В Тверскую с лайками

Фото Сергея Семенова Фото Сергея Семенова

Скажите, кто из охотников Москвы и области не мечтает поехать на охоту из наших скудных на дичь подмосковных угодий в Тверскую область, где всего по охотнику на один-два егерских обхода!

Поехал и я в начале ноября с тремя западносибирскими лайками: четырехлетней Белкой, из-под которой уже добывались и куница, и белка, и лось, и кабан, с одиннадцатимесячной Вестой, начинающей работать белку и кабана (на почтительном расстоянии), и с Валдаем – семимесячным кобелем, о работе которого я только мечтал.


ЭХ, ДОРОГИ!


Начну с дороги. Она прошла в принципе неплохо, пока я не подъехал к небольшому районному городку, от которого до места назначения оставалось немногим более тридцати километров. Хотя у меня была карта Тверской области и ориентируюсь я вроде бы хорошо, но как дальше ехать до деревни, в которой я должен был остановиться, было неясно.

Русская пословица гласит, что язык до Киева доведет. На окраине городка, на заправочной станции, я уточнил дорогу у одного водителя, но вразумительного ответа не получил. Проехав два светофора и попав на т-образный перекресток, я вновь, попросил (теперь уже тракториста) объяснить, как проехать в мою деревню. Но и этот меня послал... не туда.
 

Думаю, охотники из других областей надоели местным до такой степени, что они намеренно показывают им дорогу неправильно. Доехав до очередного т-образного перекрестка, я остановился в раздумье: куда дальше-то? Проголосовал.

Остановились «Жигули» второй модели, водитель которых мне популярно объяснил, что еду я совершенно в противоположную сторону, что возвращаться мне нужно к той заправке, на окраине города, и там менять маршрут. Поехал назад. И у заправки связался по телефону с Владимиром, у которого намеревался снимать дом. Он мне объяснил, как правильно проехать оставшиеся тридцать километров.
 

К дому я подъехал, когда было уже совсем темно. Дом был протоплен. Я разместил собак, приготовил ужин, поел и уснул. Утром созвонился с егерем по поводу приобретения лицензии на куницу. Он вежливо извинился, сославшись на то, что ему нужно срочно ехать по делам, передал меня егерю другого обхода. С лицензией получилось все нормально.


ПЕРВЫЙ ВЫХОД


В тот же день для первого знакомства с угодьями я решил сходить недалеко в лес. Благо у меня был охотничий навигатор – отличная вещь, абсолютно необходимая в незнакомом лесу. Выйдя в поле, отделяющее деревню от леса, увидел, что лес прорезает высоковольтная линия электропередач. С похода вдоль нее я и решил осваивать лес, который начинался с высокого густого кустарника.

Пройдя его, Белка и Веста ушли далеко вперед, семимесячный Валдай остановился в кустарнике, повернулся влево по ходу нашего движения и некоторое время рычал, не желая двигаться дальше. Я не придал значения его поведению, но позже пришлось об этом вспомнить.
 

Местность оказалась достаточно болотистой, а высоковольтная линия электропередач в поперечном направлении перерезана каналами. Первый зверек, которого я увидел в этом лесу, был заяц-беляк, выскочивший из тех елок, в которые ушла Белка. Так как путевки на зайца не было, стрелять не стал. Постепенно и очень медленно продвигался дальше в лес. Из-за большого количества болот и каналов я за четыре часа прошел около двух километров.

При этом несколько раз зачерпнул сапоги и один раз завалился на спину в воду. В голову невольно пришла мысль, что после Тверских лесов в наших подмосковных можно ходить в домашних тапочках. При всех этих трудностях отметил, что собаки практически на каждом канале находили следы норки. Вернулся домой, затопил печь, просушил одежду, поужинал и завалился спать.


НЕВИДИМАЯ ОПАСНОСТЬ


Утром, в пятнадцать минут пятого, меня разбудил отчаянно-злобный лай собак, которые находились на привязи во дворе. Выйдя к ним, я увидел, что собаки беспрерывно лая, рвутся в сторону входной двери. Первой мыслью было предположение, что местные жители сливают из моей «Нивы» бензин или откручивают от нее колеса.

В родном Подмосковье скутеристы и иже с ними это делали постоянно. Но, выглянув в окно, я увидел, что возле машины никого нет. Вышел на улицу, осмотрел «Ниву» со всех сторон – все оказалось на месте. Посмотреть же назад за крыльцо я как-то не догадался. Успокоив собак, ушел спать.
 

В семь утра, после легкого завтрака, с рюкзаком за спиной и ружьём, я повел собак со двора. Низко припав к земле, они начали азартно что-то вынюхивать. В этот раз я решил пойти другим путем. Заранее по навигатору нашел лесную дорогу, которая упиралась в озеро, и стал ее обследовать. Таких болот, какие я встретил вчера, на этом маршруте не было. Лишь изредка дорогу пересекали ручьи.

В них собаки находили места, населенные норкой, рыли землю, пытаясь выгнать зверька, но удача была не на их стороне. Через некоторое время мы вышли на сухое болото, образующее среди леса большую поляну. Тут моя Белка принялась облаивать огромную ель. Я достал топор, сделал несколько ударов по дереву. С ели на березу сошла куница. Мой выстрел завершил этот этап охоты.
 

Отправились дальше и часа через четыре вышли к озеру. Сделали привал, попили чаю с бутербродами и пустились в обратный путь. По дороге домой Белка сделала еще одну полайку, но на этот раз зверька обнаружить я не смог.

Во вторую ночь пребывания в Тверской области повторилась та же история, что и в первую: около четырех часов утра собаки залились злобным лаем, и я привычно подумал о машине. Но конечно же, возле машины никого не оказалось, я поругал собак и пошел спать.


ОТЪЕЗД


Утром я направился к тому месту, где была вторая полайка. Не дойдя до места и двухсот метров, я услышал, что Белка заработала. Да не просто заработала! Это был даже не лай, а сплошной рев, и сдвигался он в сторону лесной дороги, по которой мы шли. Я понял, что собака гонит куницу на глазок. Так оно и было: березняк и куница.

После выстрела она оказалась там же, что и первая, в рюкзаке.
 

Дальше я решил не ходить, а вернуться домой и попытаться выяснить, кто же меня посещает по ночам. Пообедав дома, я поехал к егерю и рассказал ему о ночных посещениях. На это он мне ответил, что у них довольно много медведя, и возможно, это медведь ко мне приходил. На обратном пути я заехал к хозяину, у которого снимал дом. Он мне рассказал, что летом в поле, за моим домом, видели медведя. Тут я понял, на кого рычал мой Валдай при первом выходе в лес!

На третью ночь я решил загнать машину внутрь палисадника, поближе к крыльцу. В эту ночь я проспал спокойно до утра, никто ко мне не приходил. Ну, думаю, нашел выход. Следующий день на охоте оказался неудачным, были полайки, но зверька обнаружить не удалось.
 

Настала последняя ночь моего пребывания в Тверской области. Так же, как и в предыдущую ночь, я загнал машину в палисадник. Но спокойной ночи, на которую рассчитывал, не получил. Так же, как и в первые две ночи, около четырех часов утра собаки залились сплошным злобным лаем. Я подошел к уличной двери и за ней услышал ворчание. Медведь?!

Выйти на улицу в глухой деревне, в такую темь, когда в десяти шагах ничего не видно, я не решился. И что такое для медведя десять метров? Два-три прыжка! На медведя я никогда не охотился, с его повадками не знаком. Для чего он меня «навещал»? Возможно, я пересек его территорию, и он приходил ко мне на разборку.

Возможно, его «заинтересовало» появление нового человека, нового запаха. Местные жители рассказывали, что медведь наведывался в их открытые огороды, подбирал упавшие яблоки, – к запаху их следов он, наверное, привык. Мои же были для него новыми...
 

Утром из осторожности, прежде чем носить вещи в машину, я два раза выстрелил в воздух. Как знать, где в это время был мишка?

Вячеслав Иванов 24 мая 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Артём Ыч ефимов офлайн
    #1  8 июня 2012 в 21:28

    а где именно охота была

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑