Охота на росомаху

     Долгое время у нас в стране специально на росомаху не охотились. Оно и понятно – зверь редкий, ценность шкуры невелика. Добывали ее по случаю с собаками да капканами, если уж больно начинала пакостить на путиках. Сейчас появились любители сложных и экзотических охот, которые не прочь заполучить в свою коллекцию этого зверя. Кстати, заметим, что, как и у других несъедобных животных, трофеем в данном случае будут являться череп и шкура.
   
  
     Охота на росомаху сложна не только технически. Прежде всего, трудности заключаются в том, что этот зверь – обитатель мест малолюдных, зачастую труднодоступных, и к тому же малочислен. В связи с этим можно рекомендовать только два способа охоты. Это либо подкарауливание у привады, либо охота с собаками. Как и большинство достаточно крупных хищников, имеющих индивидуальный участок обитания, росомаха при обходе своих владений пользуется излюбленными маршрутами и непременно посещает какие-то приметные для себя места. Их можно выяснить, протропив зверя два-три раза при проходе его по участку, где в это время ведется промысел куницы, соболя, песца или какого-нибудь другого пушного вида. Именно в таких местах нужно выкладывать приваду, к которой предъявляются определенные требования. Из-за склонности росомахи к растаскиванию по захоронкам найденной пищи привада должна быть достаточно крупной, и в качестве нее могут служить шкуры и внутренности добытых крупных копытных или целиковая туша павшего по каким-нибудь причинам зверя. Зная пристрастие росомахи к падали, можно быть вполне уверенным, что и мимо этой привады она не пройдет. Приваду лучше выкладывать на более или менее открытом месте, а засидку делать в 40–50 метрах от нее, со стороны, противоположной обычному подходу зверя, но обязательно учитывая ветер. Надо сказать, что этот метод охоты мало подходит для охотника-промысловика – слишком большие затраты времени; для охотника же любителя вполне пригоден, если его цель – добыть редкого зверя. И еще: охоту на приваде лучше практиковать в конце марта – начале апреля: дни становятся длиннее, морозы слабее, а качество меха пока достаточно высокое.
     Но, пожалуй, наиболее продуктивный метод охоты на росомаху – это совмещение привады с использованием собак. Наевшийся зверь, тем более если он посещает приваду уже не первый раз, редко уходит на лежку далеко. Охотники берут свежий след от привады и пускают по нему собак, которые быстро находят зверя и заставляют его либо заскочить на дерево, либо принять оборонительную позицию, прижавшись задом к выворотню, большому камню, скальной стенке или чему-нибудь подобному. Охотник со всей осторожностью подходит к остановленной росомахе, стараясь не показываться ей на глаза, чтобы не спровоцировать на отчаянный шаг. Потому что напуганная приближением человека росомаха может броситься на собак, и даже если в конце концов они задавят ее, в схватке собаки могут получить тяжелейшие (и даже смертельные) ранения. Когда росомаха находится на дереве, у охотника больше времени на выбор позиции для стрельбы, если же она на земле – нужно стрелять быстро и точно. Иначе собаки, ободренные приближением человека, могут сами броситься на зверя и опять же получить травмы.
     Какое оружие можно рекомендовать для охоты на росомаху? На мой взгляд, лучшим будет комбинированный вариант, где один ствол гладкий не менее 16-го калибра, а второй нарезной под различные варианты патронов калибра 5,6 мм, исключая обычный кольцевого воспламенения, от 22WMR и 22 Хорнет (Hornet) до 5,6х50R. Патрон для гладкого ствола нужно снаряжать картечью диаметром 5–6 мм. И на засидке, и из-под собак росомаху приходится стрелять с небольшого расстояния – редко оно превышает 70–80 метров. Хотя автору пришлось как-то раз стрелять росомаху на довольно большом расстоянии. Было это в Забайкалье в верховьях реки Баргузин. Наша группа проводила учет соболя в знаменитой по тем местам Балантамурской котловине. Подходил к концу октябрь, а снега все не было. По этой причине северный олень, на которого мы рассчитывали, оставался в гольцах, и недостаток мяса на нашем столе ощущался все острее. Не имея возможности добыть оленя, в один из дней я со своим товарищем спустился вниз по Баргузину километров за десять в маленькую избушку, намереваясь пожить там дня три-четыре и попытаться добыть лося. Там долина реки заметно расширялась и сильно заросла ивняком. Во время коротких предыдущих заходов в те места мы постоянно отмечали следы лосей. Пасмурным мягким утром мы покинули наш приют и разошлись пытать счастья каждый по своему маршруту. Мой товарищ пошел по боковому ключу, а я дальше вниз по реке. Пройдя километра два–два с половиной, встретил жировочные следы лося и утроил осторожность. Надо сказать, что место для тропления зверя было почти идеальным. Прямо от берега реки начинался пологий подъем, упиравшийся метров через четыреста в подножье довольно высокой сопки. Все пространство этого подъема заросло невысокими ивовыми кустами, которые скрывали лежащего зверя, но вскочивший должен быть виден хорошо. Я шел почти вдоль края берега, не столько обращая внимание на следы, сколько шаря глазами по всему пространству справа и слева от реки, в надежде увидеть вскочившего с лежки зверя. Со мной была двуствольная винтовка МЦ-5 с нижним стволом под патрон 9х54R и верхним калибра 5,6 мм под патрон кольцевого воспламенения. Росомаха спустилась на лед Баргузина с противоположного берега примерно метрах в трехстах пятидесяти от меня и своим характерным галопом направилась в мою сторону. Пробежав около двухсот метров, она резко повернула к моему берегу. У меня оставалось несколько секунд на размышление – стрелять или не стрелять. Сейчас она выскочит на берег и скроется в кустах. Так стрелять или не стрелять?! Выстрелю, понятно – прощай лось! Но ведь это росомаха – редкий зверь и редчайший случай, чтобы вот так, средь бела дня, в пределах выстрела, хотя и дальнего! Не добежав, как потом выяснилось, двадцати метров до берега, она поворачивает и все тем же ровным галопом теперь уже начинает удаляться от меня. Несколько секунд на замену патрона с полуоболочечной пулей на такой же с оболочечной. Поднимаю винтовку, стрелять приходится с руки, так как поблизости ничего подходящего для упора нет. Кусты не позволяют даже встать на колено. Но полтора месяца ежедневно с винтовкой в руках сделали свое дело, и пенек оптики четко встал сантиметров на двадцать выше головы (выстрел угонный – это упреждение). Тяжелая пуля отбрасывает росомаху метра на три от направления движения, нет даже агонии.
     По признанию моих коллег, я стал обладателем замечательного по красоте шкуры трофея. К сожалению, у меня остались только черно-белые фотографии той росомахи, а нынешние красочные издания такие снимки для публикации не берут.
     

Алексей БЛЮМ 1 апреля 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑