Нагонка

В прошлом, во времена стайных охот, нагонке гончих, т.е. подготовке рабочих собак, охотники мало уделяли внимания. Становление рабочей гончей шло привычным, естественным путем. Выращиванием молодняка занимались псари-профессионалы.

Фото: Мухамедшина Рафаэля Фото: Мухамедшина Рафаэля

Молодняк подрастал в вольерах при большой свободе и групповом воспитании. Много внимания уделялось хорошей выкормке. Повзрослевших щенков (девяти – десяти месяцев) вливали в стаи, приучая катиться плотным клубком за лошадью доезжачего. В хороших охотах регулярные проводки стаи были законом. С открытием охоты, с первого сентября, молодых собак не стеснялись брать в охоту. Но работали они в щадящем режиме. На этом и кончалась первичная подготовка рабочих собак.

Весной залежавшихся за зиму гончих встряхивали лесом. Периодичность выхода в лес зависела от прилежания псарей, приставленных к охоте. Осенью, перед началом охоты, опять сгоняли жирок, накопленный летом. Так поддерживалась рабочая форма стаи.

Сложившаяся система подготовки рабочих собак вполне соответствовала охотам прошлого. Но после 1917 года охота с гончей собакой изменила свои формы. Ею стали заниматься одиночки-любители. Одиночная охота предъявила к собаке несколько иные требования, чем в стайных охотах. Изменились содержание гончих и выкормка их. Воспитанием стали заниматься не профессионалы, а сами охотники-любители. С развитием массовых охот возник вопрос о новых правилах и методах подготовки рабочих собак. Нужны были новые рекомендации по воспитанию одиночных гончих. Эти заботы возникли, в первую очередь, у потомственных охотников, имевших большой опыт в охотничьем деле.

Для одиночек-любителей, особенно в сельской местности, выращивание и нагонка молодняка не представляла особых трудностей. В то время охотничьи законы были менее строгими. Гончие со щенячьего возраста росли свободно, постоянно общаясь с дворовыми собаками и разной домашней живностью. Подрастающих щенков брали в лес, когда шли по грибы, за ягодами. Брали с собой на рыбалку, на утиные охоты или сенокос, а в возрасте 8–10 месяцев, не задумываясь, шли с ними на охоту. При этом нередко удавалось добыть зайца. Втягивание молодой гончей в охоту происходило постепенно. Оно не прекращалось и с выпадением снегов. Ограничение в охоте наступало с большими морозами и глубокими снегами.

 

Фото: Мастяева Сергея

В довоенное время по работе гончие не были одинаковы. Мастеров-гонцов, сганивающих зайца в чернотроп и по порошам, насчитывались единицы. Мастеровитые гонцы, как правило, встречались у охотников, которые добывали зайца в большом количестве.

Первым автором специального руководства по нагонке собак является Н.Н.Челищев. В своей брошюре «О наганивании гончих», изданной в 1928 году, Н.Н.Челищев достаточно подробно рассмотрел вопросы по дрессировке, домашнему воспитанию и выращиванию щенков, а также приемы обучения специальным навыкам в гоньбе зверя. Много места в брошюре отведено стайным охотам.

Работу гончей Н.Н Челищев предложил разбить на одиннадцать элементов. Шесть охотничьих свойств посчитал врожденными, полученными но наследству. К ним отнес чутье, добычливость, голос, злобу, паратость и нестомчивость. Он считал, что их развитие не зависит от охотника.

В последующие десятилетия о нагонке гончих собак писали многие известные собаководы. Но, по существу, все работы являются повторением тех заключений, которые сделаны в свое время Н.Н. Челищевым.

Рекомендации Н.Н. Челищева и всех авторов, писавших после него, без сомнения, полезны при подготовке полевых работников. Но многие выводы сделаны упрощенно. Они носят общий характер. Авторы не учли наличия у охотников нескольких пород гончих, обособленных внутренними свойствами. Каждая порода индивидуальна. Следовательно, методы воспитания и приемы при обучении охотничьей собаки не должны быть шаблонными.

Н.Н. Челищев – потомственный охотник. Знаком с чистопсовыми охотами. Но он – владелец охоты. Всего лишь хозяин. Толковые псари глубже и тоньше понимали гончую собаку, чем владельцы стай. У псарей огромный практический опыт, но они были неграмотными и не могли письменно передать те знания, которые накапливались в среде охотников. Поэтому руководство по наганиванию гончих, разработанное в 20-х годах и дополненное отдельными замечаниями в последующие десятилетия, для современного гончатника несколько устарело. Вооруженность знаниями по подготовке рабочих собак у охотника должна быть выше, нежели предложенная специалистами 20–30-х годов...

В процессе охоты между охотником и гончей должно быть тесное сотрудничество. Успех зависит от доверия друг другу, от взаимопонимания. Из всех охотничьих собак работа гончей самая сложная. Поэтому подготовка рабочей собаки непроста. Она требует от охотника разносторонних знаний в кинологии и опыта в полевом досуге. Подготовка рабочей гончей – длительный и cложный процесс. Это должны быть не отдельные контакты с собакой, выходы в лес не от случая к случаю, а постоянная работа с ней со щенячьего возраста, приведенная к системе. Общее правило выучки – от простого к сложному. Обучение имеет начало и должно иметь завершение. Весь процесс выучки должен быть сориентирован на конечный результат – взятие зверя!..

 

Фото: Мастяева Сергея

У гончей собаки, как и всех других животных, соблюдается периодичность в развитии, то есть поэтапность созревания. Задержка развития на отдельных этапах впоследствии не наверстывается. В результате неправильной выкормки охотничий потенциал собаки реализуется неполностью. Воспитание и обучение гончей охотничьему ремеслу должно быть системным.

Первые шаги в подготовке рабочей собаки начинаются с месячного возраста – устанавливается контакт между охотником (в будущем роль вожака) и щенком. Этот акт напрямую связан с нагонкой.

Особенность возраста в 4–5 недель состоит в том, что в данный период формируется доверие. В более позднем возрасте у щенка развивается недоверчивость. И это остается на всю жизнь, что отрицательно скажется на качестве охоты в будущем.

Возраст от двух до трех месяцев – лучшее время для обучения щенка. В этот период очень легко происходит образование условных рефлексов. В более позднее время образование их заметно снижается. В данный период жизни у щенков – самая высокая активность в движении, в исследовательской деятельности. Щенки много играют, затаиваются и нападают друг на друга. Энергия молодости щенками растрачивается без оглядки. У них повышенная возбудимость. В этом возрасте нельзя изолировать щенка. Только групповое воспитание дает полноценное развитие. В трехмесячном возрасте активный образ жизни длится до 6 часов в сутки.

Особенность возраста – быстро уставать. Но сна для восстановления сил требуется по времени в два раза меньше. Это надо учитывать во время прогулок. Нельзя допускать переутомления. Прогулки длятся два – три часа, дважды в течение суток.

Во время прогулок в полях, по берегам водоемов или в кустарниках щенки гоняются за чибисами, охотятся на лягушек и бабочек. Это для них серьезная охота, пробуждение охотничьих инстинктов: у щенка формируется установка на охоту, что для ружейной гончей собаки особенно важно. В будущих охотах гончая должна быть самостоятельна.

Положительная роль своевременного развития отдельных органов и физиологических структур состоит в том, что облегчается обучение на следующем этапе. Лучше приобретаются более сложные и разнообразные навыки. Период от 5 до 6 месяцев готовит половое созревание. Это пора юношества. Масса головного мозга выравнивается с массой мозга взрослой собаки, И, что очень важно, интенсивно развиваются тормозные механизмы. В поведении собаки происходят другие важные изменения, например, в области психики.

В 5–6 месяцев продолжается усиленное перерастание энергии молодости в физическое развитие, физическую силу. Щенки реже отдыхают. Два–три часа в лесу не переутомляют организм. У молодых собак исчезает щенячья сырость, кожа на спине оттягивается не более чем на вершок, координация движений и скачка по лесу почти как у взрослой собаки.

 

Фото: Мастяева Сергея

Главное в данном возрасте – это физическое развитие. Максимально добиться физического развития удается при вольном групповом выращивании и не менее двух выходов в неделю в лес в зайчиные места на 3–4 часа. Систематические выходы в лес в этом возрасте развивают инициативу к охоте. Стимулом являются поднятые с лежки зайцы, коротко с голосом прогоненные верховым следом до первого скола. При этом получает развитие система обоняния. Не просто орган обоняния, а сложная система! Она развивается и совершенствуется тренировками. Не периодически, а систематическим тренингом.

Опытный гончатник без большого труда и без всякого вреда для молодой собаки шести-семи месяцев от рождения в мягкий чернотроп добудет первых зайцев. Он бьет зайцев накоротке, не давая гончей утомиться на гону. Надо всегда помнить, что переутомление щенка недопустимо. На первых зайцах молодая гончая испытывает колоссальные психические и физические нагрузки. Перегрузы молодого организма рождают пороки в работе гончей, например, добор, работа нижним чутьем полупешком, появляется апатия к охоте и т.д.

Специальная нагонка начинается в годовалом возрасте. Охота – это и есть специальная нагонка. Она не ограничивается одной – двумя неделями, а растягивается на несколько лет. В большой регулярной охоте нагонка завершается по третьей осени. Не разработанная до трех осеней, гончая позднее, т.е. по четвертой и пятой осени, снижает способность к обучению и росту мастерства. После шести осеней собака почти не накапливает опыта и до конца жизни работает «старым багажом».

В регулярной охоте физическое развитие гончей, в основном, также завершается к трем осеням. Хорошо подготовленная физически, гончая очень легко ведет гон. Ее ноги работают как бы отдельно от всего организма, не отражаясь на работе сердца и легких. В благоприятных условиях для гона гончая по третьей осени нередко сганивает и лисицу, и зайца. На галопе она сильнее, чем зверь, выносливее. У гончих со слабой физической подготовкой во время гона быстро наступает кислородное голодание, кровь густеет, отказывают почки, сохнет нос и теряется чутье. От перегрузов бывает аритмия сердца, эмфизема легких.

Системно выращенные гончие узнаются легко. Они выделяются крепкой спиной, хорошим поставом костистых ног и уверенными, сильными движениями, что во многом предопределяет выносливость в работе. Особенно хорошо выглядят собаки веселого нрава и нерастянутые в колодке.

Собаки, рожденные в марте и апреле, для нагонки оказываются в наиболее выгодном положении. В летнее время у охотника больше возможностей развить в собаке физическую силу. В возрасте 6–7 месяцев молодая собака попадает на охоту по чернотропу и порошам, когда умелый охотник помогает ей усвоить правильные навыки в охотничьем ремесле. В этом возрасте гончая может работать в лесу, не переутомляясь, до 4–5 часов. Очень важна для будущего гонца добыча первых зайцев. Щенкам, рожденным в более позднее время, этого не дано. Для них нагонка, т.е. пробуждение инстинкта гнать по следу и первая отдача голоса, состоится только со следующей весны, в возрасте 10–11 месяцев. А это означает некоторую задержку в развитии.

Молодые собаки обязательно должны до осени пройти усиленную подготовку. Невзирая на жару, дожди, ветры, тяжелую тропу, буйный травостой и другие неудобства для собаки и охотника, гончая должна два раза в неделю работать в лесу. Желательно в зайчиных местах. Дни, когда не удается поднять и потолкать зайца, для нее не пустые. Гончей нужно сбросить избыток энергии. Молодой гончей лучше быть в лесу, чем коротать время на привязи...

Не приносит вреда и нагонка в ночное время. Ночью охотиться не приходится, а гонять в ночном лесу гончая должна уметь. На практике случается терять гончих и оставлять на гону в ночь. Выучка должна быть всесторонней.

Нагонка с ранней весны и до осени, до открытия охоты должна проводиться только по одному и тому же зайцу. Предпочтение отдается тому зайцу, который живет на своем участке весь летний сезон. Нахаживание гончей по одному зайцу решает сразу несколько очень важных проблем. Нахаживать молодую гончую по разным зверькам, тем более в разных угодьях, противопоказано. Поведение всех зайцев шаблонное, абсолютно одинаковое. На поведение влияют погодные условия и другие обстоятельства, но опять же для всех одинаково. В нагонке по разным зайцам много пустого, нерационального. Уведенная на новое место, на другого зайца, гончая оказывается в более трудном положении по нахождению лежки, что противоречит правилу «от простого к сложному». «Своего» зайца гончей найти проще.

Нагонка только по одному зайцу у гончих развивает инициативу, что особенно полезно в отношении собак малоактивных, с ленцой к охоте, унаследованной от родителей. Стоит гончей один раз столкнуть зайца с лежки и коротко проголосить по следу, как в следующий выход она преображается в поиске, по памяти проверяет место, где был стронут заяц в прошлый раз. После очередного подъема заяц видится ей во сне. В знакомом лесу гончая смелее ведет себя в поиске, проявляя каждый раз все большую активность и стремление найти зверя.

Успех в охоте во многом зависит от добычливости собак. Сильные на подъем гончие встречаются нечасто. Одной из причин слабой добычливости является неправильная нагонка. С другой стороны, добычливость зависит от врожденных свойств гончей. Предрасположенность к всепогодной добычливости обусловлена природной сметливостью и развитым ситуативным мышлением. У таких гончих особая восприимчивость информации.

Если наганивать гончую в одном лесу и по одному зайцу, она быстро научится добираться до жировки последней ночи. В обследовании старых жировок собака пользуется и чутьем, и памятью. Не задерживаясь на них, стремится отыскать жировку с более свежими запахами. Нахождение жировки последней ночи значительно упрощает подъем. Гончая определяет ее по свежести помета. Как правило, заяц ложится от жировки недалеко...

Умение гончей найти жировку последней ночи – ключ к добычливости!..

Известно, что до подъема зверя контакт с охотником обязана поддерживать гончая. После побудки, наоборот, эта обязанность перекладывается на охотника, Но в интересах дела, во время первых начальных работ молодой гончей, следует отступить от этого правила: не уводить гончую куда нравится охотнику, а наблюдать за собакой, подравниваясь к ней, чтоб на месте последней жировки оказаться вместе с собакой. Бывает, что гончая далеко и надолго уходит в поиске. В таких случаях лучше всего разжечь костер и ждать прихода собаки, изредка подавая голос. Уводить гончую в другое место на поиск другого зайца недальновидно. При подготовке молодой гончей к охоте необходимо неукоснительно соблюдать правило: домой гончая не должна возвращаться понурой.

Умение быстро находить жировку последней ночи – это половина успеха в добычливости, вторая задача – добраться до лежки. Гончая должна определять уход на лежку по особому рисунку следа. Проследить его даже по порошам непросто, а летом – вдвойне труднее. Осенистая, хорошо поставленная в поле гончая для определения лежки использует разные приемы. Умеет выбирать наиболее вероятные места дневки, в зависимости от сезона и погоды. Этот прием срабатывает в течение всего дня. Особенно полезен он в чернотроп. Гончие, просто рыскающие, обнюхивающие все в лесу, переходящие с одной жировки на другую и придерживающиеся от ведущего на определенном расстоянии, как подружейные собаки, никогда не бывают добычливыми. Продуктивная охота с ними бывает только в зайчистых местах.

Не следует преувеличивать значение чутья для добычливости. Известно немало гончих, обладающих хорошим чутьем, стабильно работающих, но никудышных на подъем. Для примера можно взять Плакуна ВРКОС 1049, его сестру Потешку 1048 или всю семью гончих М.А. Сергеева. И, наоборот, полукровки у деревенских охотников или обыкновенные дворняжки лесников в своих обходах зайца находят, как по магниту. Эти примеры свидетельствуют явно не в пользу чутья.

Предрасположенность к добычливости заложена генетически. А как используется потенциал, заложенный в наследстве собаки, зависит от условий, в которых она воспитывается, от способа нагонки.

Охота ценится результативностью и эстетической наполненностью. Охота без результата – всего лишь разговоры вокруг нее. В основе правильной охоты лежит пристальный, продолжительный, украшенный голосами гон. У молодой гончей отсутствует мастерство. Опыт работы, приобретение правильных навыков у гончих появляется не сразу. Это длительный процесс при регулярных тренировках в различных погодных условиях и при различном состоянии тропы. Выдавать ровный гон молодые гончие не могут по нескольким причинам. Во-первых, они проносливы, излишне горячи, отсюда неразумная трата сил. Гончая не выработала правильного отношения к заячьему следу. В силу особенностей запаха заячьего следа у гончей не поставлено чутье для ровного преследования. Есть и другие причины, мешающие гончей выдавать стабильный, ровный гон.

Неповторимость заячьего следа заключается в разных уловках: двойках, отскоках, неожиданных западаниях. Кроме того, заяц после себя оставляет несколько запахов разного свойства. Иногда затруднена работа гончей по условиям погоды. Поэтому стабильно хороший гон возможен в одном случае – цепко держаться за след, не выходить из шлейфа запахов, оставленных зайцем. Это требование обязательно как для верхочутов, так и для гончих, работающих по нижнему следу.

Обучать гончую цепко держаться за след лучше всего в летнее время. Запах зайца остается внизу лесных трав. В загустелом летнем лесу не бывает ветров. Заячий запах не разносится в воздухе, что принуждает собаку держаться следа, да и лесная густота ограничивает удаление от него.

Все авторы, писавшие о нагонке, справедливо отмечают нежелательность начинать нагонку с лисицы. По лисице другая манера гона: гончая не дорожит следом, что крайне вредно в случае с зайцем. Переучивать гончую, менять манеру гона с лисьей на заячью трудно. Наиболее верным способом изменить привычку халатного, как бы рискованного отношения к лисьему следу, т.е. научить строго придерживаться заячьего следа, является работа с гончей в летние месяцы с июня по сентябрь.

Одно из основных достоинств нагонки по одному зайцу с ранней весны до осени состоит в том, что, в конечном итоге, гонять только зайца для гончей становится потребностью. Следы других зверей и птиц ее не интересуют. Она становится чистой зайчатницей.

В публикациях о гончих собаках дается немало советов о том, как отучать гончих от лосей. Гоньба лосей вызывает досаду, срывает охоту. Случается гибель собак.

Все советы не более чем домыслы, а предлагаемые методы отучения гончих от гоньбы лосей совершенно бесполезны. Есть только один выверенный способ отучить собаку гонять каких бы то ни было зверей – не приучать их смолоду!.. Нагонка только по одному и тому же зайцу – и есть тот прием, который не приучает собак гонять лисиц, лосей или других зверей.

Окончательная заряженность на зайца закрепляется добычей первых зайцев в непосредственной охоте. Наибольшая эффективность достигается взятием «своего» зайца. При первых охотах для молодой гончей добыча первого зайца имеет огромное значение. Учитывая ценность этого действа, первая настоящая охота должна быть непременно результативной. Добиться результата легче всего в охоте на «своего» зайца, поскольку хорошо изученная местность и все его переходы позволяют охотнику быстро подставиться для выстрела.

В свое время Н. Челищев точно подметил: «...как гончая, так и борзая собаки лучше всего работают по тому зверю, которого им удалось первого взять и потрепать...» Охотники часто допускают грубую ошибку, уезжая на охоту с первоосенником в незнакомые угодья, тем более туда, где мало зайца. В незнакомой местности результат не гарантирован. В лучшем случае гон затягивается, изматывает гончую, что противоречит интересам дела.

Результат охоты, то есть добыча зверя, для первоосенника крайне полезна. Она развивает охотничий азарт и, что немаловажно, – психологию победителя. Победа хищника в состязании с жертвой резко изменяет внутреннее «я», положительно влияет на дальнейшее развитие охотничьих способностей. Выучка гончей-охотника в непосредственной охоте должна быть подчинена правилу: на ошибках учатся, а на результатах растут! Рост мастерства гончей в дальнейшем будет зависеть от числа добытых зайцев, а уровень мастерства поддерживаться постоянной охотой. Интенсивность охоты снижается только при глубоких снегах и больших морозах.

Как уже сказано, в охоте должно быть начало, середина и завершение. В организации охоты раз и навсегда устанавливается единый распорядок. При отстреле зайца гончая берется на поводок. По сигналу собираются охотники. Последнее действие – пищевое поощрение гончих. Оно обязательно. Некоторые охотники снисходительно относятся к этой процедуре, в то время как она является одним из важных элементов в системе нагонки.

Гончая после нескольких добытых зверьков усваивает, что такое конечная цель. Для нее охота становится целенаправленной, а не «просто погонять по охотке...» Самое сладкое поощрение для собаки – горячие потроха, кровь. Для крови надо иметь в рюкзаке половинку резинового мяча. Ритуал поощрения всегда должен быть одинаковым, с одними и теми же словами, обращенными к собаке. В ее адрес необходимо отпускать похвалу. Гончая достаточно быстро привыкает терпеливо ждать награды. Используя данный прием, охотник может обучить собаку подводить к зайцу. Даже сгоненного зайца собака не рвет. а сначала бежит в ноги охотника с докладом. В практике охоты случаются более удивительные истории: схваченного подранка гончая приносит охотнику. Или несет домой на крыльцо. Такое поведение гончей наблюдается только по отношению к зайцу. Лисицу скорее закопает в снег, чем принесет. К задавленной лисице все собаки подводят с неохотой.

Большинство охотников в качестве поощрения за работу гончей дают пазанки. Некоторые категорически не рекомендуют скармливать потроха гончим, из боязни заразить какой-нибудь болезнью. Опыт охоты показывает, что в сезон охоты больные зайцы встречаются довольно редко: они погибают до сезона охоты. И второе. Если в домашних условиях охотник определяет, что зверек больной, то почему нельзя установить этого в лесу, на охоте?

За многие годы охоты автору пришлось наблюдать два или три случая заражения зайца паразитами – в годы массовой гибели зайцев. Зверьки были истощены.

В заключение следует подчеркнуть, что вышесказанное о нагонке гончих ориентировано на охоту в условиях севера по зайцу-беляку с ружейной гончей, русской. Нагонка гончих других пород требует внесения поправок.

Особенность нагонки по зайцу-русаку состоит в том, что она производится, в основном, с выпадением порош. По русаку работа более сложная, чем по зайцу-беляку, и, следовательно, в освоении охоты по нему гончей требуется больше помощи со стороны охотника.

Особенность нагонки по лисице так же не рассмотрена. Большой необходимости в этом нет, поскольку главное для лисьих охот состоит в выборе гончей. Для лисьих охот годятся собаки не из каждой семьи. Вторая задача в подготовке лисогона – физическое развитие. Уровень мастерства лисогона, как и в любой охоте, напрямую зависит от результативности охот. Мастера-лисогона удается сделать далеко не из каждой даже ружейной русской гончей. Лучший месяц охоты-нагонки по лисице – ноябрь. В случайных охотах по лисице можно использовать гончих собак любых пород. В случайных!..

Борис Нестеров 26 января 2012 в 00:02






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑