В Курган на косулю

В пятницу вечером я оказался в Домодедово, где меня ожидал авиарейс в город Курган. В ноябрьской Москве было слякотно и тепло, а там, куда я направлялся, зима уже вступила в свои законные права. Поэтому из охотничьих вещей я взял только самые теплые, рассчитывая на сильный мороз, о чем впоследствии ни минуты не пожалел.

 

При посадке в старенький турбовинтовой АНТ я сдал пилотам кейс с ружьем. Предстоящая охота в незнакомом для меня регионе России, встреча с новыми людьми и охотниками плюс томик Бодлера позволили мне легко провести время до момента, когда из динамика мелодично пропел голос стюардессы: «Самолет совершил посадку в аэропорту города Курган. Температура за бортом минус 25 градусов. Всего вам доброго. Благодарю за внимание». Немногочисленные пассажиры потянулись к выходу из самолета.  

Спустившись вниз, у трапа, мне пришлось задержаться, чтобы получить свое оружие. Я оглянулся вокруг. Черное небо над головой. Яркие разноцветные огни небольшого аэродрома. Белоснежные сугробы. Ледяной пронизывающий ветер сразу пробрал меня до костей. Немеющие от холода пальцы с трудом согнулись на ручках оружейного кофра. Да, здесь уже во всю хозяйничала настоящая зима.  

В теплом, ярко освещенном здании аэровокзала меня встретил незнакомый мужчина:  

– Вы Глеб? Здравствуйте. Машина ждет. Сейчас определю вас в гостиницу. А полчетвертого утра заедем за вами с шефом и отбудем в охотугодья.  

– Далеко?  

–  Еще километров 160 на северо-восток. Места там замечательные. Много охоты. Вам понравится, – и, проводив меня после ужина до номера в отеле, отбыл восвояси.  

В начале четвертого ночи я бодро выскочил из-под одеяла. Несколько часов сна полностью восстановили мои силы. Глядя на разрисованное морозом окно, я, не раздумывая, извлек из сумки и натянул на себя теплые вещи. Когда в дверь постучали, я стоял в полной готовности к дальней поездке.  

По пустынным заиндевевшим улицам мы покинули город. Огни и жилые постройки как-то разом отступили и мы остались одни на ночном шоссе. Свет фар выхватывал из темноты горящие то рубиновым, то зеленоватым  цветом глаза ночных животных, перебегающих наш путь. Мне, знакомому с областными и подмосковными ночными дорогами, было непривычно ехать по абсолютно темной местности, где вдруг неожиданно появлялись несколько огоньков спящей деревни или поселка.

В нашей полосе, всегда ближе или дальше от шоссе, тусклым светом одинокой лампочки на покосившемся столбе у коровника, зернохранилища или водонапорной башни напоминают тебе, что ты не один, люди и жилье рядом, а тут, в Сибири, ты один на один с природой – невольно начинаешь проникаться величием просторов родной страны.  

Когда небесная чернота стала наливаться прозрачной синевой на востоке небосклона, мы прибыли на место. Меня представили охотоведу и местным егерям, с которыми мне предстояло сегодня и завтра охотиться. Очень гостеприимные и дружелюбные ребята. Их раскосые глаза и восточные имена говорили о принадлежности к местной народности.  Позже я узнал, что они яростные поклонники конины.

Каждый год покупают лошадей, чтобы осенью самостоятельно приготовить из них различные местные деликатесы.  А вечером, оставшись на ночь  у одного из них, я попал на местный праздник мяса. Не запомнил точного названия этого «сабантуя», когда собираются многочисленные родственники и массово заготавливают на зиму мясо гуся. Этот день сопровождается продолжительным и обильным общим застольем с разнообразными блюдами местной кухни, приготовленной из домашней птицы. Вкус некоторых блюд мне был не совсем понятен и, как я думаю, большинству жителей Центральной России тоже.  

Но я отвлекся… Утром мы определили наш маршрут на субботу и, пересев в видавший виды командирский УАЗ, выехали из села. Охотовед поведал мне, что Курганская область занимает одно из лидирующих мест в России по количеству сибирской косули. Поэтому охота в этих местах бывает очень добычлива.  

Что интересно в местной природе. Сплошного леса здесь нет. Он смешанный, больше представлен березами. Растут они небольшими рощами, по-местному «колками», в которых прячутся косули. А колки чередуются просторными кочковатыми полянами и луговинами. Задача загонщика – выгнать их на наш верный выстрел.  

Снега было немного, поэтому «уазик» легко преодолевал бездорожье. Объехав несколько рощ и разобрав следы, мы сделали первый загон. На ходу мы поочередно выпрыгнули из машины, заняв позицию для стрельбы.  Далее внедорожник удалился к краю поляны, чтобы обрезать и стронуть в нашу сторону стайку диких косуль.

Солнце к тому времени уже поднялось над горизонтом и радостно освещало покрытые инеем кустарники и деревья, которые переливчато искрились в ярких лучах.

 

Безоблачное небо ясным голубым шатром раскинулось над головой. С рассветом порывистый ветер усилился, от которого слезились глаза. Щеки, нос, уши покусывал сильный мороз. Ледяной ветер не позволял долго стоять на одном месте. Местные охотники попадали за деревья, чтобы хоть как-то смягчить порывы ветра и не так сильно мерзнуть. Что было делать? И я, нахохлившись, терпел, продолжая стоять на номере, осторожно осматривая округу из-под заиндевевших ресниц…  

Позади меня что-то мелькнуло. Я плавно повернул голову и краешком глаза захватил за спиной настороженную косулю, медленно перемещавшуюся  метрах в пятидесяти от меня. С разворота навскидку я выстрелил картечью. Косуля исчезла. Промах? Я заменил стреляную гильзу новым патроном и устремился вперед. На месте я осмотрелся, и тут  метрах в  двадцати увидел поверженную косулю. Крупная, размером с теленка коровы, она лежала на снегу без движения. Меня охватила непередаваемая радость охотника от удачного выстрела. На мой «Дошел!» подошли охотники, поздравили «с полем!»,  помогли вытащить ее к подъехавшему «уазику».

Водитель быстро развел костер, у которого мы принялись греться. На капоте разложили наши нехитрые припасы. Мы, изрядно проголодавшись, приступили к трапезе. Но не тут-то было. Все наши продукты за утро полностью промерзли и их можно было только грызть. Я очистил вареное яйцо и попытался разогреть его на костре. Когда от жара оно потемнело, я попробовал его укусить – зубы наткнулись на ледяной яичный желток. Вот так. Еды полно. Бутерброды, консервы, вареная курица, ветчина, хлеб, овощи. Все закаменело на морозе.

Сало… А вот сало стало только вкуснее. «На кровях» решили выпить по двадцать грамм, но водка, густая, как глицерин, сиропом стекала в «лафетник». Пришлось добавить в нее чая из термоса и только тогда мы решились поднять тост. Утолив терзаемый нас голод салом с ржаным хлебом, мы продолжили охоту. Объезжая очередной колок, я всмотрелся в густые сизые от мороза березовые заросли и не поверил своим глазам. Сквозь безлистные ветки на меня смотрели десятки настороженных темных глаз этих изящных животных…  

На следующий день погода резко изменилась. Колючий с ветром мороз уступил место безветренной оттепели. Температура осталась ниже нуля, но после такого «минуса» казалось, что на улице положительная температура. Появились бело-серые облака, через просветы которых проглядывало небо невиданного ранее цвета. Вы помните симиренку? Это молочно-зеленого цвета яблоки отечественного производства. Да-да, небо было именно такого цвета!..  

…А ранним утром понедельника я, счастливый, отдохнувший, полный новых трудовых и творческих сил проходил регистрацию на рейс «Курган – Москва». За два дня мы добыли семь косуль, из которых пять выпали на мою честь. К сожалению, все они были без рожек – к этому времени года они их сбросили.

 Несмотря на мои протесты, мои новые друзья аккуратно упаковали в дорогу одну из добытых косуль, так что перевес багажа облегчил мой бумажник на еще один авиабилет. Перелет прошел без затруднений, и уже через четыре часа в Домодедово меня встречал водитель, на груди которого в разрезе меховой куртки привлекала к себе яркая надпись: «Green Peace – Forever» («Гринпис – навсегда»)…

Глеб Крылов 5 декабря 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑