Приятна мне твоя печальная краса...

Фото автора

Фото автора

Осень в этом году заторопилась в наши края. В середине октября северные ветры принесли холод. Ночью столбик термометра стал опускаться ниже нуля, а днем не поднимался выше трех градусов. Затем на город посыпался первый снег. Автомобилисты стали «переобувать» колеса. Деревья досрочно и торопливо стряхивали цветные наряды.

В воскресенье меня разбудил луч солнца, пробившийся через неплотно задернутые шторы. Я подскочил и торопливо бросил взгляд на термометр за окном – плюс три градуса, но двор залит солнечным светом! Небо полностью чистое. Так… Пока просыпаемся, завтракаем, собираем вещи, едем – будет совсем тепло!
Держим путь на север, к затерявшейся в густых лесах и болотах реке. Каков уровень воды? Не поднялась и не помутнела ли от несильных, но частых дождей? А как дорога? Не развезло ли глиняную колею, или разбили ее трактора.

Воскресное утро всегда радовало низкой загруженностью на дорогах, и вот уже через пару часов мы въезжаем в сказочный лес. Открываю окна, и прелый, ни с чем не сравнимый запах хвойного леса врывается в салон автомобиля, выветривая из него смрад пластика и резины, опьяняя и без того бесшабашные от предвкушения рыбалки наши головы. Вот и «парковка» – дальше пешком. Примерно километр. В пылу, торопясь, не нашли тропу и пошли наугад, по солнцу, которое весело подмигивало через верхушки сосен. В чистом сосновом лесу краски осени не заметны. Но вскоре то там, то здесь стали вспыхивать золотом березки. Вековые сосны поредели. Впереди, за небольшой прогалиной полыхали ярким огнем осинки.

Я остановился перевести дух и подождать сына, который хрустел ветками в чаще, перебираясь через упавшую ель. Денис подошел и спросил: «Привал, папа?» Я приложил указательный палец к губам, призывая его сохранять тишину. Сквозь натужный шум верхушек деревьев мы услышали звон переката. Не сговариваясь, рванули в сторону реки. Через несколько десятков метров вышли к обрывистому берегу. Хватаясь за сухие ветки ольшаника, скатились с обрыва и замерли, заворожено разглядывая реку. У наших ног с шумом неслись бирюзовые потоки воды, огибая коричневые каменные россыпи, бурля на одиночных валунах.

Снарядил Денису «бомбардийную» снасть. Приманка – нимфа, имитация веснянки зеленого цвета. Чтобы опробовать снасть, делаю первый заброс сам. Бомбарда, увлекая за собой нимфу, отправляется в само сердце переката. Выбираю слабину, создаю легкое натяжение для контроля снасти и тут же ощущаю рывок. Поклевка! Вот это да! Обнадеживает... Инструктирую сына и иду собирать снасть себе.
В течение получаса настойчиво облавливаем перекат. Поклевок больше не было. Очень много зацепов. Во время чаепития обсуждаем с сыном свои наблюдения:
- Уровень воды уменьшился очень значительно. При таком уровне мы в этом месте впервые.

- Несмотря на прошедшие дожди, вода очень прозрачная. На глубине 1 метр можно разглядывать разноцветные камешки на дне, из которых природа выложила затейливые мозаики.
- Ранние холода остудили воду. Водной растительности почти не осталось. Опавшие листья проносились в бурных потоках, а в тиховодных закутках укрывали водную поверхность почти полностью.
Принимаем решение сместиться вниз по течению, где река немного расширялась, глубина увеличивалась и потоки воды замедляли свой бег, словно набирая силу и накапливаясь для очередного шумного преодоления нагромождения камней.

Карабкаясь по каменистому склону, замечаем представителя класса пресмыкающихся. Видимо, змея выбралась погреться на солнышке перед зимой.
С высокого берега в поляризационных очках хорошо видны более глубокие канавы русла. Отдаю очки сыну, показываю наиболее перспективные места, куда делать заброс, в каком месте следует быть особо внимательным. Спускаемся к кромке воды. После двух забросов, сделанных Денисом, мне стало понятно, что сын теоретическую часть усвоил. Спускаюсь ниже по течению, стараясь не шуметь, и внимательно смотрю под ноги, чтобы не потревожить еще какого-нибудь местного жителя.

Не успеваю занять позицию, как слышу радостный возглас сына. Оборачиваюсь и вижу, как он уже тянет первую рыбу. Даю советы, но, похоже, те ему ни к чему, справляется и без нравоучений. Небольшой опыт у него уже есть.

Радуемся успеху, особо ценному, во-первых, потому, что он у начинающего рыбачка, а во-вторых, потому, что в условиях такой чистой и низкой воды нам ловить еще не приходилось.
Предыдущие рыбалки в это время года были примечательны тем, что поклевки в одних и тех же местах повторялись. Бывало даже, что из пяти забросов подряд три были результативными. Если поклевки прекращались, то достаточно было прогуляться по реке и, вернувшись через час, снова получить одну или несколько поклевок сильной и красивой рыбы. Но в этот раз в одном и том же месте поклевки не повторились ни разу.

Тем не менее, сынишка остался на месте, сказал: «Буду ждать свою рыбу». Я медленно продвигался вниз по течению, облавливая все перспективные, на мой взгляд, места. После очередного валуна, за которым течение затихало, поплавок исчез из виду. Я напряженно стал вглядываться, стараясь разглядеть его в лохмотьях пены, которую кружил водоворот. Своевременно подматывая катушку, я контролировал снасть и ничего не чувствовал. Вдруг в струе, которая с силой несла зеленоватую воду вниз, рядом с водоворотом, где металась в пене бомбарда, над поверхностью воды взметнулась рыба. Зависнув в воздухе, она как будто протанцевала на хвосте вверх по течению и плюхнулась в воду. Через мгновение я ощутил мощный рывок! Сильная рыба тянула в глубину. Фрикцион протяжно пропел. Только бы не позволить ей уйти в перекат ниже по течению, в нагромождение камней и топляков. Перескакивая с камня на камень, я выбрал удачную и устойчивую позицию и, внимательно следя за направлением шнура, стал вываживать добычу. Рыба металась из стороны в сторону, то вверх по течению, то в глубину. Сделала несколько прыжков на поверхности. И наконец, устав сопротивляться, покорилась. Этим и отличается хариус среднего размера – своим непредсказуемым и очень быстро меняющимся поведением во время вываживания.

Юго-западный ветер усилился, он загромоздил небо над рекой облаками. Заморосил дождик. Я дошел до резкого поворота реки. Основное русло изгибалось как на знаке «Опасные повороты». Мелководный широкий «рукав» отрезал полоску суши, образовав остров. В «рукаве» рыбачил нахлыстовик. Я остановился и наблюдал за ним. Красивый и изящный вид рыбалки.
Проверил своей снастью бурлящие потоки, «языки» – поклевок не было. Пора было возвращаться к лагерю.

Карабкаясь по каменистому склону, поросшему ивняком, стараясь не шуметь, я поглядывал на реку. На одном из мелководных участков увидел всплеск небольшой рыбки. Сел и стал наблюдать. Насекомых видно не было. Холодно. Да и ветер на данном участке не дал бы возможности разглядеть полет насекомых. Над рекой кружились березовые листочки, завершая свой полет в потоках воды и продолжая танец в бурунах зеленоватой воды.

Всплеск повторился. Я подозвал к себе сына. Он устало приблизился и сказал, что больше поклевок не было. Я рассказал ему о том, что видел всплески и предложил поменять приманку с нимфы на что-то поверхностное. Первой приманкой, на которую я наткнулся в коробке, оказалась муха Red Tag. То ли фантазийная, то ли имитация жучка, но она была первой моей мухой, на которую несколько лет назад я впервые поймал хариуса именно в октябре. Главное, что она была способна держаться ближе к поверхности даже после намокания. На данном участке реки это было важно по причине сильной захламленности дна. Пока я перевязывал приманку, Денис сообщил мне еще об одном всплеске. Закончив, я предложил Денису совершить облов этого участка, а себе налил чай и расположился на удобном камне.
Солнышко снова стало выглядывать в редкие разрывы лохматых облаков. Денис, подбадриваемый мной, старательно делал забросы и контролировал снасть. На третьем забросе случилась поклевка. Ослабленный фрикцион взвизгнул. После непродолжительной, но отчаянной борьбы некрупный харьюзок сдался. Фото на память, и рыбка отправляется в свою стихию.
Наступила пора отправляться к дому. Собираем снасти, пакуем вещи и прощаемся с рекой до следующего сезона. В надвигающихся сумерках рисковать не стали и, руководствуясь правилом «Самая короткая дорога – известная дорога», выбираемся к машине по натоптанной тропе.

Пока я гружу вещи и готовлю авто к отъезду, сын приносит в крышке от термоса ароматной брусники. Угощаемся лесными дарами, запиваем чаем и отправляемся домой.
Пробравшись сквозь вечерние пробки, наконец выключил двигатель у родного подъезда. Откинувшись на спинку сиденья, устало закрыл веки. И тут же погас тусклый уличный фонарь, серые тени прохожих исчезли. Вместо этого перед глазами вспыхнул яркий, освещенный солнцем бойкий перекат, склоненные над водой багровые ветви молодой осины, а под ними мелькнул на мгновение серебристый бок хариуса и растворился в пенистом потоке…

Александр Ляшкевич 11 декабря 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑