John Rigby and Company

На заре советской власти плакаты, развешанные на улицах российских городов, призывали: «Граждане! Сдавайте оружие!» Современная же Россия обращается к западу с совсем иным призывом: «Мы хотим покупать ваше лучшее оружие!» Ведущие иностранные производители с готовностью откликаются на этот призыв. Компания John Rigby в их числе.

 

Компания John Rigby and Co. (Gunmakers) Inc. была создана в 1735 году в Дублине (Ирландия) в зловещие годы десятилетнего правления королевы Анны. История не оставила подробных свидетельств о первых годах существования компании, однако сохранившиеся с 1780 года книги заказов позволяют восстановить прошлое буквально день за днем.

Как следует из сохранившихся архивных материалов, компания была ориентирована на создание высококачественного оружия с самого начала своего создания. И оставалась верна этому принципу на протяжении всей своей истории.

Прямым доказательством является тот факт, что за этот период компания пять раз получала почетный патент поставщика королевского двора. Следует отметить, что подобный статус может быть присвоен только королем, королевой или принцем Уэльским. Впервые такой патент был получен по указу короля Георга IV в 1806 и недавно – в пятый раз – подтвержден правящей королевой Елизаветой II.  

Компания успешно развивалась, но 22 мая 1798 года агенты английского правительства обыскали контору и мастерскую. Обыск завершился изъятием оружия как принадлежащего компании, так и уже оплаченного заказчиками. Изъятое оружие было перевезено в дублинский замок, где, по словам дочери Джона Ригби, «находилось в течение продолжительного времени».

Когда же оружие – спустя «длительное время» – было все-таки возвращено законному владельцу, то многие ружья были безнадежно испорчены, а многие утрачены. (Удивительно, насколько вне времени и вне контекста звучат порой высказывания об отношениях с правительством и контроле над оружием, сделанные десятки и сотни лет назад. В 1797 году Джон Ригби написал письмо брату Уильяму, жившему в США. «Мы ни на йоту не отошли от деспотизма...

Никто не даст гарантии, что в полночь тебя не выволокут из кровати и не отвезут в Ньюгейт (знаменитая лондонская тюрьма, вплоть до середины XIX века перед нею публично вешали осужденных – прим. ред.) без суда и следствия...») Причиной обыска стал конфликт на религиозной почве: ирландцы, в большинстве своем католики, требовали независимости от протестантской Англии. Кстати, этот конфликт не погашен и поныне.

Упорный труд, стремление к достижению совершенства, в определенной степени верность заказчиков – все это в конечном итоге и помогло компании John Rigby пережить трудный период.

Оба сына Джона Ригби Уильям и Джон пошли по стопам отца и стали оружейниками. После его смерти в 1818 году компания была переименована в W&J Rigby, Gun and Pistol Manufacturers. В 1845 году умирает Джон Ригби (сын), его место занимает сын Уильяма, тоже Джон.

В 1859 году умирает Уильям, и единоличным владельцем компании становится его сын Джон. Джон и его сыновья Эрнст и Теодор успешно продолжат дело деда и отца. При них компания получит свое название, остающееся неизменным и поныне – John Rigby & Co. (Gunmakers).

 Личность Джона Ригби (1829–1916), безусловно, заслуживает не просто отдельного упоминания, а подробного рассказа, ведь именно благодаря ему компания достигла того уровня признания, которым обладает в настоящее время.

Первый успех пришел к Джону, когда ему было поручено подготовить экспозицию оружия Rigby для Всемирной выставки 1851 года в Лондоне, а затем в Париже в 1855 году. На обеих выставках оружие Rigby завоевало награды за высокое качество изготовления и совершенство конструкции. Это стало началом всемирного признания компании как одного из ведущих производителей оружия высокого разбора.

 

Как и дед, получивший в 1781 году медаль «Лучший стрелок гренадерской роты дублинского волонтерского полка», Джон Ригби-младший также добился признания, став одним из лучших стрелков современности. В 1864 году он впервые завоевал Уимблдонский кубок (всего этот кубок доставался ему трижды) на престижнейших соревнованиях по стрельбе, проводившихся в Англии (этот турнир не утратил своего значения и поныне). Он 28 раз возглавлял национальную сборную Ирландии по стрельбе.

В 1860 году Джон Ригби изобрел способ изготовления составных гильз (составные гильзы свертываются из тонкой листовой латуни в один или несколько оборотов – прим. ред.), что дало возможность начать производство патронов .577 Snider и .577/.450 Martini для нужд армии. 

Компания обрела известность как в самой Англии, так и за рубежом, поэтому в 1886 году Джон Ригби принял решение открыть контору в Лондоне. Дублинская контора продолжала работать до 1892 года.

В сентябре 1887 года Джон Ригби был назначен управляющим государственного оружейного завода в Энфилде. Перед ним поставили задачу – создать для английской армии винтовку, которая соответствовала бы требованиям времени. Франция тогда уже приняла на вооружение патрон, снаряженный бездымным порохом, и магазинную винтовку Lebel образца 1886 г. калибра 8 мм. Преимущества подобного перевооружения, важнейшим в котором было значительное увеличение дальности действительного огня, были очевидны, а последствия не замедлили сказаться: оружие, находившееся на вооружении армий европейских государств, одномоментно оказалось устаревшим.

Россия ответила принятием на вооружение трехлинейной винтовки Мосина образца 1891 года, Германия – винтовки образца 1888 года, не отставали и другие страны, конструируя и принимая на вооружение винтовки либо со скользящим поворотным затвором, либо с затвором прямого действия.

Англичане решили создавать винтовку на базе болтового затвора конструкции американца Джеймса Пэриса Ли под патрон, сконструированный директором патронной фабрики в Туне (Швейцария)  подполковником Эдуардом Рубином. Задача, поставленная перед Джоном Ригби, заключалась в следующем: решить технические вопросы и наладить производство винтовки, которая, как окажется впоследствии, надолго переживет своих создателей. Короткая магазинная винтовка Lee-Enfield калибра .303 – знаменитая SMLE – находилась на вооружении английской армии вплоть до 1955 года!

Джон Ригби работал в Энфилде до 1894 года. В возрасте 65 лет он, выражаясь современным языком, был отправлен на пенсию, так как достиг предельного возраста нахождения на государственной службе. За эти годы было сделано очень много. Он принимал участие в создании новых порохов, оболочечных пуль и различных моделей винтовок с болтовым затвором. В то время многие (и он в числе первых) уже поняли, что конструкция затвора, предложенная Маузером, является лучшей, и не только для военных целей.

В эпоху дымного пороха для охоты на крупных и опасных животных использовали оружие большого калибра и тяжелые пули, летящие с невысокой скоростью. Размеры патронов предопределяли и выбор оружия – либо двуствольные штуцера, либо однозарядные винтовки. С появлением оболочечных пуль и бездымного пороха стало возможно столь же эффективно охотиться с оружием меньшего калибра, естественно, более легким.

Годы работы в Энфилде не пропали даром. Благодаря полученному там опыту Ригби создал два патрона, не только получивших всемирную известность, но и поныне остающихся в арсенале охотников на крупную и опасную дичь, – .450 Nitro Express и .416 Rigby. Патрон .450 Boxer с составной гильзой появился в 1869 году. За время, прошедшее с его появления, ее длина изменялась от 38,1 до 82,5 мм. Ригби взял современную цельнотянутую латунную гильзу длиной 82,5 мм и снарядил патрон оболочечной пулей массой 31,1 г. Заряд бездымного пороха разгонял пулю до 655 м/с.

Вот так и появился первый патрон, обладающий мощным останавливающим действием, – .450 Nitro Express. Впоследствии Джон Ригби начал выпускать винтовки под патрон .470 Nitro Express в связи с введенным правительством запретом на использование патронов военного образца на охоте в Индии.

Двуствольный штуцер для охоты на крупную дичь, даже в самом простом варианте исполнения, всегда стоил дорого. Цена винтовок с болтовым затвором была существенно ниже, но все они были предназначены только для стрельбы патронами, под которые они исходно создавались.

Ситуация в корне изменилась с появлением винтовки Маузера образца 1898 г. Джон Ригби сразу же подписал с Маузером договор, по которому он становился эксклюзивным представителем в Англии и колониях до 1912 года. В 1899 году Джон Ригби обратился к конструкторам Маузера с просьбой внести изменения в затворный механизм, чтобы можно было использовать фланцевые патроны .400/.350. Дело в том, что многие штуцеры с горизонтальным расположением стволов изготавливались Джоном Ригби именно под этот патрон.

Как утверждает Джон Спид, автор книги «Охотничье оружие из Оберндорфа», конструкторы разработали четыре основных варианта затворов и двадцать модификаций. Самая большая модель затвора получила наименование «магнум». Именно под «магнум» и создал Джон Ригби свой бесфланцевый патрон .416 калибра. Пороховой заряд разгонял пулю массой 25,9 г до скорости 716 м/с, по своим характеристикам этот патрон ничем не уступал патрону .450 Nitro Express.

Прошли годы, появились новые патроны «магнум», но до сих пор ни один из них не смог превзойти в совокупности .416 по таким характеристикам, как точность, проникающая способность, останавливающее действие и универсальность применения. .416 не утратил популярности даже спустя почти сто лет после его появления в арсенале охотников. Более того, он стал объектом для копирования. Так, через 40 лет после его появления Рой Уэзерби, добавив поясок к гильзе, «создал» свой .416.

Создание патрона .416 Rigby стало лебединой песней великого оружейника Джона Ригби. В 1916 голу он умер, отдав 70 лет своей жизни работе в компании. В некрологе, опубликованном в журнале английских оружейников Arms and Explosives, говорилось: «Он был не просто прекрасный стрелок, он обладал удивительным складом ума, позволявшим ему проникать в тайны баллистики.

Выдающийся оружейник, он мог предугадывать желания заказчиков из числа лучших стрелков и трофейных охотников. Не было ему равных и в мастерстве изготовления стволов, благодаря именно его заслугам современное производство оружия стало опираться на строго научный подход».

Два десятилетия накануне Первой мировой войны стали, без сомнения, Золотым веком для британских оружейников, специализирующихся на изготовлении оружия высокого разбора. Британская империя находилась в зените могущества. Обширные колонии, расположенные в различных частях света, предоставляли неограниченные возможности для трофейной охоты.

Развитие сети железных дорог в самой метрополии сделало доступным любителям охоты и спортивной стрельбы поездки на соревнования. Огромной популярностью пользовались загонные охоты на птиц, садочные стрельбы, зарождалась стендовая стрельба в ее современной форме. Устойчиво рос спрос на охотничье оружие, которое к началу XX века обрело знакомые сегодняшним охотникам черты.

И все же тучи над английскими оружейниками начали сгущаться еще до того, как в Европе разразилась Первая мировая война. Смерть в 1910 году короля Эдуарда  VII, почти полвека покровительствовавшего стрелковому спорту и охоте, была воспринята многими как мрачное предзнаменование. Предчувствия не обманули: последующие 60 лет стали периодом Смутного времени для английских оружейников.

Первая мировая война нанесла английской оружейной промышленности непоправимый урон: ряды британских оружейников поредели наполовину, а треть заказчиков погибли на полях сражений. В 1920 году правительство Великобритании вводит целый ряд суровых ограничений на владение длинноствольным нарезным оружием. Очень многие предпочли сдать оружие властям, так как выполнить явно надуманные требования было практически невозможно.

Прекратилось существование нескольких крупных оружейных изданий, в оружейных мастерских почти не осталось квалифицированных мастеров, и взять их было неоткуда. К началу тридцатых годов спрос на оружие высокого разбора фактически свелся к нулю. Многие оружейные компании были вынуждены либо объединяться с конкурентами, либо приостанавливать выпуск оружия.

В дальнейшем ситуация еще больше ухудшилась. Вслед за мировым экономическим кризисом грянула Вторая мировая война. Немецкие бомбы не пощадили оружейные мастерские, а немногие оставшиеся квалифицированные оружейники были призваны в армию и сложили головы на войне.

Сразу после войны ожидаемого поворота к лучшему не произошло. Многие ограничивались приобретением предметов первой необходимости, а товары для спортивной стрельбы и охоты явно не попадали в этот перечень. О том, насколько непростое это было время для английских оружейников, свидетельствует годовой отчет некогда процветавшей лондонской компании James Purdey & Son, согласно которому чистые убытки за 1947 год составили 4700 фунтов стерлингов. 

В конце 1940-х годов в бывших колониях началось движение за обретение независимости. Это нанесло английским оружейникам еще один болезненный удар – ведь в течение почти ста лет индийские махараджи были крупными покупателями лучших английских ружей. Кроме того, многие английские офицеры, служившие в колониях, увлекались охотой, и получаемого ими жалованья вполне хватало на покупку ружья высокого разбора. И вдруг всему этому пришел конец. Английские войска были выведены из Индии, для махараджей настали трудные времена – трудные настолько, что в скором времени их ружья стали появляться в продаже в Англии, что привело к еще большему сокращению объема выпуска новых ружей.

В 1951 году умер Теодор Ригби, с его смертью прекратила свое существование двухвековая династия оружейников Ригби. Компания была куплена Дэвидом Марксом, который перепродал ее компании J. Roberts & Son.

Оздоровление британской оружейной промышленности началось в 1980-е годы. Это связано в первую очередь с укреплением позиций американской экономики, ростом количества охотничьих хозяйств, практикующих выпуск птицы, а также с усиливающейся ностальгией по безвозвратно ушедшему Золотому веку. В результате английские оружейники стали работать преимущественно на заокеанский рынок. Спрос на ружья высокого разбора начал медленно, но верно расти. Но к этому времени из славной плеяды великих английских оружейников начала века сохранились лишь немногие. Благодаря неизменной приверженности качеству компания John Rigby оказалась в числе этих немногих.

В 1997 году Поль Робертс продал компанию Rigby некоему американцу. Наверное, компании Rigby в тот день благоволили звезды, так как именно новый владелец вернул компании былую славу и международное признание. Но все это будет потом.

 

Ведущие английские оружейные компании практически единогласно отрицают саму идею использования современных технологий в производстве оружия высокого разбора. Старые мастера, как ересь, отвергают использование станков с ЧПУ. Зачем они нужны? Ведь ту или иную деталь можно с меньшей точностью и большими трудозатратами изготовить при помощи напильника. Да и стоить она в этом случае будет дороже.

Новый владелец компании Rigby Джефф Миллер категорически отказался мириться с подобным положением дел. Он тридцать лет проработал в аэрокосмической промышленности и имел представление и о точности обработки деталей, и о технологиях, используемых для их изготовления. Узнав о новом владельце компании, лондонский истеблишмент лишь фыркнул: «Янки!» И дружно пришел в ужас от осознания, что новый владелец не носит на охоте твидовый пиджак! А дальше больше!

Очередная новость, словно молния, облетела Лондон: янки собирается перевести производство из Лондона в заштатный городишко Пасо Роблес, в 370 километрах к северу от Лос-Анджелеса. Может быть, кто-то в Лондоне и воспринял это решение как явно необдуманное, но, с точки зрения нового владельца компании, оно было единственно правильным – ведь большинство покупателей ружей Rigby составляют американцы, а кроме того, там находилась производственная база, оснащенная современным оборудованием.

В 2003 году на съезде Международного сафари-клуба в Рино (штат Невада) от имени Клуба 41-му президенту США Джорджу Герберту Уолкеру Бушу было вручено ружье Rigby 20-го калибра с вертикальным расположением стволов. Ружье, украшенное изысканной гравировкой печати президента США, выполненной с использованием всечки золотом, является подлинным шедевром оружейного искусства.

Решение Клуба вручить президенту США именно «ригби» является прямым доказательством успеха владельца компании, сумевшего соединить воедино традиции английских оружейников и американские аэрокосмические технологии. А кроме того, английские снобы, утверждавшие, что новый владелец приведет компанию к краху, получили наглядный и заслуженный урок.

За 200 лет многое изменилось, но в то же время многое осталось неизменным. В начале XIX века в выпускаемой компанией Rigby продукции доминировало короткоствольное оружие. Однако введенный правительством запрет на проведение дуэлей резко ограничил спрос на пистолеты. В начале XXI века в выпускаемой компанией продукции преобладали винтовки с болтовым затвором Маузера под патроны «магнум», штуцеры с горизонтальным расположением стволов и гладкоствольные ружья точно так же, как и в начале ХХ века.

Некоторые считают, что от винтовок, предназначенных для охоты на крупную и опасную дичь, не требуется высокая точность, так как стрельба ведется на коротких дистанциях. Однако Джефф Миллер с этим категорически не согласен. Как и Джон Ригби, Миллер стремится к достижению максимальной точности стрельбы. Американские стрелки в своем большинстве самостоятельно снаряжают патроны для нарезного оружия, чтобы дать возможность оружию полностью реализовать заложенный в нем потенциал. Кроме того, самостоятельное снаряжение патронов придает стрелку уверенность в том, что он сможет точно попасть в убойное место.

Современные винтовки Rigby комплектуются стволами, по качеству не уступающими матчевым. Так, при стрельбе на 90 метров из винтовки с болтовым затвором поперечник рассеивания практически отсутствует, а при стрельбе из двуствольного штуцера на дистанцию 45 метров серией из четырех выстрелов поперечник рассеивания, независимо от калибра, не превышает 26 мм. Джефф Миллер лично занимается пристрелкой винтовок. Довольно часто один из известнейших охотников современности полковник корпуса морской пехоты Крейг Боддингтон оказывает ему помощь в этой работе. Кстати, у Боддингтона есть свой кабинет на фабрике Rigby.

На изготовление единицы оружия Rigby требуется несколько сотен часов. Так, например, ложа обрабатывается на станках с точностью до одной тысячной миллиметра, после чего требуется еще от 40 до 60 часов на финишную обработку и нанесение насечки.

И хотя многие действия выполняются на обрабатывающих центрах, такие операции, как регулировка эжекторного механизма и финишная обработка деталей, возможны только вручную. Эта работа может быть доверена лишь высокопрофессиональным мастерам. Сочетание высочайшей точности обработки на современном высокотехнологичном оборудовании с высочайшей квалификацией мастеров позволяет создавать такое оружие, которому, говоря образно, можно без страха доверить свою жизнь.

Что отличает «ригби» XXI  века от тех ружей, которые изготавливались компанией 250 лет назад? Прежде всего, это богатство оформления. Боковые доски всегда были идеальным холстом для граверов, создававших на них подлинные произведения искусства. Современные заказчики фирмы Rigby указывают, что хотели бы иметь оружие, украшенное богатой гравировкой с всечкой золотом. Для работы Джефф Миллер привлекает лучших граверов мира. Золотую всечку обычно выполняет Лиза Томлин, чьи работы завоевали международное признание.

В 2009 году на очередном съезде Международного сафари-клуба компания Rigby вручит ружье другому Джорджу Бушу. Он станет 79-м главой государства, получившим ружье Rigby. И, конечно, ружье будет украшено золотой всечкой Лизой Томлин.

Более десяти лет назад компания Rigby переехала из Англии на запад, в США. Сейчас Джефф Миллер поворачивается лицом на восток. Рост популярности охоты и стрелковых видов спорта в России превращают Москву в один из крупнейших мировых оружейных центров, все больше появляется в России коллекционеров оружия высокого разбора, все больше россиян ездят на трофейную охоту в Африку.

Компания Rigby планирует принять участие в московской выставке «Оружие и охота» в октябре 2008 года. Кроме того, у компании Rigby на это время запланирована встреча с одним из ведущих российских политиков. Цель встречи – снять мерки для изготовления ложи. В 2010 году на съезде Международного сафари-клуба ему будет вручено ружье фирмы Rigby.

 

Двести лет назад, когда оружейники фирмы Rigby изготавливали ружья для особ королевской крови, тульские мастера Иван Лялин, Алексей Бабякин и Илья Салищев делали ружья для царской фамилии и российской элиты. Нет никакого сомнения, что приход компании Rigby на российский рынок – компании, сохранившей на протяжении веков преданность традициям высокого качества изготовления, изысканному внешнему виду своих ружей и винтовок, все так же отличающихся высокой точностью стрельбы, будет тепло встречен российскими знатоками и коллекционерами оружия.

Материал предоставлен фирмой Rigby исключительно для журнала «Охота и Рыбалка XXI век». Использование текста и иллюстраций частично или полностью в любой форме, в том числе в электронных СМИ, невозможно без письменного разрешения фирмы Rigby.

Стив Хелсли 28 января 2013 в 23:45






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #1  29 января 2013 в 02:00

    Да, с таким ружьем на нашу охоту не пойдешь.Каждая царапина на сердце отразится.Пусть с ним охотятся буржуины,а мы и с тулками да ижаками ,да с хорошей закусью еще веселей их время проведем.

    Ответить
  • -2
    Сергей Брыксин офлайн
    #2  29 января 2013 в 12:41

    Продукция интересная, но где посмотреть? уж об отстрелять вообще речь не идёт...

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #3  29 января 2013 в 16:29

    Many thanks. It is rather interesting.

    Ответить
  • 0
    Александр Кузнецов офлайн
    #4  29 января 2013 в 20:24

    Ну почему, сограждане, когда глядишь на буржуинские ружья, их ласкаешь глазами, хочется их потрогать, погладить, приласкать и в то же время понимаешь- это оружие, наши же, отечественные, ничего кроме желания взять в руки и высадить чью-то дверь, не вызывают?

    Ответить
  • -1
    Борис Лапутько офлайн
    #5  29 января 2013 в 21:07
    Александр Кузнецов
    Ну почему, сограждане, когда глядишь на буржуинские ружья, их ласкаешь глазами, хочется их потрогать, погладить, приласкать и в то же время понимаешь- это оружие, наши же, отечественные, ничего кроме желания взять в руки и высадить чью-то дверь, не вызывают?

    Наверное вот ПОЧЕМУ.Все ружья "Ригби" - ручной работы.И срок их изготовления составляет полтора-два года.Компания "Ригби" является обладателем Королевского патента поставщика Её Величества Королевы.Цена двуствольного ружья с горизонтальным расположением стволов составляет не менее 22 тысяч фунтов стерлингов.Кто желает более подробно ознакомиться с техническими характеристиками,как гладкоствольных,так и нарезных ружей,штуцеров и карабинов фирмы "Ригби",может обратиться к замечательной,на мой взгляд,книге Е.Г.Копейко - "Охотничье и спортивное оружие мира.Великобритания."М.Вече.2007г.

    Ответить
  • -2
    Юрий Александров офлайн
    #6  29 января 2013 в 21:31
    Борис Лапутько
    Наверное вот ПОЧЕМУ.Все ружья "Ригби" - ручной работы.И срок их изготовления составляет полтора-два года.Компания "Ригби" является обладателем Королевского патента поставщика Её Величества Королевы.Цена двуствольного ружья с горизонтальным расположением стволов составляет не менее 22 тысяч фунтов стерлингов.Кто желает более подробно ознакомиться с техническими характеристиками,как гладкоствольных,так и нарезных ружей,штуцеров и карабинов фирмы "Ригби",может обратиться к замечательной,на мой взгляд,книге Е.Г.Копейко - "Охотничье и спортивное оружие мира.Великобритания."М.Вече.2007г.

    Добавлю.
    Цена в USD в дешевой оружейной стране США в зависимости от модели
    Дробовые ружья от 40000, от 47500
    Нарезные от 16500, от 33500, от 44500, от 85500
    В России умножай на 2.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑