Марлин белый, марлин синий...

 

История эта началась несколько лет назад, когда я узнала, что мой давний друг и заядлый охотник Сергей Ситников увлекся морской рыбалкой. Превращение рыболова в охотника — практика весьма распространенная, но чтобы наоборот… Мало того, поднаторев в рыбалке, Сергей «подсадил на крючок» еще и своего двоюродного брата, а чуть позже и друга Гаика.

Когда Сергей сказал мне, что он подал заявку на участие в международном турнире по рыбной ловле, который пройдет в Марокко, в городе Мухаммедия, и что Андрей с Гаиком едут с ним, я опешила. Насколько мне было известно, в подобных соревнованиях ребята участия не принимали и, соответственно, никакого опыта не имели. А тут собралась команда дилетантов — для Гаика эти соревнования вообще стали четвертым выходом в море. А когда Сергей предложил и мне ехать с ними, я обрадовалась.
И вот мы вчетвером под девизом «Авось, небось, а если вдруг, то как-нибудь!» отправились на соревнования в Марокко. В тот раз удача сопутствовала нашей команде. Несмотря на неопытность, трудности с переводом, поломку катера и другие «засады», ребятам удалось занять второе место. Я же на собственной шкуре испытала все прелести морской рыбалки.

С одной стороны — море, солнце, необыкновенный «танец» попавшегося на крючок марлина, по зрелищности превосходящий лучшие цирковые номера: ведь ловят марлинов троллингом, и огромная рыбина может часами кружить вокруг лодки, выпрыгивая из воды. Сначала мне удалось понаблюдать, как марлин, преследуя наживку, атаковал ее, а после поклевки, бросаясь из стороны в сторону, выпрыгивал из воды, делая свечки и разнообразные кульбиты, борясь с Сергеем и пытаясь освободиться от крючка. Наконец-то я собственными глазами увидела противостояние человека и рыбы, длящееся иной раз несколько часов.

С другой стороны — головокружение, бессонница, гул в ушах от многочасового пребывания в море, боль в глазах от яркого солнца и бликов на воде, качка, тошнота. Не помогала даже лошадиная доза лекарств. Что из перечисленного мне нравится (или не нравится) больше, в тот раз я так и не уяснила для себя, но тем не менее поездкой осталась довольна. И с нетерпением ожидала, когда же судьба подарит мне очередной шанс побывать на морской рыбалке. И шанс представился ровно через год.

Теперь на международный турнир из России отправились две команды (странам, занявшим призовые места, разрешили прислать дополнительные команды). Я поехала как официально аккредитованный журналист.

 

ЗОЛОТО ТРОПИЧЕСКИХ МОРЕЙ. Корифена — рыба семейства спаровых, распространена преимущественно в тропических и субтропических частях всех океанов и прилегающих к ним морях. Это довольно странное создание с закругленной головой, длинным спинным плавником и четко разделенным хвостовым плавником. Часто корифену называют рыбой-дельфином, в большинстве тихоокеанских портов — махи-махи, а в некоторых частях света — дорадо. Одна из ее отличительных особенностей — эффектная сине-зеленая и желтая окраска, которая быстро бледнеет после смерти рыбы. Корифена мигрирует на дальние расстояния, ее можно встретить в умеренных и тропических морях всего мира. Рекордный вес — 39,4 кг.

 Первая команда осталась в неизменном составе, а вот вторая сформировалась весьма спонтанно. Поначалу Гаик, по уши загруженный работой, от поездки отказался, и Сергей бросил клич таким же, как сам, любителям. Откликнулись трое. Пока Сергей решал, кого из претендентов пригласить в команду, Гаик, разрулив все дела, снова был готов к поездке. Так появилась вторая команда, и, надо заметить, достаточно опытная.

Артем Новиков — рыболов со стажем, не раз выигрывал различные рыболовные соревнования. И хотя начинал он, как большинство российских рыболовов-любителей, с карасей и бычков, постепенно переловил почти весь ассортимент рыбы в Белом, Баренцевом и Норвежском морях. В Красном море и Сиамском заливе ловил барракуду, ваху и тунца, а на островах Кабо-Верде — марлинов. С Сергеем Артем познакомился в Астрахани в 1996 году, и после ребята не раз ездили на рыбалку вместе.

Игорь Рыжий (наградили же родители сына столь роскошной фамилией, аж зависть берет!) впервые вышел в море в 2007 году с рыбаками местной деревни на Шри-Ланке ловить барракуду и тунца. И на сегодняшний день Игорь уже порыбачил на Мальдивах, Фиджи, в Кении, Намибии, Марокко, Арубу, Мексике, Кубе, Доминиканской Республике. Самым трофейным для него стал 2013 год, когда на Кабо-Верде удалось поймать четырех голубых марлинов весом 350 и более килограммов каждый. Во время одной из своих поездок Игорь и познакомился с третьим членом команды Вадимом Абрамовым.

Уже вдвоем друзья бороздили воды Маврикия, вылавливая дорад под 50 кг весом, а у берегов Норвегии — двадцатикилограммовую треску. Побывали на рыбалке в Австралии и Новой Зеландии. Все трое — члены Международной ассоциации спортивного рыболовства. IGFA (International Fish Game Association) была создана в 1939 году с целью поддержки и развития спортивного рыболовства. На сегодняшний день по всему миру насчитываются сотни тысяч членов ассоциации, а в международный комитет IGFA входит более 300 представителей из 90 стран мира.

Теперь о самих соревнованиях. Проходят они в Мухаммедии — небольшом, ничем не примечательном городке в 25 км южнее Касабланки. Лов разрешен с рыболовных катеров в радиусе 50 миль от основного причала. Одновременно в воду можно опускать не более трех снастей с мертвой наживкой или искусственной приманкой. В течение ловли спортсмены в обязательном порядке каждый час перемещают свои снасти по ходу часовой стрелки. При поклевке удилище имеет право брать только его «хозяин». Любая помощь во время подсечки или вываживания рыбы со стороны членов команды или экипажа ведет к дисквалификации участника. Как я выяснила позднее, это обычная практика соревнований.

Ловят по принципу «поймал — отпусти». Пойманной рыба считается в тот момент, когда шок-лидер касается колец троллингового удилища. Если попался марлин, то его аккуратно подводят к борту, осторожно вынимают из пасти крючок и, если нет желания фотографироваться, отпускают, даже не вынимая из воды. Зато любую другую рыбу забирают. Вечером вы можете свой улов «откушать» в ресторане яхт-клуба.

За каждую пойманную рыбу, исходя из ее размеров и вида, начисляются призовые очки. Итог соревнований подводится по очкам, полученным участниками за три любые дня соревнования из четырех. В зачет шли: атлантическая рыба-меч, акула-мако, ваху, тунец, дорадо и корифена. Но главными объектами охоты были, естественно, марлины — белый и синий.

 

Хотя весил гигант всего 70 кг, команда получила зачетные 500 баллов и вышла на первое место.

Поскольку в водах, где проходит турнир, синий марлин практически отсутствует, то за его поимку баллов начисляют в пять раз больше, чем за белого. И многие спортсмены специально снаряжают одну из удочек приманкой на синего марлина в надежде на удачу, ведь его поимка автоматически делает команду победителем. Так и случилось в первый раз, когда повезло относительно несильной марокканской команде. На третий день соревнований клюнул синий марлин. И хотя весил гигант всего около 70 кг, команда получила зачетные 500 баллов и вышла на первое место. Наши ребята просто взяли количеством. Сергей даже привез в Москву приз «Самый успешный рыбак», набрав в личном зачете по итогам трех дней максимальное количество баллов.

Теперь о яхтах, а точнее, о рыболовных катерах, участвовавших в турнире. Очень уж они в этот раз сильно отличались друг от друга. А дело оказалось вот в чем. Из-за высокой волны из Агадира в Мухаммедию не смогли подойти четыре лодки. Замену пришлось искать на месте в последний день. Отсюда и участие в турнире неподготовленных катеров. И хотя в правилах указывается, что снасти и приманки выдаются на месте, на многих катерах их не оказалось. Ребят спасло только то, что два спиннинга и некоторое количество приманок Сергей привез с собой. Несмотря на то что накануне турнира провели жеребьевку, чтобы уравнять участников (каждая команда в течение четырех дней ловила рыбу на четырех разных лодках), равенства как такового не было. Это и сказалось на результатах. Команды, выступавшие на маленьких лодках, как правило, приходили пустые, «ловили» только большие яхты.

Обеим нашим командам в первый день (да и в два последующих) достались катерки метров семь в длину, без тента, и очень тихоходные (два мотора по 120 л.с.). Мне, естественно, на таких маленьких суденышках места не хватило, и я решила понаблюдать за соревнованиями со стороны, а точнее, с борта спасательного судна, специально приготовленного для судей и СМИ, которое курсировало между участниками. Но почему-то в этот день я оказалась единственным журналистом, пожелавшим выйти в море.
«Оно даже и к лучшему: меньше народу — лучше обзор, больше места», — решила я и, наученная горьким опытом (даже надела специальные браслеты от укачивания), разместилась поперек сиденья, чтобы хоть как-то уменьшить воздействие качки. Увидев мое столь необычное положение, мадам судья, по внешности явно марокканка, на чистом английском поинтересовалась, удобно ли мне. Я развела руками и показала, что меня катастрофически укачивает. В ответ на мои жалобы, мадам принесла пачку таблеток и сказала, что их надо пить каждые два часа. Я знала, что таблетки все равно не помогут, но, чтобы не обидеть заботливую женщину, проглотила сразу две. И чудо! Противное состояние постепенно куда-то ушло, и я смогла не только сделать отличные снимки, но и получить «кайф» от поездки.

Сначала я прямо со своего «спального» места с удовольствием фотографировала все подряд катера, без разбору, в надежде в последующие дни разобраться. Но когда матрос, указав мне на небольшую лодку вдалеке, произнес «Ё-ё-ё-ё» (твой), я подскочила к борту. Наш катерок подошел достаточно близко к рыболовам, и мы смогли не только обменяться приветственными жестами, но и перекричаться. Увы, ребята были еще «пустые».

В течение дня мы несколько раз подходили к русским лодкам. И один раз мне даже удалось заснять процесс ловли.
Сергей изо всех сил тянул на себя тяжелую снасть, остальные, видимо, были заняты дачей советов, и внимание на меня обратил только капитан, показав жестами, что на крючке что-то очень большое. Чтобы не мешать спортсменам, мы повернули в другую сторону.

 

Удача в основном зависела от качества и подготовленности рыболовного катера.

Когда в 16:00 по рации объявили окончание тура, я даже расстроилась: вот так всегда, только начинаешь входить во вкус, как все заканчивается. Но, оказалось, нет. Как только катер развернулся в сторону причала, матрос принес две снасти для троллинга, достал из холодильника рыбок и, закрепив наживку, забросил. Потом принес специальный рыболовный пояс и протянул мне, другой рукой указывая на снасти. Из кучи марокканских слов и двух английских «ю фиш» я поняла, что мне предлагают рыбачить, и, затянув пояс потуже, заняла место в «кресле». Клюнуло довольно быстро. Матрос ухватил снасть, подсек, я подскочила к нему, и вот удилище уже у меня в руках, и его комель вставлен в пояс. Как все происходило дальше, описать сложно, но можно. Попеременно, то подтягивая, то ослабляя леску, я начала понемногу крутить катушку, и вот он, мой марлин, уже «скачет» вдалеке, высоко выпрыгивая из воды… Поскольку я участником соревнований не являлась, помогать мне было можно. Матрос это и делал, и не только советом. Прошло почти полчаса. Мне казалось — нет, я точно видела, — что марлин уже здесь, совсем рядом… И хотя спина и руки у меня устали и болели ужасно, держалась я стойко, решив для себя биться до последнего. Но первой не выдержала леска: громкий щелчок и… стало вдруг так легко. То, что случился обрыв, я поняла сразу: не раз приходилось наблюдать подобное в прошлом году. С сожалением я поставила снасть в «гнездо». Но не успела я отойти от борта, как услышала характерный шелест — звук уходящей с катушки лески. Ура! На вторую удочку тоже клюнуло! Я подскочила к другому борту и, ухватив левой рукой удилище, а правой — катушку, резко дернула. Удилище согнулось и чуть не вылетело у меня из рук. Спасибо матросу, подхватившему его снизу. Но в этот раз я даже не успела начать крутить ручку катушки, как почувствовала все ту же легкость. Вторая рыба сорвалась. Кто это был, я так и не узнала…

Но не я одна вернулась в этот день в порт пустая. Точно с таким же уловом пришли одна из наших команд и еще шесть других команд-участниц турнира. А вот команде Сергея удача улыбнулась. Одного белого марлина в первый день Гаик все-таки добыл.

Следующие два дня соревнований по добычливости были хоть и немного лучше, но не настолько, чтобы команды могли претендовать на призовое место. Ребята старались изо всех сил, но, как оказалось, удача в основном зависела от качества и подготовленности рыболовного катера. Выступление в последний день на более-менее приличных лодках позволило нашим спортсменам значительно улучшить результат, особенно отличился Сергей. И хотя им удалось даже обойти прошлогодних победителей турнира, в тройку лидеров они не попали. Но, как говорится, отрицательный результат тоже результат. Вывод был сделан однозначный и обсуждению в будущем не подлежал: на международный турнир российской команде надо ехать и все снасти и удочки везти с собой, не надеясь на организаторов турнира. Кто поедет, я пока не знаю, да и сами ребята этот вопрос еще не обсуждали, но желание принять участие есть у всех. Одно я знаю точно: победа россиян в марокканском турнире не за горами.

Елена Горбунова 29 мая 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑