Итальянские львы

В своих предыдущих статьях я рассказывал об американских фирмах, выдвинувшихся на лидирующие позиции в ножевой отрасли в 80–90-е годы прошлого века, в так называемый «золотой период американского ножеделия».

Рукоять, фрезерованная из монолитного куска углепластика, значительно повышает себестоимость продукции и, следовательно, розничную цену ножа.

Рукоять, фрезерованная из монолитного куска углепластика, значительно повышает себестоимость продукции и, следовательно, розничную цену ножа.

Эта формулировка выдумана не мной, а американскими журналистами и привилась с их легкой руки. Что же делалось тогда в Европе? В том-то и дело, что ничего особенного. Европейские изготовители явно проглядели новые рыночные веяния и продолжали предлагать покупателям дедовские многопредметные перочинные ножики, которыми рынок и так был переполнен, или же выдержанные в национальных традициях дешевые ножи «сувенирного класса», чтобы, например, показывая друзьям кустарно изготовленную реплику навахи, можно было «отчитаться» о туристической поездке в Испанию.

 

ИСТОРИЯ УСПЕХА. Награды, полученные во время престижных выставок на американском континенте — родине «ножей нового поколения»: ● нож SR-1 c интегральной рукоятью из титанового сплава был удостоен приза Most Innovative Imported Design (наиболее инновационный импортный проект) на Blade Show в Атланте в 2010 году; ● этот же самый приз на Blade Show в 2012 году получил нож Т3 Hest, изготовленный по заказу американской фирмы DPx Gear; ● на Blade Show в 2014 году фирма LIONSTEEL также была награждена призом этой наиболее престижной в Америке выставки: нож-прототип TiDust получил приз Best Manufacturing Quality Award 2014 (наилучший в конкурсе по качеству).



Впрочем, виной тому, конечно же, была не только субъективная близорукость и леность мысли европейских изготовителей. Во всех без исключения рыночных «катаклизмах» и «революциях» неизменно присутствует и объективная составляющая. Европейский рынок по многим причинам менее ёмок в смысле потребления ножей, чем американский, поэтому и инвестировать большие деньги не было смысла, раз и так покупали, хотя и без особого энтузиазма.


Прозрение пришло в образе пресловутого «жареного петуха», когда покупать перестали вовсе, предпочитая хотя и дорогие, но несравненно более современные, качественные и функциональные американские ножи. Конечно, было обидно, ведь европейские традиции и опыт в изготовлении холодного оружия и режущего инструмента старше американских не то что на века, а на целое тысячелетие. В Европе находились центры изготовления холодного оружия, славившиеся своей историей и качеством изделий: Золинген в Германии, Энфильд в Англии, Златоуст в России, Толедо в Испании, Маниаго в Италии.

 

Нож SR-1 по проекту Moletta (Мишеля Пенсато), с титановой рукоятью, фрезерованной из цельной заготовки. Именно этот нож впервые произвел фурор на американском Blade Show в 2010 году. В 2012 году полноразмерный вариант был дополнен более компактным SR-2. Титановые рукояти анодированы в несколько различных цветов.



Не всегда, однако, традиции идут рука об руку с консерватизмом. В традиционных европейских центрах изготовления холодного оружия иногда появляются фирмы, руководители которых не связаны догматическими представлениями о том, как надо делать ножи. Такие фирмы, конечно, не возникают на пустом месте, их учредители вполне сознательно учитывают региональный опыт, в том числе и отрицательный, и традиции, которым лучше не следовать. Вообще традиция — явление интересное. Когда-то я слышал такое определение: «Традиция — это когда все прекрасно отдают себе отчет в том, что поступают неправильно, однако продолжают так поступать именно по традиции».


Думаю, примерно так и рассуждал итальянский мастер Джино Паулетта (Gino Pauletta), учреждая с женой Чезариной (Cesarina) в 1969 году небольшую семейную фирму, одну из многих, расположенных в Маниаго в провинции Порденоне (Provincia di Pordenone), на промышленно развитом северо-востоке страны. Семейные хроники утверждают, что свое название компания получила благодаря стальной скульптуре льва, выкованной еще дедом Джино. Конечно, учреждая фирму в городе, славящемся своими ножедельческими традициями, Джино Паулетта не мог его посрамить. Тем более что явно видел надвигающийся кризис этих самых традиций. А поскольку новорожденная фирма не была обременена устаревшей машинерией, ей легче было принять на вооружение современное оборудование и технологии.

 

И несколько облегченный вариант того же ножа с рукоятью, фрезерованной из монолитной заготовки твердого алюминиевого сплава. Весит немного меньше (алюминий легче титана) и стоит раза этак в полтора дешевле. Рукояти могут быть анодированы в разные цвета, клинки с черным антикоррозионным покрытием или без него.

Инвестиция оказалась удачной, и небольшая фирма встретила наступление заокеанских конкурентов во всеоружии, чего нельзя сказать о подавляющем большинстве старых европейских, в том числе итальянских компаний. Новая фирма, располагающая отличным оборудованием, обеспечивающим высокое качество изделий, оказалась образцом, указывающим, какой курс надлежит избрать в бурном море ножевого рынка с его жесткой конкуренцией. Европатриотические настроения одного из нынешних совладельцев фирмы Джианни Паулетта, сына Джино Паулетта, общеизвестны в ножевом мирке: «На этой земле клинки изготавливаются уже почти 1000 лет. Этого более чем достаточно для того, чтобы наши изделия, вобравшие в себя опыт, традиции и качество, начали освоение тех рынков, где мы сегодня не представлены должным образом». Сказано сильно, хотя, по моему, не совсем точно. Часто как раз опыт и традиции, диктующие приверженность к классическим, быстро устаревающим в наше время технологиям, оказывались у европейских изготовителей в фатальном противоречии с качеством их изделий.

 

Наряду с «крутыми» образцами фирма предлагает ряд «просто охотничьих» ножей по вполне приемлемой цене — качественных, удобных и функциональных, разработанных при активном участии любителей, пользователей итальянского ножевого форума MCKF. Трудно сказать, насколько увеличивает прочность рукояти складного ножа ее «интегральная» конструкция и насколько это оправданно с практической точки зрения. Фрезеровать из одного куска дорогого и трудного в обработке Micarta (тканево-бакелитового ламината) рукоять нескладного ножа смысла не имеет. Но снобам это нравится: ведь купить то, что имеет практическую ценность, может каждый. На снимке нож М7 опять же по проекту Moletta.



Так или иначе, но именно борьба за качество привела к объединению наиболее передовых фирм из Маниаго в первые годы нашего столетия в консорциум Coltellinai Maniago, президентом которого и стал Джианни Паулетта, исполняющий в своей фирме LIONSTEEL обязанности шефа маркетинга и публичного представления (англ. public relation). Этот консорциум на сегодняшний день представляет собой одно из крупнейших в Европе объединений изготовителей ножей, придирчиво оценивающих качество изделий своих членов.
Сама же фирма LIONSTEEL в настоящее время явно лидирует в итальянском ножеделии не только по качеству, но и по необычности проектов. В этом ей весьма помогает сотрудничество с проектировщиком Мишелем Пенсато (Michele Pensato), известным под псевдонимом Molletta. А уж Мишель в своих разработках иногда так «завернет», что нужно располагать действительно чуть ли не космической технологией, чтобы реализовать его проект на соответствующем уровне качества. Умением, конечно же, располагать тоже необходимо, так как ни один даже самый современный металлообрабатывающий станок не работает сам по себе, без квалифицированного оператора.

 



Надо признать, что далеко не всегда в проектах Мишеля преобладает здравый смысл и разумная технологичность. Характерный тому пример — так понравившиеся ему в последнее время «интегральные рукояти», в которых оба боковых элемента фрезеруются из одного целого куска титана, алюминиевого сплава, углепластика и других высокотехнологических материалов. Расточительность такого решения очевидна, так как больше половины заготовки перерабатывается в стружки и производственные отходы, которые, по европейским стандартам, надо еще и соответствующим образом утилизировать, а это вовсе не такая простая задача в случае применения стекло- или углепластиков. К тому же такие материалы чертовски трудно обрабатываются резанием, что предъявляет высокие требования к точности обрабатывающих станков.

 

«Максимум крутизны», или «Мишель в ударе» — нож ТM1 TiDust с ажурной рукоятью, фрезерованной из монолитной заготовки дорогого и трудоемкого в обработке титанового сплава. Ограниченная серия из 100 штук, цена «зашкаливает» за 1300 евро.



А вот реальный выигрыш от «интегральных рукоятей» весьма сомнителен даже в случае складных ножей. Да, такая рукоять наверняка прочнее и жестче традиционной, складывающейся из двух частей, соединенных крепежными винтами. Вопрос: насколько? И нужно ли это в действительности? Ответ вполне очевиден: нет, с чисто практической точки зрения это никому не нужно, а уж тем более в случае нескладных ножей. Но некоторым очень хочется иметь нож, какого ни у кого нет. Ну, почти ни у кого, так как ножи все-таки изготавливаются серийно, хотя и в явно не заваливающих рынок количествах. Да и цена получается весьма и весьма «кусачая» именно по причине расточительной технологии изготовления. Одним словом, ножи для снобов. Или для кого-то в этом роде. Но хороши! И по качеству — комар носа не подточит.

 

Немецкий вариант — нож Mike Two Outdoor, изготавливаемый для фирмы POHL FORCE. Отличается от американского только внешними формами, но никоим образом не технологией изготовления. Цена заметно ниже. Быть может, это связано с тем, что товарообмен между Италией и Германией не облагается никакими пошлинами, да и везти не так далеко, как до Америки. А может быть, просто прагматичные и прижимистые европейцы не хотят платить больше.



Тут надлежало бы заметить, что именно дорогие ножи с «интегральными рукоятями» представляют авангард в модельном ряду фирмы. Насколько мне известно, такие больше никто на свете не изготавливает. То есть руководство LIONSTEEL в этом случае сделало ставку скорее на качество в его чистом виде, чем на высокое соотношение между ценой и реальными потребительскими свойствами. Ну что ж, ход явно нестандартный, но, быть может, именно он и обеспечивает рыночные успехи фирмы. Вроде как на войне: чтобы победить, делай не то, что от тебя ожидает противник. А современный рынок все более напоминает войну...

 

Нож TS1 Titanium, изготавливаемый по проекту Роберта Пелтона Младшего (Robert Young Pelton или сокращенно RYP), тоже с «интегральной рукоятью», фрезерованной из цельного куска титана.



И так, стальные итальянские львы выходят на международную арену. Да еще как! В буквальном смысле, реализуя сформулированную Джианни Паулетта европатриотическую идею. Именно LIONSTEEL под своей маркой изготавливает ножи для двух американских фирм (SPYDERCO и DPx Gear), одной немецкой (POHL FORCE) и одной российской («Дендра»). Такая международная кооперация не новость в ножевом мирке. Многие известные фирмы, как европейские, так и американские, признанные лидеры сегодняшнего ножевого рынка, заказывают изделия по своим проектам заграничным партнерам и продают их под своей маркой, при этом честно указывая фактического изготовителя. Но, поверьте мне, весьма и весьма редко случается так, чтобы одна маленькая фирма изготавливала ножи для такого широкого и разнообразного спектра именитых заказчиков.

 

Ножи, изготавливаемые LIONSTEEL, присутствуют и на российском рынке. Их заказывает фирме торговый дом «Дендра» по проектам российских дизайнеров. Принципиально конструкция складных ножей остается точно такой же, как в американском и немецком вариантах. На снимке складной нож Defender, изготавливаемый по проекту Тимофея Антоневича. Обращает на себя внимание тот факт, что представленные на российском рынке изделия LIONSTEEL стоят несколько дешевле, чем изготавливаемые для немецкого рынка. Однако достигнуто это за счет некоторого упрощения проекта, делающего нож более технологичным и, следовательно, снижающим себестоимость изготовления. Качество нисколько не страдает.

 

Автор большинства реализуемых фирмой проектов — Moletta, т.е. Мишель Пенсато собственной персоной.

А если принять во внимание, что учредитель, владелец и главный проектировщик фирмы POHL FORCE Дитмар Поль (Dietmar Pohl) — бывший шеф-дизайнер известной немецкой фирмы BÖKER, а позже сотрудник не менее известной немецкой фирмы JÖRG EICKHORN (обе из Золингена, где Дитмар и проживает), то можно сделать далеко идущие выводы. Если, будучи признанным в Германии знатоком ножей с обширными связями, как деловыми, так и личными, Дитмар выбрал для реализации своих проектов не немецкого, а итальянского изготовителя, то это свидетельствует о многом. Прежде всего о качестве изготовления, тем более что «перебить» немецкое в этом деле весьма и весьма нелегко...

Александр Бондарчук 29 октября 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Дима Смирнов офлайн
    #1  31 октября 2014 в 23:21

    Класс!

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #2  31 октября 2014 в 23:39
    Дима Смирнов
    Класс!

    Немного, позвольте опустить с "небес". Никакой новизны в "интегральных рукоятях" нет, раньше их называли "насосного" типа из-за надежного удержания в руке. В морозы, которые были в средней полосе России не так давно, выявил еще один недостаток цельнометаллического ножа - несмотря на тщательное удаление влаги, у ножа, оставленного на столе на террасе, напрочь замерз рычаг фиксатора. То, что часть ножей производится для торгового дома "Дендра" говорит только об одном - эти ножи не относятся к холодному оружию - это основа, все остальное, качество, функциональная пригодность - вторичны. Ну, а упор производства в Италии, а не в Германии - скорее всего экономическая выгода, но не качество, а вот на указанную германскую фирму советую обратить внимание.

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑