Не в свои сани не садись

Как же трудно бывает порой вести полемику с некоторыми экспертами, особенно с «экспертами широкого профиля», которые способны с одинаковым «успехом» высказываться по вопросам, касающимся как псовой, так и ружейной охоты. Кажется, только соколиную охоту они обходят своим вниманием, да и то, вероятно, только потому, что в ней, насколько мне известно, не существует правил, подобных тем, которые имеют место быть в первых двух.

фото: fotolia.com

фото: fotolia.com

Свежий пример – статья Владимира Солганика «Несвоевременные мысли» («РОГ», № 39/2013), львиная доля объема которой посвящена вопросам охоты ружейной, из чего можно было бы сделать вывод, что автор – эксперт именно в этой области. Ан нет! От внимательного взора В. Солганика не ускользнула публикация в «РОГ» фотографии, «где на фоне двух, не самых породных псовых, запечатлен высокий крепкий молодой человек, в заметке которого предлагается засчитывать ловлю зверька, даже если он встал перед борзыми ближе положенного».

Во-первых, вызывает недоумение то, что автор «Несвоевременных мыслей» отождествляет изображенного на фото «крепкого молодого человека» с автором «заметки». Как тут не вспомнить известный афоризм Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол» – не верь глазам своим». Кстати, «заметка» самого В. Солганика имеет фотографию молодой женщины в окружении нескольких борзых собак, так что, следуя логике автора, можно было бы предположить, что он – это она.

Во-вторых, поскольку автор не указал номер газеты (интересно, кстати, почему?), где была опубликована привлекшая его внимание заметка, а я в свое время тоже высказывался за то, чтобы исключить упоминание о минимально разрешенной дистанции пуска борзых при их полевых испытаниях, то хотелось бы ответить и «за себя, и за того парня». Хотя, повторю, очень трудно вести полемику, когда оппонент не приводит точных ссылок на оригинал, а главное, не приводит заслуживающих внимания аргументов.

В. Солганик пишет, что неназванный автор заметки в «РОГ», предлагающий «засчитывать ловлю зверька, даже если он встал перед борзыми ближе положенного…» находит оправдание: «Просто повезло собакам». Эта фраза напомнила мне мою собственную из статьи «О “новых” Правилах испытаний борзых» («ОиР» № 11/2006). В ней я действительно говорил о возможности такого везения, но предложение отказаться от учета дистанции пуска было вызвано отнюдь не желанием в не совсем «честном бою» получить побольше «дипломчиков».

Это предложение было вызвано тем, что, во-первых, точное определение этой дистанции, в условиях проведения полевых испытаний, попросту невозможно, о чем, кстати, писал еще В.И. Казанский: «Могут ли судьи, скача карьером, измерить дистанцию и три дистанции? Лишь очень приблизительно». (Борзые. М., 1984). Но если эта величина может быть определена «лишь очень приблизительно», то появляется возможность только субъективной оценки. А между тем, и это вторая причина, из-за которой я предлагал отказаться от учета дистанции пуска, оценка ее играет весьма и весьма существенную роль в том, какую степень диплома получит борзая по результатам испытаний.

 

Фото Анны Шубкиной

Таким образом, неточная оценка одного (дистанции пуска) приводит к столь же неточной оценке другого (работы борзой в целом) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Что же касается того, что «почти метровые псовые должны дать ему (русаку) хоть какую-нибудь фору для разбега», то, если принять во внимание, мягко говоря, не слишком блестящие показатели поимистости современных русских псовых, то неизвестно, кто кому должен давать такую фору: борзые русаку или русак борзым!

Разумеется, это шутка, но, как известно, в любой шутке есть доля правды. Но самое смешное заключается в том, что я давно уже отказался от предложения не учитывать дистанцию пуска при проверке досужести борзых! Так что мысли эксперта и в самом деле оказались «несвоевременными»!

Если же говорить в целом о факторе «везения», то его, как говорится, никто не отменял, более того, этих факторов множество, и это не только условия, при которых проводятся испытания, но еще и возраст, и физическое состояние зверя. Свести эти факторы к минимуму можно было бы лишь в том случае, если бы участник не ограничивался только одними полевыми испытаниями в сезон. Я предлагал внести соответствующее требование в Правила, но меня, к сожалению, не поддержали, и я был вынужден от него отказаться.

Любопытны, однако, выводы, к которым пришел В. Солганик, заканчивая свой краткий обзор: по мнению эксперта (который, правда, путает свору со «сворником»), то что «автор данной статьи, нисколько не смущаясь, предлагает ни много ни мало изменить утвержденные правила испытаний… не делают чести автору». Позвольте в этой связи задать два вопроса: почему автор должен «испытывать смущение», предлагая изменить Правила, и почему обоснованные автором предложения изменить их «не делают ему чести»?

Что же касается необходимости изменения Правил полевых испытаний борзых, то такая необходимость, вопреки мнению некоторых экспертов и любителей, давно назрела. Об этом свидетельствуют, в частности, появляющиеся время от времени отдельные предложения и целые проекты, которые предлагают как любители охоты с борзой, так и некоторые эксперты. Я также не раз уже писал об этом в своих статьях, а отзывы на них убеждают меня в том, что число тех, кто разделяет мою убежденность в этом вопросе, увеличивается.

Владимир Самошин 8 октября 2013 в 15:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑