Истина о карело-финской лайке

Очень не хотелось тратить время на реакцию по поводу «опуса» Петра Семченкова – «Любовь зла», опубликованному в РОГ № 48 за 2016 г. Но на суд читателей вынесена моя личность и они полностью дезинформированы о моих глубоких чувствах, поэтому приходится.

Фото автора.

Фото автора.

Очень не хотелось тратить время на реакцию по поводу «опуса» Петра Семченкова – «Любовь зла», опубликованному в РОГ № 48 за 2016 г.

Но на суд читателей вынесена моя личность и они полностью дезинформированы о моих глубоких чувствах, поэтому приходится.

С П. Семченковым в 90-е годы, когда только формировался РКФ, мы вместе боролись «по одну сторону баррикады» против РКФ и вхождения в него охотничьего собаководства.

После этого более 20-ти лет мы с ним не «пересекались» и, насколько мне известно, с породой карело-финской лайки он не работает, во всяком случае, следов его работы нет.

Если говорить о чувствах, то горячо любимой породой у меня может быть только английский сеттер. Английских сеттеров я держала более 40-ка лет, имела 4-х собак, три из которых входили в класс элита и были чемпионами. Всех англичан я натаскивала сама и выставляла на состязаниях тоже сама.

Особенно выдающейся была Олеся-II (Никифорова), имевшая два диплома I степени, семь II-й и два III-ей, выступавшая в командах на состязаниях всех уровней, вплоть до Всесоюзных, и нигде не оставалась без диплома.

В отпуск на охоту мы ездили только с англичанами в Вологодскую и Архангельскую, а также Калининскую, Ярославскую и др. области и в Белоруссию.

Что касается карело-финских лаек, то познакомилась я с этой исключительной собакой во время работы в продолжении четырёх лет (1949 – 1953) в Карело-Финском филиале АН СССР в Карелии.

После этого они сопутствуют мне всю жизнь, участвуя в качестве «полевых лаборантов» во всех экспедициях по лесам от Карелии до Камчатки и побережья Тихого океана. И занятие этой породой скорее можно считать моей работой.

Читайте материал "Любовь зла"

Первое, что бросилось в глаза в статье П. Семченкова – перевирание цитируемого текста в начале статьи , где он объединил в одни кавычки фразы из разных мест моей статьи, что просто недопустимо.

Затем, спасибо за «комплименты», но в известной книге «Разведение сельскохозяйственных животных» авторов В. Ф. Красота, В. Т. Лобанов, Т. Г. Джапаридзе, изд. Агропромиздат 1990 г. аборигенные породы характеризуются так: «Аборигенные породы формировались стихийно, но, главным образом, под влиянием естественного отбора».

В результате длительного разведения в определённой местности они хорошо приспособлены к условиям существования. «К аборигенным относятся многие породы древнего происхождения». И нигде нет упоминания о каком-либо скрещивании.

Так что определение П. Семченкова неверно. А карело-финская лайка как раз и является аборигенной породой Северо-Запада России да к тому же древнего происхождения. Это показали археологические раскопки у Ладожского озера, где нашли останки древней, так называемой «торфяной собаки», скелет которой почти идентичен скелету карело-финской лайки.

Упоминавшиеся в статье П. Семченкова названия отродий лаек совсем ни к чему. Они так породами и не стали, а зырянская и карельская вошли в заводскую породу русско-европейских лаек. И все эти рассуждения к теме статьи о к.-ф. лайках не имеют никакого отношения, показывая лишь псевдоначитанность автора.

В то же время, несмотря на то, что «аборигенные лайки коренных народов России были перемешаны не только между собой, но и с чуждыми породами собак», как пишет П. Семченков , российские кинологи успешно создали прекрасные заводские породы русско-европейских и западно-сибирских лаек.

Что касается карело-финской, то «У карелов это была обычная дворовая и охотничья собака. Веками отбор проходил именно в этом направлении, и кинологам уже не надо было заниматься созданием породы, достаточно было сохранить то, что сделала природа» (РОГ № 14, 2016) и продолжить на заводском уровне.

Несмотря на залихватское утверждение П. Семченкова, что: «По определению, карело-финская лайка не может быть аборигенной породой да к тому же российской, как её от избытка чувств величают». Всё же карело-финская лайка является именно аборигенной породой, и создана она в г. Ленинграде.

«Вся работа велась и выполнена под общим руководством профессора Н. А. Смирнова, председателем сектора лайка ЛОО А. П. Бармасовым и зоотехником Н. К. Верещагиным», и была опубликована в Трудах Арктического института (том 56, Биология) в 1936 г.

Работа была выполнена по заказу государственных учреждений – Всесоюзного Арктического института и Главного Управления Северного морского пути, т. е. на государственном уровне в результате проведения специальных исследований. Но почему-то все об этом забывают или не знают. А всё это опубликовано в Трудах Арктического института в 1936 г.

Все потуги П. Семченкова опорочить породу разбиваются после внимательного ознакомления с этим значительным научным трудом, в котором представлен материал и методика его сбора и обработки, проведённые в самом начале 30-х годов ХХ века.

Читайте материал "Пять признаков неудачной критической статьи"

«Далее Лариса Артуровна утверждает, что «карело-финская лайка существует более 90 лет. По-видимому за дату рождения принят 1925 год.» Докладываю, что никогда и нигде не упоминала о дате «рождения» породы к-ф лайка, потому что не знаю, и не знает никто.

Но исходя из публикаций и непосредственных бесед с экспертом всесоюзной категории Александром Петровичем Бармасовым в начале 50-х годов ХХ в., который стоял у истоков создания карело-финской лайки в г. Ленинграде и был моим наставником, знаю, что ещё в 20-х годах ХХ в. проводились первые попытки создания этой породы.

И это подтверждается тем, что на первых в СССР испытаниях лаек по белке под Ленинградом, проводившихся в 1928 году, первое место из участвовавших лаек заняла карело-финская лайка Нора Киселёва с дипломом II ст. по белке. ( А. П. Бармасов «Охотничьи собаки Ленинграда 1931 – 1947 гг.» изд. 1947 г.

Далее в статье П. Семченков характеризует уже не карелку, а мою деятельность, хотя о ней он не знает ничего. Сначала говорит об угрозе «становлению охотничьего собаководства представляли негативные последствия близкородственного разведения». Затем советует «относиться более чем внимательно» к опыту корифеев псовой охоты.

Устаревшим взглядам П. Семченкова на инбридинг вполне соответствует поговорка, что «инбридинг, как костёр – умный у него греется, а … жжётся». Ему наверное не ведомо, что ни одна порода животных не создаётся и не совершенствуется без применения инбридинга. «Инбридинг необходимый метод селекционной работы» (Красота и др., 1990).

И российские академики, занимавшиеся теорией и практикой разведения сельскохозяйственных животных, П. Н. Кулешов, М. Ф. Иванов, Д. А. Кисловский и др., а не «корифеи псовых охот», разработали теорию и практику использования и применения инбридинга.

Читайте материал "Охота с лайкой на куницу"

Соглашусь, что у меня были попытки путём тесного инбридинга – брата с сестрой сохранить кое какие признаки, но увы, опыт не очень удался. Такое бывает в селекционной работе, что знают все селекционеры, но по-видимому это неизвестно П. Семченкову. Других «аналогичных вязок», о чём он трактует, не было. Опять вымысел.

Что касается результатов инбридных вязок, то, к сожалению, ни один потомок не «вошёл в породу». Щенки разошлись по «долам и весям» и дальше не «проклюнулись» в племенных документах. Видимо, попали в руки охотников, не интересующихся разведением.

Что касается перечисления в статье всех и всяческих пород, которое приводит автор статьи, то они ни к карело-финской лайке, ни ко мне, ни к моей любви никакого отношения не имеют.

Далее – самый авторитетный специалист и т. д. – по статье П. Семченкова – А. А. Ширинский-Шихматов действительно в 1895 г. издал «Альбом северных собак», однако в нём нет описания карельской лайки (оно есть в другой статье), но зато есть карта – схема, в которой чётко определена территория обитания финно-карельской лайки, включающая всю Карелию, Финляндию, северную часть Ленинградской области и западную Архангельской и Вологодской.

И после этого П. Семченков имеет наглость пускаться в надуманные им рассуждения о привозе «финских лающих легавых». Это явно нелепый перевод плохо знающего финский язык переводчика, т. к. с самого начала финны стали называть рыжих остроушек suomenpistikorva, что в переводе означает – финская остроухая собака.

А пафосно ссылаясь на «Альбом», следовало бы хоть раз увидеть этот Альбом (у меня Альбом есть), а не писать с чужих слов или из Интернета.

Опять кому-то в угоду П. Семченков настойчиво утверждает, что в Карелии нет аборигенной карелки, потому что Карелия «активно заселялась русскими, которые привозили туда массу своих охотничьих собак».

Речь идёт о 1925 годе, я работала там четыре года в начале пятидесятых, и тогда ещё не было активного заселения русскими. Русские в Карелии жили всегда, и их образ жизни мало отличался от карел, только охотой больше занимались карелы. Их аборигенные лайки бегали в карельских деревнях. А насчёт более позднего привоза в Карелию массы охотничьих собак, то до такого вымысла ещё никто не доходил.

В Карелии с другими охотничьими собаками кроме лаек делать практически нечего. Правда, в Центральной, особенно Южной Карелии охотятся ещё и с гончими. Мы тоже совершили глупость привезя с собой английского сеттера, который просидел 4 года, практически не используемый на охоте.

Карелы всегда занимались промысловой охотой на пушных зверей и всегда отбирали себе и оставляли лучших рабочих лаек. Создание породы в Ленинграде началось уже в начале ХХ века. «Порода – продукт человеческой деятельности» (Красота и др. 1990). Её создатели знали из каких аборигенных лаек её создавать, не прибегая ни к какому скрещиванию, даже если поблизости и находились другие собаки.

Читайте материал "Сохраним породу карело-финской лайки"

«Информацию о том, когда и где в Советском Союзе появились маленькие рыженькие лайки можно получить, познакомившись с каталогами выставок охотничьих собак, проведённых в Ленинграде в начале 30-х годов прошлого века, куда были завезены, не удивляйтесь, «финские лающие легавые» (так до 1936 года в Финляндии называли финских шпицев).

На представителей этой экзотической породы с несуразным названием были вынуждены оформить одноколенные родословные, как на финно-карельских лаек. О финно-карельской лайке в отечественной кинологии впервые заявили в 1939 г., когда на эту привнесённую извне и переименованную на наш лад породу был утверждён стандарт, практически полностью переписанный со стандарта финского шпица».

Мне пришлось переписать весь абзац, т. к. у меня не хватает слов охарактеризовать эту ересь. Всё враньё – от первого до последнего слова. Здесь явное стремление унизить наших кинологов и всё российское охотничье собаководство. И такие «советники» направляют деятельность РКФ!

Во-первых, я уже писала, что в Финляндии назвали финских шпицев – финская остроухая собака. Шпицом её стали называть только после того, как она попала в Англию и начала распространяться по всему миру. Нигде она не воспринималась как охотничья собака, и разводили финского шпица исключительно как любимца дома.

Во-вторых. В каталогах выставвок охотничьих собак, проводимых в Ленинграде в начале 30-х годов да и позже, ничего подобного – о лающих легавых – нет (каталоги у меня есть). В каталогах приводится перечень всех лаек, которые записаны на выставку.

Большинство из них неизвестного происхождения. У некоторых известны только родители, но для каждой лайки обозначен окрас шерсти. По подсчётах на материалах, опубликованных в Трудах Арктического института (т. 56, Биология, изд. 1936) выясняется, что из всех записанных там собак 31,4% имели рыжий или палевый окрас, 25,6% были серыми, часто светло-серыми, которые могут «перетекать» в рыжину. Т. е. больше половины – 57% всего поголовья лаек могли быть прямыми предками карело-финских лаек.

Больше половины этих собак имели высоту в холке от 40 до 50 см присущую породе карело-финских лаек. Так что никакой необходимости в завозе каких-то «лающих легавых» не было. Не было и такого завоза. Это просто бред и очередной вымысел П. Семченкова, который он с упорством маньяка продолжает повторять.

В третьих. Никто и никого не вынуждал оформлять липовые родословные. Это заявление – просто плевок в адрес российского охотничьего собаководства, свидетельствующий о том, что П. Семченков абсолютно не знаком с истинным положением в делах охотничьего собаководства России.

В четвёртых. «Официально о финно-карельской лайке в отечественной кинологии впервые заявили в 1939 г. …» трактует в своей статье П. Семченков. А как же «Альбом северных собак», изданный А. Ширинским- Шихматовым в 1895 г.? Там чётко обозначен ареал распространения именно финно-карельской лайки.

Ещё одно подтверждение, что П. Семченков в глаза не видел этого Альбома и всё трактует по сплетням из Интернета. И опять в тексте статьи гадкий упрёк в адрес российского охотничьего собаководства, т. е. таких замечательных кинологов, создателей российских пород лаек, как И. И. ахрушев, Б. В. Шныгин, Э. И. Шерешевский в Москве, профессор Н. А. Смирнов, А. П. Бармасов, Н. К. Верещагин – ставший академиком АН СССР в Ленинграде. Были и в других городах, например, А. В. Гейц в Иркутске, Н. Б. Полузадов в Свердловске. Но ведь П. Семченкову это просто неведомо. В Интернете об этом не пишут.

Далее П. Семченков радостно трактует об утрате «удобной для городского жителя лайки» в результате блокады Ленинграда. Вот, что пишет об этом периоде А. П. Бармасов: «Сохранили своих собак Е. К. Леонтьева, В. А. Прозоров, А. Г. Тугаринов и некоторые другие». Конечно, лайки сохранились в деревнях в Карелии.

«В настоящее время собаки снова прибывают в Ленинград, и многие из прибывших лаек недурны по типу, но для начального разведения породы потребуется 2 – 3 года» На 1-е марта 1946 года на учёте в секторе состоит 58 лаек (Бармасов, 1947). И никаких завозов финских шпицов не было.

Читайте материал "Состязания молодых лаек"

Непонятно, зачем П. Семченкову представлять свою страну в дурном свете. Может быть это модно сейчас? «Созданием неведомой в России породы руководил … А. П. Бармасов», пишет он. Но А. П. Бармасов не руководил, а создавал породу карело-финская лайка из местного разношёрстного поголовья лаек.

А руководил этим по заданию Всесоюзного Арктического института и Главного Управления Северного морского пути профессор Н. А. Смирнов. Историю надо знать, и не по Интернету.

Далее – «Мы считаем, что карело-финских лаек и финских лаек можно считать единой породой». Кто это мы? Люди, которые никогда не держали, не охотились и не занимались карело-финскими лайками?

Которые не знают, что такое шпиц, а что такое лайка? Которые не предполагают, что если следовать Соглашению 2006 года с финским Кеннель клубом, то карело-финских лаек у нас не будет, а остатки превратятся в комнатно-декоративную породу.

И далее. То, что утверждает В. В. Григорьев – опять сведения из Интернета, т. к. никаких сведений официальных или в печати не существует. Это из той же «оперы» - перевирание афоризма Козьмы Пруткова о слоне и буйволе в льва и осла свидетельствует о «глубоких» познаниях П. Семченкова.

1952 год – «Эту дату и следует считать за год рождения «аборигенной российской породы» пишет П. Семченков, чем всё же подтверждает, что карело-финская лайка – аборигенная российская порода. Он не в курсе того, что уже опубликовано в Трудах Арктического института (1936) о создании породы карело-финская лайка в 1931 – 1934 гг. Ладно. Но П. Семченков и здесь просчитался.

Даже если принять за год рождения карелки 1952, то за прошедшие с этого времени 65 лет вполне можно создать аборигенную российскую породу. Как и сейчас из аборигенного поголовья лаек создаётся якутская лайка, которая по единственному экземпляру была зарегистрирована в РКФ. Так зачем же российскую породу уничтожать финским шпицом? В этом абзаце и П. Семченков подтверждает, что это аборигенная российская порода, правда, путает год её рождения.

«Карело-финская лайка близка по экстерьеру к финской лайке…», написано в преамбуле к стандарту. Я не возражаю – похожа, но и что? Мало ли собак в мире похожих, но принадлежащих разным странам? Например – кеесхонд Голландии и вольфшпиц Германии; элкхаунд Норвегии и элкхаунд Швеции?

Да и наша российская русско-европейская лайка и карельская медвежья собака Финляндии? И всё это нисколько не мешает быть национальными породами своих стран, жить и развиваться каждой породе в своей стране.

П. Семченков, уж пожалуйста, не задевайте моего супруга, которого наверное, Вы никогда и не видели. Он был доктор наук, учёный, а в собаководстве имел II-ю категорию по лайкам. Дальше в этом направлении он «расти» отказывался, чтобы эта деятельность не отрывала его от науки.

Но он был высокообразованным, умным человеком с широкими взглядами и поэтому был назначен заместителем Председателя Всесоюзного кинологического совета МСХ СССР. И он никогда не участвовал в «посиделках» по составлению стандартов да и в других тоже. Т. е. очередная ложь П. Семченкова.

Вся статья П. Семченкова построена на том, чтобы угодить заказчику, уничтожить породу карело-финская лайка (и чем она ему «насолила»?) и очернить меня. Последнее – не получится. Я знаю, что я права и стойко держусь на этом.

Можно было бы не писать столь обширное объяснение фактов. Но теперь по ссылкам на опубликованные труды каждый может проверить их истинность. Можно было бы кратко охарактеризовать статью П. Семченкова: бред, вымысел и враньё. Ничего полезного. Очень яркую характеристику дал С. Матвейчук. Я так не умею. Если я была бы с ним знакома, поблагодарила бы его лично.

Президенту Российской кинологической федерации А.Н. Иншакову

Уважаемый Александр Иванович!

Я полностью согласна с Вашим мнением, что «знание прошлого дает возможность более правильно ориентироваться в настоящем и с большей степенью вероятности прогнозировать будущее».

А также с тем, что «отечественные породы лаек, среди которых особое место занимает карело-финская лайка, заслуживают самого пристального внимания».

Так давайте исправим совершенные ошибки в охотничьем собаководстве и отделим «зерна от плевел». В связи с тем что карело-финские лайки после введения в породу финского шпица «утяжелились» и стали хуже работать по пушным зверям, давайте выйдем из Соглашения с финским Кеннель клубом, подписанного в 2006 году.

Для сохранения породы, еще в 1993 году занесенной в Реестр селекционных достижений Министерства сельского хозяйства РФ, начнем ее регистрировать в РКФ как породу карело-финская лайка, а не финский шпиц.

Если это по каким-то причинам трудно сделать, то лучше, если РКФ совсем не будет регистрировать карело-финскую лайку. Пусть карело-финская лайка останется внутренней породой России.

С большим уважением, эксперт Всесоюзной категории Л. Гибет

Лариса Гибет, кандидат биологических наук, Заслуженный работник охотничьего хозяйства 14 июня 2017 в 12:44







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Viktor Efimov офлайн
    #1  14 июня 2017 в 16:54

    Читал эту статью в газете. Жалею, что ее полный вариант появился только в интернете! Если не было места в одном номере, необходимо ее было разделить на два выпуска. И конечно напечатать обращение к А.Иншакову!

    Ответить
  • 0
    Владимир Горлевский офлайн
    #2  17 июня 2017 в 06:46

    Большое спасибо Л. Гибет за такую подробную статью - сразу понятно, что автор "в теме".

    Ответить
  • 0
    Андрей Козырев офлайн
    #3  4 июля 2017 в 17:20

    Охотничье собаководство СССР 1971 год
    https://vk.com/karelskajalajka?z=photo-34836479_456239183%2Fwall-34836479_829
    https://www.facebook.com/photo.php?fbid=777124155801109&set=pcb.777126599134198&type=3&theater

    «Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений. Партийный интеллигент знает, в какую сторону менять свои воспоминания; следовательно, осознаёт, что мошенничает с действительностью; однако при помощи двоемыслия он уверяет себя, что действительность осталась неприкосновенна. Этот процесс должен быть сознательным, иначе его не осуществишь аккуратно, но должен быть и бессознательным, иначе возникнет ощущение лжи, а значит, и вины. Двоемыслие — душа ангсоца, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твёрдо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, — всё это абсолютно необходимо. Даже пользуясь словом „двоемыслие“, необходимо прибегать к двоемыслию. Ибо, пользуясь этим словом, ты признаёшь, что мошенничаешь с действительностью; ещё один акт двоемыслия — и ты стёр это в памяти; и так до бесконечности, причём ложь всё время на шаг впереди истины. В конечном счёте именно благодаря двоемыслию партии удалось (и кто знает, ещё тысячи лет может удаваться) остановить ход истории.» (часть вторая, IX: книга Голдстейна «Теория и практика олигархического коллективизма», глава 1)

    Ответить
  • 0
    Viktor Efimov офлайн
    #4  5 июля 2017 в 14:51

    Великолепная цитата! Долго искали? А не пробовали ее применить к себе!?
    Имея две родословные РКФ и РОРС, Вы, как ловкий фокусник, их передергиваете - когда Вам нужно вытаскиваете из кармана то одну, то другую! А может у Вас троемыслие – скоро получите родословную на финскую лайку!

    Ответить
  • 0
    Андрей Козырев офлайн
    #5  10 июля 2017 в 16:19

    До недавнего времени карело-фин­ские лайки встречались у нас только на крайнем северо-западе. Отдельные семьи этих лаек содержали охотники Карелии, разводили любители г. Пет­розаводска, а в г. Медвежьегорске до 1953 г. был даже питомник этих собак. Другим и к тому же обильным по чис­лу собак традиционным центром раз­ведения карело-финских лаек является г. Ленинград. Единичные лайки и их помеси встречаются на Кольском по­луострове и в Калининской области, в других же областях попадаются лишь случайные привозные экземпляры.
    За рубежом таких собак специально разводят охотники Финляндии. Здесь была создана эта порода, отсюда она вскоре проникла в соседние сканди­навские страны и в Советский Союз. Постоянное поступление новых, «све­жих» по крови, чистопородных про­изводителей из Финляндии в нашу страну продолжается и теперь. Факти­чески наша карело-финская лайка — это ветвь породы финской лайки, прак­тически не отличающаяся от исходной по всем основным признакам.

    Л.Гибет, кандидат биологических наук, эксперт первой категории
    “Охота и охотничье хозяйство” №3 – 1968

    Ответить
  • 0
    Viktor Efimov офлайн
    #6  12 июля 2017 в 13:48

    Это ответ почему у Вас две родословные (или три)!? Если Вам нравятся финские шпицы - разводите их. Что касается разницы между породами, то статья дала исчерпывающий ответ! 12 Всероссийская выставка показала разницу между лайкой и шпицом (посмотрите внимательно ринг кобелей старшей группы). И еще - приводимая Вами цитата относится к 1968 году, периоду становления и развития породы. В 1993 году карело-финская лайка была занесена в реестр селекционных достижений России!

    Ответить
  • 0
    Андрей Козырев офлайн
    #7  14 июля 2017 в 19:48

    Финская лайка (а теперь финский шпиц) - это национальная порода России. При становлении каждой из них предъявлялись некоторые специфические требования: в Финляндии в основном экстерьерные, в России - охотничьи. Но в целом это единая порода, которая должна проходить экспертизу на одном ринге и свободно использоваться при разведении.

    Л. Гибет, кандидат биологических наук
    "Охота и охотничье хозяйство” №11,12 - 1993

    Ответить
  • 0
    Viktor Efimov офлайн
    #8  2 августа 2017 в 22:41

    Цитата великая вещь! Вырвал ее из контекста произведения и показал свои глубокие знания, даже если цитата полностью искажает смысл самой статьи. Вспомним знаменитое произведение К. Чуковского «Мойдодыр»: «Вдруг из маминой из спальни, Кривоногий и хромой, Выбегает…». Сразу как-то по-другому звучит детская сказка. Тоже делает и г. Козырев! Статья, из которой вырвана цитата, говорит совершенно о другом. Предки Финского шпица появились в Финляндии из Северо-Западных областей России. В начале 20-х годов прошлого столетия развитие пород в России и Финляндии пошло по разным направлениям. Даже после войны, несмотря на то, что количество карелок в России резко уменьшилось, восстановление породы происходило за счет сохранившихся в дальних деревнях Карелии собак большей частью неизвестного происхождения (см. каталоги после военных выставок).
    Инбридинг с Финским шпицем на рубеже 60-70 годов применялся. Но покажите мне породу, где бы инбридинга не было. Это нормальная работа по созданию породы.
    Что касается цитаты. Если внимательно читать статью, то обращает внимание большое количество в ней ошибок и опечаток (все-таки 90-е годы, когда нужно было выживать и на корректора возможно денег не хватало). Там же читаем: «Мне не понятно, почему же у некоторых возникает мнение, что нашу карело-финскую лайку надо переименовать в «финского шпица». Почему при этом хотят умалить и уничтожить работу русских кинологов по воссозданию породы в нашей стране? Ведь материал для породы первоначально взят с территории Ленинградской области, а позднее добавлен из Карелии».
    Вот и ответьте г. Козырев зачем Вам две родословные!

    Ответить
  • 0
    Валентин Бодунков офлайн
    #9  2 августа 2017 в 23:31
    Viktor Efimov
    Вот и ответьте г. Козырев зачем Вам две родословные!

    Разве Андрей Козырев где-то говорил про две родословные? Цитату пли-з-з-з... Андрей "говорил" исключительно устами Л.А.Гибет.

    Ответить
  • 0
    Viktor Efimov офлайн
    #10  3 августа 2017 в 09:44

    Но и не возражал!

    Ответить


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑