Легавая и подсадная птица

Как известно, научно-технический прогресс – явление неизбежное, но не всегда и не везде полезное. Однако ничего не поделаешь – такова реальность. На сегодня одной из жертв этого прогресса стали охотничьи угодья, где постоянно идет сокращение объектов охоты – дичи.

фото: Сёмина Михаила

фото: Сёмина Михаила

БОЛЬШЕ КАБАНОВ – МЕНЬШЕ ПТИЦЫ

В данном случае автор, как заинтересованное лицо, легашатник имеет в виду птицу. Для тех, кто регулярно бывает с легавой собакой в угодьях, не является секретом тот факт, что здесь ежегодно становится все меньше и меньше дупеля, тетерева, куропатки и прочей пернатой радости охотничьего сердца.

Не буду вдаваться в подробности описания причин этого печального явления, они в общем-то хорошо вам известны.

Тем не менее, походя остановлюсь лишь на одной из относительно новых напастей, которая наряду с осушением, орошением, химизацией, урбанизацией и пр. свалилась на голову бедных птах. Эта напасть – кабаны. Сейчас практически повсеместно идет бум по созданию коммерческих охотничьих хозяйств на арендованных территориях. В этих хозяйствах начинается активная работа по увеличению численности кабана.

Кабан, с одной стороны, является зверем, который очень четко реагирует на комплекс биотехнических мероприятий, в частности, на регулярную и обильную подкормку.

С другой стороны, это один из престижнейших объектов охоты. Между тем горькая действительность показывает, что рост численности кабана неизбежно и очень быстро приводит к сокращению количества охотничьих птиц, а заодно и зайцев.

Ну скажите на милость, какие кладки и какие еще не поднявшиеся на крыло птенцы могут устоять против движущейся армады всеядных свиней. Подобная армада мгновенно уничтожает на своем пути все, что является для нее хотя бы мало-мальски съедобным, и далеко не последними здесь являются птичьи яйца, птенцы, зайчата и всякая прочая живность.

Наблюдения автора и его знакомых охотников на протяжении последних двух лет на Смоленщине показывают, что от богатых когда-то тетеревиных угодий сейчас почти ничего не осталось. Лишь изредка в классических прежде местах собака поднимает на крыло старых петухов и холостых кур.

Так, в прошедшем сезоне за десять дней охоты здесь было найдено всего два выводка, состоящих из одной матки и одного птенца. В то же время в угодьях, куда ни глянь, везде видны следы присутствия кабанов. Буквально нет ни одного метра земли, где бы не было отпечатков их копыт или пороев. Таким образом, с учетом старых и новых бед нас и наших четвероногих питомцев в будущем ждут еще более печальные, чем теперь, охотничьи перспективы.

ИСКУССТВЕННОЕ ДИЧЕРАЗВЕДЕНИЕ

Между тем опыт многих зарубежных стран свидетельствует о том, что выход из подобного тупика все-таки есть, и этим выходом является искусственное дичеразведение. При этом искусственно выведенная птица может быть использована двояко. Либо как объект охоты, выпущенный для немедленного отстрела, либо как источник, обогащающий местную охотничью фауну. Предполагается, что в данном случае птица после некоторой адаптации на воле начнет размножаться самостоятельно. Иными словами, происходит вторичное ее одичание.

И как бы было великолепно, если бы основная масса коммерческих предприятий наряду с созданием кабаньего беспредела начала выпускать в свои угодья охотничьих птиц. В продолжение этой темы с удовлетворением могу отметить, что процесс дичеразведения, хотя еще и робко, но начался и у нас в стране.

Приведу конкретный пример. Несколько раз в угодьях динамовского охотхозяйства проводился мемориал памяти двух пойнтеров, трагически погибших во время пожара. Суть такого мероприятия состоит в организации охоты с легавыми собаками по подсадной дичи – фазанам и куропаткам. И следует прямо отметить, что проведение подобной, еще не очень обычной для нас охоты, вызывает искренний интерес у нашей пойнтериной братии. Достаточно сказать, что на отстрел в поле выходят до двадцати и более охотников, и мало кто остается с пустым ягдташем. Например, в октябре 2007 года было выпущено и почти полностью отстреляно поголовье подсадной птицы, состоящей из семидесяти фазанов и восьмидесяти куропаток.

За период своей охотничьей жизни мне довольно много приходилось охотиться по этим двум видам птиц в разных краях нашей тогда еще большой страны. Естественно, что птицы эти были дикими. Поэтому в этом мероприятии меня в наименьшей степени интересовала стрельба, а было любопытно понаблюдать за поведением самих птиц и работой по ним собаки. Выйдя в поле, эти наблюдения я решил сосредоточить на охоте по куропаткам.

По моему мнению, в случае удачи дичеразведение у нас, по крайней мере, вначале, должно быть направлено именно на эту птицу. Серая куропатка как вид в свое время имела широкое распространение в наших краях, от севера до юга, и была обычной охотничьей дичью. Поэтому выпуск на волю этой птицы может вернуть ее прежний статус. Кроме того, в отличие от фазана она не нуждается в стопроцентном отстреле. Ведь серая куропатка, будучи оседлой птицей, может переносить нашу зиму и давать многочисленное потомство.

ОХОТА

Итак, примерно часа за три до начала охоты птицы были высажены на довольно большом лугу по одиночке на расстоянии триста-четыреста метров друг от друга. Луг был покрыт относительно невысокой травой, которая не препятствовала работе собаки. Охотники, разобравшись поодиночке, пустили своих собак в поиск по команде устроителя. Не прошло и десяти минут, как загремели первые выстрелы – охота началась.

Не буду останавливаться на деталях, а лишь отмечу, что за весь выход в поле моя собака вела себя абсолютно так же, как и на обычной охоте по дикой птице. Никаких отклонений, которые, как некоторые утверждают, связаны с запахом человека или вольеры, отмечено не было.

Работы были не особенно дальними – на расстоянии примерно десяти метров, что соответствовало традиционному уровню чутья моей собаки. В процессе охоты, длившейся примерно часа полтора, собака сделала семь работ, и из-под нее было отстреляно пять куропаток. Поведение подсадной птицы также ничем не отличалось от поведения ее диких собратьев. Высаженные по одиночке куропатки при приближении собаки плотно затаивались и не бежали.

В целом, они вели себя точно так же, как отдельные птицы из разбитого выводка. Поэтому мне не пришлось бегать за собакой, которая сама догоняет стремительно перемещающуюся стаю. Не пришлось клясть все на свете, если вдруг не поспел за своим четвероногим другом, а он, в свою очередь, не поспел за поднявшейся не в меру стаей. Одним словом, классика.

Во время охоты я краем глаза наблюдал за работой двух соседних собак. Ни в их поведении, ни в поведении птиц, которых они отрабатывали, разницы с тем, что было описано выше, не было.

После окончания охоты я просуммировал свои наблюдения и пришел к однозначному выводу, что охота с легавой по подсадной куропатке полностью соответствует аналогичной охоте по вольной птице. Рассуждая подобным образом, я позволил в своих умозаключениях пойти дальше, и у меня мелькнула, на первый взгляд, крамольная мысль: а что, если...

Каждый легашатник, использующий свою собаку не только для охоты, но и в спортивных целях, знает, сколько бывает трудностей при проведении состязаний и испытаний. То трава очень высокая, то ее нет, то слишком сухо и птица ушла в канавы, то слишком влажно и луга залиты водой и т.д., и т.п. А главное – очень мало самой птицы. А тут вот тебе, пожалуйста, выбрал подходящий лужок или поле, выпустил птичек, куда тебе удобно, и пригласил судейскую бригаду. А дальше, как говорят в таких случаях, «номер первый пошел...» и ни пуха ему ни пера.

Конечно, как и всякое новое дело, испытания по подсадной птице потребуют решения некоторых технических вопросов. Ну вот, например, где взять куропаток? Этот вопрос можно решать двояко: либо на дичеразводных фермах, либо в местах, где чаще всего проводятся испытания, создать сезонные накопители. В этом случае содержание взрослых куропаток в огороженной сеткой вольере с регулярной подкормкой и обеспечением водопоя не составит большого труда.

Естественно, все сказанное выше – плод моих досужих размышлений, которые следовало бы уточнить на практике. И все же... Сейчас идет работа по созданию новых правил испытаний легавых собак. Как уже отмечалось, хотим мы этого или не хотим, но в перспективе охота по перу все в большей и большей степени будет связана с дичеразведением. В таком случае встает вполне законный вопрос: а не пора ли в новых правилах допустить возможность испытания легавых по подсадной птице и зафиксировать некоторые параметры такого мероприятия?

Для уточнения этих параметров следует, например, в рамках одного из предстоящих состязаний по обычной дикой птице испытать несколько собак и по птице подсадной. В этом случае специально приглашенная авторитетная комиссия может дать оценку всему происходящему и в случае положительного результата предложить соответствующие рекомендации.

Виталий Шварц 1 августа 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  2 августа 2013 в 11:48

    Лучше так, чем затратив время, силы, нервы, деньги вернутся с записью "без встречи с птицей".

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑