала азартно, главная задача была найти наиболее вероятное место стоянки рыбы. Не знаю почему, но в первый день наш экипаж почему-то не пользовался эхолотом, но это не помешало нам выловить рыбы больше всех. Мы были вполне довольны итогами первого дня рыбалки.

Самым приятным и удивительным для меня было разнообразие пойманной рыбы. Кроме пикши и сайды, нам посчастливилось поймать треску, морского окуня и скумбрию. Правда, рекордных экземпляров среди них не оказалось.

На второй день был запланирован выход в море. Ярко светило солнце. Дул легкий ветерок. Ровно в девять утра, как и было объявлено, к пристани подошел катерок длиной не более 15 м, и отдельные экипажи, вновь образовав единую команду, дружно взошли на борт. Показывая на капитана, Стефан сказал: «О, это настоящий морской волк!»

Пока катер шел во фьордах, все было отлично. Но когда мы удалились от берега километров на сорок, резко усилился ветер. Его сила достигла 6–7 баллов. Катерок то зарывался носом в волну, и тогда винт начинал отчаянно молотить воздух, то, как норовистый жеребец, вставал на дыбы, чтобы через мгновение вновь зарыться носом в очередную волну. Катер носило как щепку. Хотя капитан старался держать судно носом к волне, его то и дело разворачивало, поэтому к килевой качке добавлялась еще и бортовая. Нужно было уцепиться за что-то, чтобы тебя не бросало как мешок по всей палубе.

Если вчера наш проводник настойчиво требовал от нас надеть непотопляемые комбинезоны и спасательные жилеты, то в этот раз он почему-то не проявил былой настойчивости. Может быть, злую шутку сыграл полный штиль во фьорде, может быть, Стефан подумал, что данная им вчера рекомендация сохраняет свою актуальность и сегодня, но в любом случае, видя, что журналисты не надели непотопляемые комбинезоны и спасательные жилеты, он должен был настоять. Кстати, сам он был в комбинезоне.

Большая часть команды отважных журналистов-мореплавателей, как кисти винограда, повисла на бортах и стала щедро делиться завтраком с морскими обитателями. Найти бы того, кто первым когда-то сказал, что завтрак нужно съесть самому.

Волны перекатывались через катер. Кто-то ернически распевал «не думали, братцы, мы с вами вчера, что нынче умрем под волнами», кто-то шептал «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас». Откуда, из глубин какой генетической памяти вдруг всплыли эти слова?

Может быть, для «морского волка», спокойно попивавшего кофе в рубке, это был вовсе не шторм, а так, легкое волнение на море, но для сухопутной братии это было настоящим испытанием, реальным воплощением сериала «Смертельный улов», транслируемого по одному из популярных спутниковых телеканалов. Тем более что никто и не думал изменять программу: катер упрямо шел к намеченной точке, где планировалось ловить рыбу.

Когда катер вышел на место запланированной рыбалки, всем было предложено занять места у бортов и начать ловить рыбу. Те, у кого хватило сил подняться и кто рискнул (именно – рискнул) отцепиться от спасительных скамеек, стали ловить рыбу. На мой, чисто сухопутный взгляд, это был неоправданный самоубийственный риск. Качка продолжалась, любое, даже самое незначительное нарушение координации движений могло привести к падению за борт со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. Не знаю, как в комбинезоне, а без комбинезона в бушующем море и пискнуть не успеешь, как пойдешь на дно кормить крабов.

К счастью, все закончилось благополучно и все живыми и невредимыми, но промокшими до нитки и основательно продрогшими вернулись на базу. Удивительными ресурсами обладает человеческий организм! После продолжительного душа из морской воды и пребывания на пронизывающем ветру, когда зуб на зуб не попадал, ни у кого даже насморка не было!

Рано утром мы покинули гостеприимный Zanzibar Inn, чтобы вернуться в Тронхейм, откуда нам предстояло совершить перелет в Тромсе, город, расположенный за полярным кругом. Что ждет нас там? Мороз и метели? В Москве в тот день шли проливные дожди и температура воздуха не превышала 4–6оС. В Тромсе ярко светило солнце, а воздух прогрелся до 20оС! Вот тебе и Заполярье!

База Sorheim Brygge расположена в небольшом поселке Люнген на берегу Люнген-фьорда. Если условия размещения в Zanzibar Inn соответствуют уровню «три звезды», то база Sorheim Brygge заслуженно получает «пятерку». Гости размещаются трех коттеджах, построенных три года назад по индивидуальному проекту. Архитектором проекта стал отец нынешнего управляющего базой Sorheim Brygge.

База Sоrheim Brygge пользуется огромной популярностью. Одновременно с нашей группой на базе находились рыболовы из Польши и наши коллеги-журналисты из английского журнала Sea Fishing. Как сказали англичане, они приезжают сюда уже не первый раз и не было случая, чтобы они возвращались с моря на базу без трофеев. По словам Стейна-Эрика Элиссена, рыболовы из России также являются частыми гостями на базе.

В отличие от базы Zanzibar Inn, на базе Sorheim Brygge нет штатного гида. В случае необходимости владельцы базы готовы предоставить гида из числа местных жителей, хорошо знающего богатые рыбой места. Но, как правило, услуги гида не требуются, так как все моторные лодки оснащены GPS-навигатором и эхолотом. В память навигатора заведены подробные карты фьордов с указанием глубин, мест, запретных для плавания (не по причине расположения там военных объектов, а для обеспечения безопасности самих рыболовов – район изобилует подводными скалами, близко подходящими к поверхности), и местами стоянок рыбы.

Что касается видового состава выловленных нами рыб, то он был несколько иным. Помимо уже ставших привычными трески, пикши и сайды, нам удалось поймать зубатку и бельдюгу. В окрестностях Люнген-фьорда спортивной снастью были пойманы несколько рекордных экземпляров рыбы: треска весом 26 кг, сайда – 18,5 кг. Быть на рыбалке в Норвегии и не попытаться поймать палтуса, наверное, самое последнее дело. Палтус по праву считается достойной и ценной добычей. Однако ловля палтуса не такое уж простое дело. Польские рыболовы так и не смогли добыть ни одного палтуса за неделю пребывания на базе. В рыбалке, помимо мастерства рыболова и технического оснащения, большую роль играет такой фактор, как везение. Вот Михаилу Бирюкову заслуженно повезло – он добыл палтуса. Правда, первая мысль, пришедшая ему в голову, после того как палтус схватил блесну, была о зацепе. И не просто о зацепе, а о зацепе за бетонный блок. Ни катушкой, ни рывками, ни «выкачиванием» он не мог сдвинуть нечто, зацепившееся за блесну, с места. А потом началась борьба – долгая и упорная. Ну, результат вы видите. Кстати, самый крупный палтус, выловленный у берегов Норвегии спортивной снастью, весил 337 кг. Рекорд держится с 1950-х годов. А в прошлом году россиянин поймал палтуса весом 206 кг, норвежец – 210 кг. Вы представляете, как его можно поднять к поверхности?

Все хорошее быстро заканчивается. Пролетела, как мгновение, неделя, четыре дня которой не пойдут в зачет отпущенного каждому из нас жизненного срока, потому что мы были на рыбалке...

Редакция благодарит посольство Королевства Норвегия в России, Совет по туризму и компанию Din Tour за предоставленную возможность посетить Норвегию.

5 марта 2009 в 15:55






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑