За миг до беды

Уже который весенний охотничий сезон начинается с тех или иных неожиданных проблем, которые мешают размеренно и по намеченному еще зимой плану осуществлять задуманные охотничьи вылазки, что для меня становится довольно неприятной тенденцией.

Фото: Сёмина Михаила

Фото: Сёмина Михаила

Пожалуй, только 2010 год прошел гладко, как задумывалось, в теплой компании хорошего друга. Нынешний же год, увы, преподнес неприятные сюрпризы: в последний момент пришлось срочно перекраивать все свои планы и пытаться отодвинуть решение навалившихся проблем за пределы весеннего сезона.

Но стоило только немного разобраться с грузом неотложных житейских дел, как моя машина, с залитым по самую пробку московским бензином, загруженная снаряжением по максимуму для комфортного проживания в чистом поле, мчит по Новорязанскому шоссе, унося меня все дальше и дальше от Москвы. В этом году каким-то странным образом обошелся я без семисотлитрового багажника на крыше универсала, который в глубинке иногда принимают за лодку странной формы.

Надо было покрыть тысячу двести километров. Нашу компанию вот уже пятое поле дополняет моя четвероногая подруга – курцхаар Адель.

Летели километры, федеральная трасса удивляла обилием колдобин и больших ям, частоколом знаков «Обгон запрещен». Соответственно время в пути значительно увеличивалось. Я вспоминал с ностальгией 2010 год, когда это расстояние можно было покрыть за 13–14 часов, теперь же – за восемнадцать.

 

За несколько минут до отъезда. Фото: Сёмина Михаила

Когда надоедало бормотание магнитолы, я общался с собакой и строил с ней планы на ближайшие дни охоты, периодически поглядывая на нее и нисколько не сомневаясь, что она понимает, куда мы с ней едем и зачем.

Окидывая взором салон машины, недоумевал: откуда столько вещей? Но, прокрутив в уме содержимое всех сумок, коробок и мешков, понимал, что взял все, что может пригодиться в любой ситуации, при любой погоде, обеспечив себе тем самым полную автономность, если того потребует обстановка. Не взял с собой только один пластиковый контейнер объемом литров около пяти, в котором за все прошедшие годы у нас с собакой, к счастью, надобности не возникало. И я уверовал, что в эту поездку он мне также не потребуется. Кто же мог знать, насколько сильно я ошибался!

 

Затопленные луга. Фото: Сёмина Михаила

Прибыв к месту назначения, я активно охотился, общался с близкими мне людьми, отдыхал от городской суеты. На четвертый день, когда возвращался с охоты, в проулке на мою собаку – течную суку, шедшую у левой ноги, – неожиданно напал сорвавшийся с цепи кобель кавказкой овчарки. Собаки покатились кубарем, с визгом и рычанием поднимая клубы дорожной пыли.

Схватив на мою удачу валявшийся рядом деревянный меч, сделанный, как бы это смешно ни звучало, из добротной доски и скорее всего оброненный ребятишками, я, как средневековый рыцарь, с воинственными криками еле отбил свою собаку. Кобель отступил только после второго точного попадания. А ведь «рубил» я с двух рук – мало не покажется. Не будь под рукой этого случайного оружия, неизвестно, каким оказался бы исход схватки.

Со стороны, наверное, смотрелся я комично. Вижу себя с занесенным над собаками мечом в попытке уловить момент, когда можно обрушить возмездие на вражескую спину…

Кобель так же быстро скрылся, позвякивая обрывком цепи на ошейнике, как и появился. Бегло осмотрев собаку, я поначалу ничего серьезного не обнаружил – так, отделалась царапинами, по мелочи. И только через несколько минут, когда схлынул поток адреналина и голова стала более трезво мыслить, я еще раз оглядел собаку.

 

Мячик - любимая игрушка. Фото: Сёмина Михаила

Даже из поверхностного осмотра понял, что наши дела намного хуже, чем показалось на первый взгляд. Из «царапин» сочилась кровь; шкура собралась гармошкой и немного свисала; на одном бедре зияла рваная рана, а на другом я обнаружил дырки, через которые хорошо просматривались мышцы. В общем, задняя часть собаки напоминала дуршлаг – сплошные укусы и дыры. Осмотр живота и передней части туловища внушил надежду и некоторую уверенность, что не будет скрытых внутренних кровотечений. Сразу возник вопрос, не бешеный ли был кобель, кто его хозяин и как их найти…

Как говорят – приплыли! Тут я вспомнил про свой контейнер, в котором всегда возил все необходимые человеку и собаке медикаменты, начиная от зеленки и заканчивая кетгутами. Но, как это всегда бывает, в нужный момент, по моей глупой самоуверенности и беспечности, ничего нужного под рукой не оказалось. Естественно, вскрытая автомобильная аптечка, кроме перевязочного набора, порадовать ничем не могла.

Мне уже несколько раз приходилось «штопать» самому собаку, но то были маленькие порезы и рассечения от стекла или колючей проволоки. Здесь же требовалась, на мой взгляд, рука специалиста. Усадил собаку в машину и спешно поехал к ближайшей аптеке. Купив бинты, стрептоцид, хлоргексидин и другие простейшие средства, оказал на месте первую медицинскую помощь, направленную на обеззараживание и перевязку ран.

А дальше начался поиск ветеринара. Брат из дома обзванивал своих знакомых в надежде найти нужного нам человека в округе, направляя меня то в одну, то в другую сторону, но результата все не было. Попытки найти врача поблизости оказались напрасными: даже в городе, районном центре, мы его не нашли. Верней он был, но его специализация – кошки.

Нужно было срочно принимать решение: либо ехать за сто с лишним километров в крупный город, где гарантированно были специалисты, но при этом терять много времени; либо делать что-то на месте. А как при этом будет чувствовать себя собака – большой вопрос. То, что Адель уже стала «сдавать», я заметил. Она беспокоилась, пыталась стянуть с себя бинты, ее знобило. В конце концов я попросил у московских легашатников организовать мне телефонную консультацию у ветеринара, чтобы понять, как действовать дальше. Ребята взяли на это полчаса.

 

Адель позирует. Фото: Сёмина Михаила

Остановившись на обочине, я судорожно размышлял и взвешивал все «за» и «против». Мои мысли прервал звонок из Москвы. На связи был Олег Батов, мой давний друг и наставник, человек, который помог мне и моей Аде пять лет назад стать единым целым, научив меня и собаку всем охотничьим премудростям, за что я ему очень благодарен. Много раз он помогал мне в любое время суток как советом, так и делом, пока я набирался опыта со своим четвероногим другом. Вот и в тот день Олег пришел на помощь, продиктовав телефон ветеринара и его готовность оказать всестороннюю консультацию. Стало легче…

 

2008 год. Олег Батов со своей собакой Радой (слева) и девятимесячной Адой на охоте. Фото: Сёмина Михаила

Обсудив со специалистом характер повреждений у собаки, ее состояние и кучу других аспектов, а также мой практический опыт, решили не тратить драгоценное время, а обойтись своими силами. Было сказано, что если все сделать правильно в первые 3–4 часа после травмы (и при некотором везении), то риск получить осложнения в виде нагноений и прочих «неприятностей» будет минимальным. Тем более что первую помощь я оказал, как выяснилось, грамотно.

Мне был продиктован список необходимых медикаментов, а также их аналогов в случае отсутствия и подробный алгоритм действий. Дальше – педаль в пол и по аптекам! Наконец все куплено, и прямо на задворках аптеки районного города я приступил к процедурам, «колдуя» над собакой в багажнике универсала под ее завывания. Очень пригодились мне азы оказания первой помощи собаке, которые я получил с Адой в школе дрессировки и натаски.

На все ушло около часа. Иногда ошарашенные прохожие заглядывали мне за спину, искренне удивляясь такой суете вокруг собаки, хоть и травмированной. В силу менталитета большинству было непонятно, что собака может жить в квартире и быть членом семьи, имея почти равные с человеком права на медицинскую помощь.

 

У скрадка. Фото: Сёмина Михаила

Удостоили нас внимания и сотрудники ППС, видно, узрев меня с двадцатикубовым одноразовым шприцем наперевес и решив уточнить, что я им делаю. Но убедившись в отсутствии криминала, уехали по маршруту, взяв с меня обещание убрать использованные бинты, шприцы, ампулы и прочие вещи, которые я складывал прямо на асфальт у багажника. Что я, конечно же, и сделал.

Сняв намотанный бинт с пасти собаки и с передних лап, присел с ней рядом. Адка поняла, что мучения позади и, тяжело вздохнув, начала подбирать позу, чтобы улечься.

Работа была сделана, опыт получен, оплошность с оставленными в Москве медикаментами учтена на всю оставшуюся жизнь. Благодарность же друзьям, которые помогли в этой ситуации, словами не выразить: если бы не они, все могло быть иначе. Стрельнув сигарету и выкурив ее, чтобы заглушить состояние шока, возникшее из-за беспомощности по отношению к собаке, я сидел с головокружением минут десять, так как постоянно никогда не курил.

По дороге домой, когда собака спала крепким сном, не обращая внимания на свои болячки, позвонил брат, сообщил, что нашли ветеринара и он готов помочь, но будет только с утра. Поблагодарив, я сказал, что самое страшное позади и что через двадцать минут буду дома; попросил, чтобы он срочно остужал «менделеевский» напиток.

 

Ада и обманки. Фото: Сёмина Михаила

Утром следующего дня мы показались врачу. Он поправил один шов на бедре, который в силу неопытности я сделал не совсем правильно. Порекомендовал в случае нагноения, опухания и т.п. незамедлительно обращаться.

Забегая вперед, скажу, что уже через неделю после возвращения в Москву мы с Адой уехали на продолжение охоты в Тверскую область, на гусей. Но это совсем другая история ("Тверские гуси")... Собака хорошо себя чувствовала, лишь иногда, под мои неодобрительные возгласы, пыталась скусывать болячку на подштопанном бедре. Остальные раны затянулись еще раньше.

Что же посоветовать охотникам, которые могут попасть в похожую ситуацию?

Я сознательно не привожу те лекарственные средства и методы, которыми пользовался. Лечение назначает ветеринар при осмотре вашего питомца, и каждый случай для собак разных пород, веса, возраста может иметь cвой набор медикаментов и способы лечения.

Лучше заранее изучить данный вопрос применительно к вашей собаке, проконсультироваться с врачом и, если предполагается далекий выезд, узнать, где можно найти специалиста в том районе.

А в общем и целом нужно всегда иметь средства оказания первой медицинской помощи под рукой – как перевязочные, так и препятствующие проникновению инфекции.

 

Автор с весенними трофеями. Фото: Сёмина Михаила

После получения травмы собакой нужно трезво оценить ее состояние, попытаться выяснить, есть ли переломы, вывихи, насколько сильно кровотечение. Если собака гладкошерстная, то задача значительно упрощается. А если шерсть и подшерсток густой, сами понимаете, осмотру надо уделить больше внимания. Напомню, что собаки не просто кусают, они пытаются оторвать плоть, что имеет нехорошие последствия. После осмотра необходимо обработать раны, сделать перевязки, постараться исключить срывание собакой перевязочного материала.

Следующий шаг – к врачу, особенно когда есть подозрения в серьезности ран. Если же поблизости ветеринара не окажется и вы сами не решитесь на некоторые манипуляции, то крайне желательно на следующий день (или раньше) добраться до специалиста, который профессионально оценит состояние собаки и скорректирует лечение.

Желаю всем охотникам реже сталкиваться с похожими проблемами. Здоровья вам и вашим четвероногим помощникам!

Михаил Сёмин 5 июня 2012 в 10:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -3
    Азат Мифтахутдинов офлайн
    #1  5 июня 2012 в 14:13

    я б тому коблу неспустил, все равно б нашел и поквитался

    Ответить
  • 9
    Владимир Горлевский офлайн
    #2  7 июня 2012 в 18:02

    Повезло собаке с хозяином!

    Ответить
  • 1
    Михаил Сёмин офлайн
    #3  21 марта 2013 в 00:52

    Недавно узнал, что "обидчик" покинул наш мир...

    Ответить
  • -2
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #4  4 декабря 2013 в 22:15

    Пусть земля ему будет пухом ,чтобы морду не ободрал.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑