Записки саратовского легашатника

Классика охоты с легавой

  Первая пятница октября. Мы, по привычке, в дороге. наша команда областного клуба любителей охотничьих собак «охотник» состоит сегодня из пяти охотников и семи легавых собак.
     Мы держим путь за Волгу, в степь, на восток области, в «царство ветров, прудов, полыни и воздуха редкой чистоты».

     
     Серая куропатка в нашем регионе всегда была привычным объектом охоты с легавой собакой. Еще с давних времен Саратовская губерния благодаря благоприятным природно-климатическим условиям лесостепного правобережья Волги и бескрайнего простора заволжских степей славилась обилием дичи, в особенности степной, полевой. Куропатка, стрепет, дрофа, а также лесной тетерев были охотникам хорошо знакомы. Именно в то время для успешной охоты по некоторым из этих видов были востребованы островные породы легавых собак, как наиболее отвечающие условиям непростой, более похожей на промысел охоты. Требовались собаки с надежным чутьем, легкие на ходу и выносливые, так как охоты были многодневными. По количеству и качеству среди всех представленных пород исторический «конкурс» выиграл, а затем долго первенствовал английский сеттер. Эта заслуженная порода, наряду с другими, в основном зверовыми, внесла свой весомый вклад в становление охотничьего собаководства губернии, впоследствии области, и Саратов по праву на протяжении длительного времени считался кинологическим центром Поволжья.
     Прошло не так уж много времени, но наступающий прогресс дал свои плоды. Стрепет и дрофа надежно «прописались» в Красной книге, куропатка вместе с перепелом из-за резкого снижения численности в годы «интенсивной химизации сельского хозяйства» на десятилетия попали под запрет охоты.
     Во второй половине 90-х годов ушедшего столетия по ряду благоприятных обстоятельств оба этих вида вновь стали охотничьими. Знатоки и любители охоты с легавой собакой после долгого перерыва снова получили возможность заниматься очень спортивной, эмоциональной и красивой охотой по куропатке. Только в поле по-настоящему раскрываются возможности легавой собаки, демонстрируются ее способности и профессионализм. Именно здесь, в условиях честного спортивного поединка практической охоты удается определить лидера, то есть отдать предпочтенье той или иной породе или отдельному ее представителю. Такое неофициальное первенство ежегодно проводит и клуб «Охотник» По результатам степных охот последних двух лет в нашем коллективе первенствуют островные легавые.
     
     Впервые я попал в заволжскую степь более тридцати лет назад и, как это часто бывает, «был ею сразу очарован». Такая же «участь» постигла и многих моих друзей благодаря, видимо, весенним охотам, которые мы, коренные волжане, давно и успешно проводили в степи; незаметно для самих себя нам приглянулись и осенние. Из охот на Волге оставили пролетного вальдшнепа в засушливые годы и позднюю утку. Повернуть назад, как в известной песне, «...нет уж сил».
     Два с небольшим часа пути приличной дороги пролетают довольно быстро, с трассы уходим на грейдер, и вот уже наша компактная колонна из двух автомобилей подъезжает к месту основной стоянки на берегу реки Малый Узень. Вода всегда была источником жизни, в степи же, где в засушливые годы пересыхает буквально все, это чувствуется особенно остро. Реки Малый и Большой Узень – главные водные артерии этой части заволжской степи. Петляя по местности, они торопливо несут свои мутноватые воды на сотни километров, обеспечивая по пути «малые» и «большие» поселения, и теряются в Западном Казахстане.
     Традиционно у воды устраиваем лагерь. Характерная особенность последних лет – «гринписовская» чистота берегов и степи в целом, нет даже малейшего намека на металл! «Акула капитализма» добралась, похоже, и сюда. До вечерней зорьки часа полтора, намечаем план действий и распределяем обязанности. Октябрь уже наступил, а жарко и сухо, как в прошедшем сентябре. Наконец мы выдвигаемся. Со мной английский «дуэт» – Люк и Дези, в напарниках товарищ Андрей. Собаки с нетерпением уходят в поиск, мы решаем проверить хорошо заросший берег вверх по Узеню и на обратном пути «захватить» ближнее поле. Валера-младший со своей тройкой – англичанками Леди и ее дочерью Лайзой, а также шотландкой Шерон, отправился в противоположном направлении по аналогичному маршруту, Валера-старший с Ричем подался в поля напротив лагеря. Пятый участник нашей экспедиции, Виктор, сегодня ответственный за рыбалку, утиную вечерку и территориальную целостность лагеря, благо в этом ему помогает его любимый курцхаар Дарк.
     Собаки азартно, широко прочесывают местность. Мы в поиске более получаса. Решаем устроить «перерыв» и направляемся к реке, в это время Люк, а затем и Дези почти одновременно, будто наткнувшись на невидимую преграду, резко притормаживают и, изрядно протянув, картинно стают в краю заросшей балки. Я и Андрей в считанные мгновенья оказываемся рядом. Чуть отдышавшись, командую: «Вперед, ребята!»
     Решительная подводка, и из зарослей с характерным «трекотаньем» поднимаются шесть куропаток; мы дружно дуплетим, после наших выстрелов впереди справа буквально взрывается еще целый выводок и, чередуя в полете, как все куриные, работу крыльями и планирование, скрывается далеко в поле. Собираем первые на этой охоте трофеи и сквозь заросли тростника пробираемся к воде. Собаки жадно пьют воду и с видимым удовольствием плавают, мы тоже слегка освежаемся. Солнце садится за высоким и обрывистым правым берегом реки, становится ощутимо прохладней, возвращаемся на поле и продолжаем обход. Андрей услышал вдалеке куропаток, направляемся туда. Заметно темнеет, мы прибавляем шагу и поворачиваем в сторону лагеря. «Люк стоит!» – вдруг восклицает он; бежим, насколько позволяет плотная растительность, к стоящей вдалеке собаке. Андрей с его ростом и закалкой баскетболиста уже рядом с кобелем, но птица «напряглась» и сорвалась до посыла; после спешного дуплета все же падает, и вскоре Дези ее благополучно находит. «Поздравляю, профессор! – произношу я. – Да уж!» – важно отвечает Андрей, мы смеемся. Подзываю собак, выходим на берег реки и уже в полной темноте возвращаемся в лагерь.
     Все теперь в сборе, и за ужином подводим первые итоги. Куропатку нашли легко, каждый поднял как минимум по одному выводку, все вернулись с трофеями. Виктор на зорьке взял чирка и крякву и тоже остался доволен, даже обещал утром угостить нас рыбой. Вечер завершаем у костра за чаем. Над нами степной чистоты и прозрачности звездное октябрьское небо, где-то в вышине изредка шелестят запоздалые стайки уток, слышно течение реки, иногда доносятся всплеск рыбы или удар ондатры. Долго не засиживаемся, аккуратно разгребаем костер (в степи дрова на вес золота) и отправляемся отдыхать. Устраиваемся в машинах, так как резкий запах вездесущей полыни уже не раз вызывал у некоторых из нас что-то типа аллергии, когда даже хорошо известные и проверенные народные средства помогали плохо. Засыпаем, как всегда, мгновенно.
     Подъем по темноте. Скорый завтрак, и все отправляемся на зорьку. Только охотники каждый раз с детским нетерпением ждут наступления зари, рождения нового, возможно, счастливого, удачного дня. Восток начал чуть сереть, затем светлеть. Где-то далеко прокричала выпь – вестник наступающего дня. Появились контуры реки, размытые туманом. Над правым берегом прошла стайка нырков, затем пронеслись чирки. Вдалеке раздался выстрел, затем другой, спустя некоторое время они уже равномерно доносились со всех сторон: оказалось, что мы не так уж и одиноки в своем охотничьем счастье. Зоря закончилась так же быстро, как и началась. Возвращаемся в лагерь, коротко обсуждаем результаты, загружаемся в две машины и отправляемся в «наши» проверенные места. Валера-младший, Андрей и я отбываем в одни угодья, Валера-старший с Ричем на «Ниве» – в другие. Договариваемся о времени сбора в лагере и разъезжаемся. Спустя полчаса мы на месте, наша бригада высаживается, Валера-младший уезжает дальше.
     «Безотказные места» – это бескрайние, разделенные лесополосами поля, кое-где они соединяются балками, которые некогда были небольшими прудами, затем, видимо, за ненадобностью, их забросили, они заросли, но, как прежде, весной там собирается талая вода и некоторое время «подпитывает» окружающую растительность. В целом же на сегодня заволжская степь представляет собой достаточно обводненную территорию с множеством прудов, больших и малых, водохранилищ и системой мелиорации: нынешние условия хозяйствования обязывают содержать все это должным образом, что, в общем, и делается.
     Я подхожу к посадкам со стороны «отдыхающего» поля, Андрей – с «убранного», и мы начинаем обход. Собаки тщательно прочесывают местность; на некоторое время они пропадают из вида, мы молча ждем, затем вдруг спохватываемся и устремляемся вперед, но уже поздно: впереди, метрах в пятидесяти, из посадок с треском вылетает добрая стая куропаток, большая часть подается сразу в поле, остальные летят вдоль лесополосы. Мы молча смотрим на происходящее, затем появляются Люк и Дези с явным разочарованием в глазах. «Нам больше не простят, профессор», – говорю я. Андрей кивает головой. Мы виновато улыбаемся, я подзываю и укладываю собак. Немного подождав, беру их «рядом» и метров через сто запускаю в посадки. Спустя некоторое время слышится взлет куропаток и раздаются два выстрела: стайка не подпустила собак и вылетела в сторону Андрея, он взял одну, вторая опустилась далеко в поле. Оно убрано, и собаки довольно скоро находят птицу. «С полем, дружище! – говорю я. – Спасибо, брат!» – явно расчувствовавшись, отвечает Андрей.
     Солнце начинает припекать, поим собак, и сами делаем по глотку. Возвращаемся к посадкам, по дороге обсуждая дальнейшие действия. Решаем в поле не идти, так как становится жарко и птица там долго не усидит, уйдет в более прохладную и безопасную лесополосу. Так и получилось. Метров через двести с края поля Люк прихватил, ушел, затем вернулся, долго тянул и, наконец, твердо стал у края посадок; Дези, выскочившая в это время из лесополосы, сильно не утруждая себя, подтянулась на «глазок» к брату по страсти и застыла как изваяние. Пока эта сцена разыгрывалась, я чуть было не забыл и о своем участии, но вовремя спохватился и уже на бегу крикнул Андрею, чтобы поспешал. «Сладкая парочка» стояла как под гипнозом, и я, признаться, сделал несколько шагов назад от посадок, когда был уже рядом с собаками – в степи всякое бывало. «Вперед, ребята!» – громко выпалил я свою любимую команду. «Дуэт» буквально ринулся в посадки, в ответ с треском, играя на солнце всей радугой своего далеко не серого оперения, как потревоженный улей, одна за другой стали вылетать куропатки; из четырех вылетевших на меня успешно беру пару, Андрей горячится, бьет в «кучу», в результате – одна. «Сколько взвесилось, профессор? – вопрошаю я. – Более десятка, учитель», – с улыбкой отвечает он. Мы выходим на край посадок и устраиваемся в тени отдохнуть, собаки укладываются рядом. Солнце хорошо припекает, пора и честь знать. А вот и наша «маршрутка». Поим собак, садимся в «УАЗ» и делимся по дороге впечатлениями. Валера-младший поднял три разных выводка и выполнил «норму». Пока ехал к нам, видел еще один, летящий с поля в сторону посадок.
     Прибываем в лагерь. Валера-старший нашел за утро два больших выводка и несколько раз успешно к ним подходил благодаря, естественно, стараниям своего невозмутимого англичанина Рича, получившего за солидность звание «Генеральный». Виктор сдержал обещание и наловил рыбы, но на отведенной территории куропатки не нашел и, когда мы подъехали, задал ставший уже традиционным вопрос: «Вы куда меня вывезли, на Луну?» Ответ прозвучал вполне адекватный: «Попробуй завести охотничью собаку». Виктор погладил стоящего рядом любимца и с улыбкой промолвил: «Куда я без него, особенно у тещи!» Мы смеемся и принимаемся за приготовление обеда.
     К вечеру погода испортилась: южный ветер поменялся на западный, небо заволокло, пошел мелкий дождь. Выход в поля отменяется, на вечерку отправляются самые отчаянные из нас «утятники», Андрей и Виктор. Вскоре, впрочем, они вернулись промокшие, но довольные: Дарк нашел и подал с противоположного берега крякву, сбитую Андреем. «За Дарка надо выпить!» – предложил Валера-старший, что было единодушно принято, и наш ужин успешно продолжился под монотонный шум дождя.
     Просыпаемся на рассвете. Дождь закончился лишь под утро, над степью густой туман, видимости никакой. «Не степь, а Лондон какой-то!» – восклицает Виктор, выходя из машины. Мы неторопливо пьем чай и с надеждой посматриваем зачем-то вверх.
     Но степь есть степь! В течение трех часов погода снова поменялась, на сей раз к лучшему: подул северный ветер, туман сошел, вскоре пробилось солнце, и все ожило. «В поля!» – командую я. Недолгие сборы, и мы снова в «безотказных» местах. В лесополосе сыро, начинаем обход с полей. Собакам легко, дождем «прибило» пыль, и у нас, хоть на время, пропал на губах горьковатый привкус полыни. Первых куропаток находим в середине поля, на самом возвышенном сухом месте: Дези на «полном» ходу прихватила, развернулась на ветер, и, пока самозабвенно тянула, Андрей неустанно следовал за ней по пятам. Стоило ей только стать, как он с ходу громко скомандовал: «Давай, Дези!» Решительный старт, и более десятка птиц уже на крыле, дуплет, и пара куропаток падает в траву. Браво!
     В краю очередного поля нам удалось из-под парной работы Люка и Дези взять четырех птиц, после чего в нашей сегодняшней охоте, как это бывает, наступил продолжительный перерыв. Мы обследовали большое поле, посмотрели на часы и повернули назад, в сторону дальних посадок, где должны встретиться с Валерой-младшим. Идем по ветру, собаки, как и положено, уходят далеко вперед, разворачиваются и работают на ветер. До конца поля осталось немного, на очередном заходе Люк вдруг прихватил, «загорбатился» и, изрядно протянув, показательно замер метрах в тридцати напротив нас с Андреем. Я остановился, Андрей тоже. Слева вижу приближение Дези, «выразительно» поднимаю левую руку, и она исчезает в траве. Двигаться далее нам нельзя, «столкнем» птицу в сторону собаки и останемся без выстрела. Принимаю правильное решение, хотя посылать собаку на таком расстоянии дурной тон. Люк буквально срывается с места: впереди, метрах в пятнадцати, шумно поднимается и разлетается в разные стороны убедительная стая куропаток; я успешно беру пару «своих», Андрей стреляет также удачно. «Здорово!» – по-мальчишески восклицает он и издает подобие боевого клича воинствующего племени. «Класс!» – в тон ему вторю я, мы смеемся и хлопаем по рукам. Люк и Дези с интересом смотрят на нас. Собираем трофеи, укладываю собак, коротко отдыхаем и направляемся к посадкам, где нас уже дожидается подъехавший Валера-младший. Он явно доволен: хорошо заработала младшая, Лайза, и из-под нее удалось взять куропаток. Растет достойная смена!
     Прибываем в лагерь. Валера-старший сделал с Ричем несколько удачных подходов и вернулся давно. Виктор, говоря его словами, «ущерба природе не нанес и лишь любовался осенней степью». За поздним обедом подводим итоги нашего турне: куропатка есть, заветные места не подвели, довольны все. Если все сложится, очередной заезд в степь состоится в ноябре, когда растительность спадет, птица станет строже и от легавой потребуется больше аккуратности в работе, а от охотника, соответственно, мастерства в стрельбе.
     Снимаем лагерь, загружаемся в «тружеников бездорожья», «УАЗ» и «Ниву», благодарим Природу за благосклонное отношение к нам и отправляемся домой. До новых встреч в полях!

ДАВИД РАБИНОВИЧ 1 февраля 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑