Дискриминация гончих-красногонов недопустима

Одиннадцатого июня в Твери на спортивной площадке Суворовского училища прошла 58-я областная выставка охотничьих собак. Место выбрано для выставки удобное, не повезло только с погодой: почти непрерывно шел дождь. Эксперты во время описания собак укрывались под навесом, владельцам же и экспертам во время расстановки собак, объявления результатов и пояснений к принятым решениям приходилось мокнуть.

Русская пегая гончая Туман II Есина И.Т. «Отлично», первое место в ринге, Второй племенной класс, БСМ.

Русская пегая гончая Туман II Есина И.Т. «Отлично», первое место в ринге, Второй племенной класс, БСМ.

Зрителей по этой же причине было немного, хотя это — центр города и в прежние годы жители Твери приходили сюда целыми семьями, чтобы полюбоваться на собак.
Несмотря на дождь, ни одна собака с ринга не была уведена — охотничий праздник состоялся, а мокнуть охотникам не привыкать.

Мне вместе с ассистентом Ю.С. Григорьевым было доверено проводить экспертизу русских пегих и эстонских гончих. Согласно «Положению о выставке» бонитировка гончих должна была проводиться в соответствии с «Временной таблицей», утвержденной ВКС 25.01.2016 г., — с этим документом я ознакомился впервые и был огорчен. На проходивших ранее выставках действовала «Комплексная оценка (бонитировка) гончих», утвержденная Президиумом РФОС 25.02.2005 г. и утвержденная департаментом МСХ РФ.

В чем отличие новой «Таблицы» относительно старой? Для вхождения в класс «Элита» по обоим документам гончим надо иметь «два диплома в одиночку, один из которых не ниже второй степени по зайцу», но во «Временной таблице» к вышеприведенным словам добавлено: «По зайцу — основной; по лисице — дополнительный».

Видимо, поправка подразумевает, что если собака имеет диплом второй степени по зайцу и первый по лисице, то за основной надо брать не диплом первой степени («лисий»), а второй степени («заячий»). То есть собака с «заячьим» и «лисьим» дипломами получит меньше баллов, чем собака с двумя «заячьими», хотя бы и меньшей степени.

Второе изменение относится к оценке собаки по потомству. В действовавших до этого года правилах бонитировки за потомков, имеющих диплом первой степени, начислялось 6 баллов, второй степени — 4 балла, третьей степени — 2 балла.

Согласно вышеназванной «Таблице» эти баллы начисляются только за «заячьи» дипломы, за «лисьи» должно начисляться в два раза меньше, то есть 3, 2 и 1 балл соответственно.

Общее для обоих этих новшеств — стремление уменьшить значение «лисьих» дипломов при комплексной оценке гончих. Оправданны ли эти усложнения Правил бонитировки, насколько актуальны и обоснованны предложенные изменения?

Напомню, что для гончих (русских, русских пегих и эстонских) существуют только три вида животных, по которым могут быть присвоены дипломы — заяц, лисица и шакал. Поскольку шакал является экзотикой юга России (диплом по шакалу присваивается по тем же правилам, что и по лисице), то практически встречаются только дипломы по зайцу и лисице.

Поскольку поведение под гоном лисицы и зайца различно, то и от гончей при работе по каждому из этих зверей требуются несколько разные качества и требования для получения дипломов разные. Заяц имеет врожденную способность двоить или троить след и делать скидку перед тем, как залечь, что затрудняет работу гончей — двигаясь по следу, гончая вдруг обнаруживает, что след кончился. Это заяц вернулся своим следом, затем скинулся в сторону.

От собаки требуется мастерство в выправлении сколов — она должна сделать круг, чтобы снова пересечь след зверька и продолжить гон. Правда, есть гончие-мастера, которые не идут по двойному следу, а сразу сворачивают по скидке, но это уже высший класс! Лисица, как правило, скидок не делает, хотя след при неярком гоне может сдвоить. Зато она делает круги значительно больше, уходит под гоном иногда за несколько километров, а частенько просто-напросто норится.

У каждого из зверей есть еще несколько способов отделаться от гончих — изредка бывают случаи, когда и заяц уходит в мелиоративную трубу или чью-то нору. Лисица может забраться на наклонно стоящее дерево или даже прямо стоящее с низко расположенными сучьями, заяц, как и лиса, иногда забирается в кучу хвороста или поленницу.

Именно особенность зайца путать след послужила основанием для того, чтобы в класс «Элита» допускать только собак, умеющих распутывать заячьи скидки, только с такой собакой охота на зайца может быть результативной. Именно поэтому наличие диплома не ниже второй степени по зайцу является проходным в класс «Элита».

Несмотря на то что по зайцу собаке работать вроде бы труднее, на каждый «лисий» диплом при испытании гончих приходится три – пять «заячьих». Одна из причин — поскольку, как упоминалось, лиса уходит обычно под гоном далеко, то комиссия просто теряет собаку со слуха. Уход лисы в нору тоже оставляет собаку без диплома, без ее вины в этом.

Еще одна причина — более жесткие временные рамки для получения дипломов по лисице. Диплом по зайцу может быть получен из 40-, 50- или 60-минутной работы.

Диплом по лисице — только из часовой работы, причем время сколов для получения диплома третьей степени по лисице таково, что при работе по зайцу собака получила бы диплом первой степени.

Третья и, по моему мнению, основная и самая неприятная причина малого количества «лисьих» дипломов — отсутствие злобы по красному зверю у некоторых линий гончих, особенно породы русская гончая.

Из моей охотничьей практики: примерно две из шести моих гончих по лисе почти не работали, несмотря на нагонку. То же говорят и другие гончатники.

Николай Павлович Кишенский писал по этому поводу: «Надо принимать во внимание, что как злобность, так и отсутствие ее, заключаются в крови гончих, и из тех, которые ее не имеют, никакой выкормкой и никакими садками злобачей сделать нельзя. На это требуется много времени, много поколений…

Без сомнения, лучшими гончими должны считаться те, которые гонят одинаково хорошо по всякому зверю». Далее: «В особенности надо избегать исключительных зайцегонов: из них по всякому другому зверю что-нибудь путное удается редко». (Н.П. Кишенский, «Ружейная охота с гончими», Москва, 1906, стр. 60–61).

Впрочем, для многих городских охотников, выезжающих на охоту на один день, то есть в выходной, гончая, гоняющая лисиц, не нужна. Вот что по этому поводу писал в той же книге (стр. 122–123) Н.П. Кишенский: «Самая обыкновенная охота с гончими ходовым способом — это охота по зайцам. Она самая веселая для тех, кто любит пострелять, так как она самая легкая, не требующая особой сноровки, необходимой при охоте по умному красному зверю… Но, увы! — бедным присяжным зайчатникам приходят плохие времена — зайцев становится все меньше и меньше.

Уничтожение псовых охот гибельно отозвалось и на бедном, недавно столь многочисленном заячьем народце. Чрезмерное размножение лисиц, бесспорно, было главной причиной страшной убыли зайцев».

Впрочем, от размножения лисиц страдают не только зайцы. Вот мнение известного охотника прошлого века Ю.Ю. Каммерера, высказанное им несколько лет назад в интервью Сергею Фокину: «До 1930 года было очень много тетеревов. Я сам наблюдал зимой сотенные стаи чернышей, а весной все вокруг бурлило от их голосов. А потом, еще до войны, численность тетерева упала. И на мой взгляд, основная причина этого — размножение лисицы в угодьях. До революции лисиц выбивали помещики со своими псовыми охотами».

Это ссылки на классиков охоты прошлого. Впрочем, о нежелательности высокой плотности хищников, в том числе лисицы, можно прочитать едва ли не в каждом современном охотничьем издании.

Вот, например, в «Российской охотничьей газете» (№ 25(1141) от 28.6.2016 г.) в статье «Промысловое охотничье хозяйство» доктор биологический наук Анатолий Суворов пишет: «Возросшие ресурсы лисицы, песца являются одним из основных природных факторов, сокращающих прирост зайца-беляка, тетеревиных и водоплавающих птиц. Что же делать? Массовое истребление ресурсов негуманно и не увязывается с этикой охоты, вакцинация популяций расточительна для пользователей. Регулятором может быть только промысел. Охота на лисицу может быть очень добычливой, спортивной (в загонах, флажных окладах, с подхода) и промысловой, с использванием капканов и даже запрещенных петель. При этом охотники на лисицу должны освобождаться от платы за путевку и даже поощряться бесплатной путевкой на другие виды».

Поскольку автор пишет о промысловой охоте в Сибири (живет в Красноярске), должен оговориться, что для Европейской части России применение петель недопустимо.

Кроме того, видимо, по той же причине, говоря о спортивной охоте, А. Суворов даже не вспомнил об охоте на лисиц с борзыми, норными и гончими. С другой стороны, мне приходилось общаться с людьми, охотящимися с гончими в Сибири (том же Красноярске) и на Камчатке.

Еще о «массовом истреблении ресурсов»: в «Российской охотничьей газете» №№ 17, 18 за этот год помещена статья Владимира Заварзина «Азарт охоты», где он считает неэтичным охотиться, тем более показывать на всю страну через телеканал «Охотник и рыболов» уничтожение лис стрельбой со снегохода, которое производилось охотинспекцией Воронежской области.

Заварзин пишет: «Почему… численность лисиц растет? Здесь причин несколько, а основная заключается в том, что на нее перестали массово охотиться. А перестали, в свою очередь, потому, что мех этого животного обес-ценивается. Кроме того, произошла смена поколений охотников, а неопытная молодежь для этого мудрого и осторожного зверя не очень-то и опасна. И конечно же, для охотников на местах препоною является высокая цена на путевку. Хотя, по логике, если мы желаем добиться снижения численности лисицы, путевка на нее должна быть вообще бесплатной».

Один из героев упомянутого фильма по отстрелу лис со снегоходов Владимир Климов в статье «Азарт здесь ни при чем» попытался объяснить причину отстрела лисиц со снегохода: «На территории Воронежской области возросшая численность лисицы уже давно стала бедой. Возмущение и жалость господина Заварзина меркнет на фоне испуганных глаз мамаш и сидящих в песочнице детишек, к которым поутру во дворе многоквартирного жилого дома в одном из пригородов Воронежа подошла, оскалившись, истекающая пеной бешеная лисица». Далее он сообщает: «На территории Воронежской области в 2015 году зарегистрировано 106 случаев заболевания бешенством животных… из них собак — 41… лисица — 22…».

Думаю, аналогичные данные по бешенству можно привести по другим областям России. Например, начальник управления ветеринарии Тверской области С. Истомин говорит: «В последние 15 лет для Тверской области актуальна проблема бешенства…

Причины распространения бешенства — рост популяции лисицы и енотовидной собаки. Их плотность превышает в два раза биологические нормативы. Нет активной охоты, резко подорожали патроны, низкие закупочные цены на шкурки» (газета «Тверские ведомости» № 31(1763) от 31.07.2009 г.).

Как видим, вопрос об опасности размножения хищников вышел за пределы охотничьих изданий. Взять, например, статью Сергея Бородкина, помещенную в одной общероссийской газете под названием «Зубастое нашествие».

Приведу небольшую выдержку: «Лиса на людей не нападает. Но она виновна в 40–50 % всех случаев бешенства. Обычно в поселки и города заходят именно больные особи. Там лис чаще всего задирают домашние собаки. Они заражаются хворью, потом кусают хозяев».

Вспоминаю, как лет 20 назад в моей родной деревне Верханово (Тверская область) во время вспышки бешенства было уничтожено четыре бешеные лисицы — одна забежала в дом и была убита табуреткой, одну задушила на деревенской улице овчарка и две, наделав переполоху на деревенской улице, были отстреляны за огородами.

Еще один пример из собственного опыта. Мне много приходилось работать на испытаниях и состязаниях в Тверской области и за ее пределами. Наивысшую плотность зайца-беляка я наблюдал в 70-х годах прошлого века в Озерецком охотхозяйстве ВОО, там проходили состязания гончих Калинин — Москва.

Так вот, по рассказам московских гончатников начальник охотхозяйства, чтобы поддержать эту высокую численность зайца, выплачивал премию 25 рублей (четверть моей тогдашней зарплаты) каждому охотнику, отстрелявшему в приписных угодьях лису.

В течение нескольких десятков лет я охотился с гончими компанией два-три человека в одном и том же месте. Машины у нас не было, охотились в пределах пешего перехода (5-8 километров от деревни).

Мы убедились, что если выбить в округе зайцев, то нужно ждать два-три года, когда зайцы вновь здесь появятся, поэтому с выпадением снежного покрова не набрасывали гончих в лес, а шли до свежего лисьего следа с собакой на поводке и только тогда набрасывали, чтобы не выбить зайцев.

Лисы — совсем другое дело, их никогда не выбьешь всех, буквально через пару дней на месте взятой лисицы уже жирует другая, был бы корм. По следам не раз наблюдал, как одна лиса прогоняет из «своих» угодий молодую. Тому, кто имеет машину, проще: можно выбить зайцев до последнего в одном месте, потом переехать в другое, чтобы и там выбить всех.

Заканчивая свое отступление от темы выставки, хочу сделать вывод: для того чтобы в лесу были зайцы и пернатая дичь, необходимо охотиться с гончими не только на зайцев, но и на лис, дорожить злобностью наших гончих к красному зверю.

Изменения, введенные в бонитировку «Временной таблицей», преследуют прямо противоположную цель, таким образом, они вредны для собаководства, вредны для охотничьих хозяйств, вредны для государства.

Мало того, считаю, что из «Временной таблицы» следует убрать подпункт 3.2. Баллы «за универсальность» для данной группы гончих не начисляются». Как это показано выше, наиболее ценной является гончая, способная работать как по зайцу, так и по красному зверю (лисице, шакалу, волку), и это должно быть отражено в бонитировке.

Отмечу еще одно обстоятельство — предлагаемые поправки упрощают правила бонитировки, приближают ее к общим «Правилам бонитировки», изложенным в «Правилах проведения выставок».

Хочется обратить внимание членов ВКС, кинологической службы Росохотрыболовсоюза, президиума Росохотрыболовсоюза, работников Министерства природных ресурсов РФ, что, кроме городских гончатников лесной зоны России, охотящихся в основном на зайцев, есть гончатники деревенские, которые охотятся также и на лисицу, есть гончатники лесостепной зоны, где лисица — постоянный объект охоты, есть гончатники юга России, где в плавнях Кубани и Астрахани, в камышах требуются гончие, способные гонять лисицу, шакала, волка. К сожалению, интересы последних из перечисленных групп охотников представлены недостаточно.

Тем же, кто хочет получить гончих, не работающих по лисе, могу посоветовать завести харьера. Он выведен специально для охоты на зайцев, тогда как предок русских пегих гончих — фоксхаунд — был выведен специально для охоты на лисицу. Да и русская гончая выведена для охоты на зайца, лисицу и волка. Так что не стоит сужать возможности наших гончих, сводя их к профессии «зайцегонов», как определил это Н.П. Кишенский.

Возвращаясь к теме выставки, отмечу, что указанные во «временной таблице» изменения бонитировки на работу на нашем ринге никак не повлияли, поскольку не было элитных собак. Всего у нас экспертизу прошли 14 собак, в том числе 8 породы русская пегая и 6 породы эстонская гончая.

Чтобы оценить изменения, происходящие за последнее время с породами гончих, в таблице приведены данные об их количестве на Тверских областных выставках за последние 9 лет.

Как видим, количество гончих на выставках колеблется по годам, сохраняя тенденцию к снижению. На выставках, которые проводились осенью (в 2011 и 2014 годах), количество собак меньше, чем на выставках в летние месяцы.

Гончатники предпочитают пойти в выходные на охоту, которая уже открыта в это время года, а не на выставку. На нынешней выставке гончих несколько больше, чем два года назад, скорее всего потому, что в этом году не проводилась весенняя выводка молодняка, на нашем ринге собак младшей и средней возрастной групп было большинство — 10 из 14 (69 %).

Гораздо неприятнее общее снижение численности гончих, особенно заметное для наших основных пород — русских и русских пегих; за рассматриваемый период количество собак на выставках в каждой из этих пород сократилось более чем в два раза. Количество эстонских гончих меняется незначительно и даже имеет тенденцию к росту.

Причины этих явлений очевидны: сужаются возможности для охоты с гончими, запрещена нагонка гончих в неохотничий период, созданием участков для нагонки и натаски собак власти не озаботились.

Падает численность сельского населения, где уместно содержание крупных гончих, а гончатники, живущие в городах в многоквартирных домах, чтобы полностью не отказываться от любимого увлечения, вынужденно переходят на более удобную для содержания в квартире эстонскую гончую.

Общий экстерьерный уровень как среди русских пегих, так и среди эстонских гончих достаточно высок, и большинство из них получили высшие оценки экстерьера «отлично» и «очень хорошо».

Среди пегих гончих только одна собака — Буян Алпашаева А.А. — получила оценку «удовлетворительно» ввиду неправильного прямого прикуса. Из недостатков пегих гончих следует отметить, что некоторые выходят за пределы стандарта по росту.

Так, Гобой Козловицкого Ч.К. имеет рост 72 см при стандарте 70 см. Положительным считаю появление на ринге окраса с преобладанием белого. Какое-то время на выставках почти все собаки были под чепраком, приближаясь по окрасу к русским гончим.

 

В породе эстонская гончая только одна собака получила оценку «хорошо» — Эльба Прокопенкова Д.(на фото внизу), остальные получили более высокие оценки экстерьера. Причина снижения оценки для Эльбы — нетипичный цвет мочки носа (розовый). Эльба — собака багряно-пегого окраса, при этом окрасе стандартом допускается мочка носа коричневого цвета.

При внимательном рассмотрении комиссия определила, что мочка носа по краям имеет действительно коричневый цвет. Поскольку Эльба выставлялась в младшей возрастной группе, комиссия решила, что средняя часть мочки носа изменила свой цвет в результате весеннего авитаминоза, что бывает у молодняка любых пород.

Второе замечание к рингу эстонских гончих — его неоднородность. Как и на выставке в Москве, на ринге наблюдались собаки в типе швейцарской гончей и в типе бигля.

Последние излишне растянуты, но отличаются крепостью сложения, прекрасным развитием грудной клетки. Как видим, за 60 лет существования породы преодолеть расслоение собак по типам, соответствующим исходным породам, не удалось. Дипломы за рабочие качества имеют всего две гончие, одна русская пегая и одна эстонская, что очень грустно.

Правда, большинство выставленных собак — «молодежь», о чем уже говорилось.
В породе русская пегая гончая единственная собака с дипломом — это Туман II Есина И.Т. из города Кимры. Так получилось, что за месяц до выставки я участвовал в испытании этой собаки и могу сказать, что свой диплом Туман получил заслуженно.

В породе эстонская гончая молодая собака Туба Кулакова И.М. (ей два года, на фото- вверху) получила диплом тоже весной этого года, причем единственная из тверской команды на состязаниях в Новгородской области, поддержав честь тверских собаководов.

Виктор Сипейкин 2 сентября 2016 в 12:22







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑