По следам глухого волка

В моей истории любительской охоты было всякое, но охотиться на волков пришлось только один раз. Это случилось, когда я жил в Пензе, уже имел несколько лет охотничьего стажа и вполне освоился в пензенском военно-охотничьем обществе.

Поведение волков основано на строгой иерархии. Вожак стаи — самый опытный и сильный волк — определяет статус остальных.

Поведение волков основано на строгой иерархии. Вожак стаи — самый опытный и сильный волк — определяет статус остальных.

Как-то в начале зимы мне позвонили из совета общества и предложили принять участие в охоте на волков, которую решили организовать после того, как на территории Шнаевского охотхозяйства обнаружили свежие волчьи следы.

Сборы были недолгими: положил в рюкзак буханку хлеба, пяток луковиц да пару банок мясных консервов, которыми меня регулярно снабжала из Москвы матушка (в Пензе в те хрущевские времена такие деликатесы были редкостью). Надел ватные брюки, теплый свитер, телогрейку и валенки, ружье на плечо — и в путь. Основное место сбора — центральная база Шнаевского охотхозяйства.

Когда приехал на вокзал, там уже собралась пензенская часть команды — три человека во главе с весьма пожилым, опытным охотником на волков. Вот только одна нога у него была деревянная, что, однако, не мешало ему ходить на лыжах, когда это требовалось, не хуже остальных.

В состав команды входил и хорошо известный в Пензе истребитель волков Пылков. Во время войны он служил в бомбардировочной авиации дальнего действия и оказался одним из немногих, кому удалось в начале войны три раза летать на Берлин и вернуться живым.

В последний, третий полет в него попало несколько пуль из крупнокалиберного пулемета, но врачи спасли ему жизнь. Был Пылков заядлым охотником и, вылечившись после ранения, организовал отстрел волков с самолета, который называли «кукурузником». А волки тогда в большом количестве расплодились в Пензенской области, и Пылков нанес им существенный урон.

На станции Шнаево нас встретил егерь с запряженной в сани лошадью и быстро довез до базы. Утром к нашей компании присоединились остальные три егеря хозяйства, и мы тронулись в путь. Ехали на двух санях, в которые сложили рюкзаки, ружья и несколько пар лыж. Когда дорога шла под гору или по ровному месту, присаживались в сани, в гору шли пешком. Снега в ту зиму было сравнительно немного, так что и лошадям и нам было нетрудно.

Ехали от деревни до деревни, высматривая следы на обочинах. В деревнях расспрашивали местных жителей, обследовали скотомогильники и, находя волчьи следы, продолжали путь, пока не наступала пора подумать о ночлеге. Ехали, конечно, не по следам, а по дорогам, но примерно в том же направлении, куда шли волки.

У меня сложилось впечатление, что они далеко от дорог не отходили и часто ими пользовались при своем передвижении. Интересовали их прежде всего скотомогильники, в которых они в достатке находили отходы колхозного животноводства, в основном павших поросят.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Расчет был на то, что, обнаружив свежий след, мы по нему выйдем на дневку волков, которую они обычно устраивают в густом ельнике. Дальше предполагалось офлажить это место и перестрелять серых разбойников. В санях мы везли несколько мотков красных флажков. Так, не спеша, ехали мы от деревни до деревни, часто видели волчьи следы, но не очень свежие.

Практически в каждой деревне у наших егерей жили родственники или хорошие знакомые, так что проблем с ночлегом не было. Обычно нам стелили на полу несколько старых овчинных тулупов, спать было тепло и удобно. Ночевке предшествовало застолье. Надо сказать, что ехали мы по местности, заселенной в основном мордвой — народом приветливым и гостеприимным.

В каждом доме, где мы останавливались, нам варили кастрюлю картошки и ставили на стол всякие соленья, чаще всего капусту и огурцы, но иногда и очень вкусные грибы. Водка же была казенная: старшему по команде снарядивший нас Совет охотников выделил на это дело энную сумму денег. Даже если магазин оказывался закрыт, то водка покупалась у продавщицы на дому.

С этим проблем не было. А однажды нас определили ночевать в местный клуб, где в тот вечер назначили танцы. Мы выступали в качестве зрителей — не танцевать же в валенках! Остались в памяти от этой поездки красивые названия гостеприимных деревень: Наскафтым, Русская Норка, Новый Мачим, Русский Камешкир...

Наконец как-то утром нам удалось обнаружить совсем свежий след крупного волка, уходивший от скотомогильника в сторону леса. Встав на лыжи и взяв ружья, мы, полные надежд на долгожданную удачу, пошли по этому следу.

Он повел нас сначала по широкому прогалу между кустами, а затем по просеке. Было тихо и очень красиво: выпавший накануне снег принарядил кусты и деревья. Выйдя на небольшую поляну, мы аж вздрогнули от неожиданности: в нескольких метрах от нас снег стал буквально взрываться от вылетавших из лунок тетеревов. А вскоре нас ожидало новое открытие. Лес кончился, дальше было огромное поле. Волчий след выходил на него.

И вот даже невооруженным глазом можно было заметить сидящего посреди поля волка. У нас был бинокль, и мы смогли как следует рассмотреть его. Волк был большой и почему-то не лежал, а сидел. Половина нашей команды попыталась лесом зайти на противоположную сторону поля, но волк быстро
разгадал наш маневр, нехотя поднялся и потрусил дальше. Только мы его и видели.

Стало ясно, что с таким умным хищником, который устраивает дневку не в лесном массиве, как положено волкам, а посреди поля, нам не совладать. Преследовать его дальше не имело смысла. К тому же и намеченное на эту экспедицию время подходило к концу. Посмотрели на волка — и ладно. Многие ли могут похвастаться тем, что видели серого в его родной стихии?

А недавно в обширном повествовании Н.А. Зворыкина «Охота на волков с флагами» я прочитал, что устраивать дневки посреди поля характерно для волка, потерявшего слух. Так что, скорее всего, тот волк был глухим.

Обратная дорога заняла меньше времени, хотя и пришлось заезжать на скотомогильники, где туши павших поросят начинили ампулами с ядом. Увы, волки там больше не появлялись, а безнадзорно ампулы оставлять было нельзя.

Владислав Окунь 18 февраля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -4
    Антон Кириако-Гуттиеррес офлайн
    #1  18 февраля 2013 в 23:08

    ))) А,что нормальная охота! Водка казенная, харчи местные! Надо было волчаре еще и слепым быть и желательно хромым. Короче прокатились по деревням, даже на танцы сходили! )))))

    Ответить
  • -6
    Антон Кириако-Гуттиеррес офлайн
    #2  18 февраля 2013 в 23:10

    Я кстати тут недавно на рыбалку ездил на белую акулу! Не клевала зараза - то-ли мотыль не свежий был, то-ли перевелись они в Пирогово...

    Ответить
  • 2
    Сергей Иванов офлайн
    #3  19 февраля 2013 в 09:21
    Антон Кириако-Гуттиеррес
    ))) А,что нормальная охота! Водка казенная, харчи местные! Надо было волчаре еще и слепым быть и желательно хромым. Короче прокатились по деревням, даже на танцы сходили! )))))

    Зелен значит виноград?

    Ответить
  • -1
    Тамара Савельева офлайн
    #4  19 февраля 2013 в 15:49

    Подскажите когда был этот случай.

    Ответить
  • 8
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #5  19 февраля 2013 в 19:27
    Тамара Савельева
    Подскажите когда был этот случай.

    Похоже во второй половине 50х.Автор уже ушел из этой жизни.Хорошо знаю,то в начале войны он был курсантом военного училища.
    Лет 10, а то и более борьба с волком несчетно расплодившимся во время войны была важной государственной задачей.Я немного помню отзвуки этой борьбы, еще довелось и слышать жуткий вой волков. Совершенно не удивительно, что сельчане сердечно принимали охотников.
    Сам по себе рассказ мало интересен.Но и охота удачной бывает не всегда. Тем более, что оснащения всего то лошадка, да собственные ноги. Мне очень неприятен первый комментарий.
    Люди того времени были куда добрее. Делились чем могли, тем же чугуном картошки и какими ни есть соленьями. Европейская часть России жила в эти годы крайне бедно. Не обратил первый комментатор, а скорее и не способен по скудости ума, что занимался такой серьезной охотой человек без ноги. Летавший с острова Эзель на Балтике бомбить Берлин в начале войны.Помню я таких либо одноногих либо одноруких охотников, а ведь охотились люди. Рассказ интересен именно в этом аспекте.

    Ответить
  • 10
    Сергей Сорокин офлайн
    #6  19 февраля 2013 в 19:53
    Aleks Jarkovoj
    Похоже во второй половине 50х.Автор уже ушел из этой жизни.Хорошо знаю,то в начале войны он был курсантом военного училища.
    Лет 10, а то и более борьба с волком несчетно расплодившимся во время войны была важной государственной задачей.Я немного помню отзвуки этой борьбы, еще довелось и слышать жуткий вой волков. Совершенно не удивительно, что сельчане сердечно принимали охотников.
    Сам по себе рассказ мало интересен.Но и охота удачной бывает не всегда. Тем более, что оснащения всего то лошадка, да собственные ноги. Мне очень неприятен первый комментарий.
    Люди того времени были куда добрее. Делились чем могли, тем же чугуном картошки и какими ни есть соленьями. Европейская часть России жила в эти годы крайне бедно. Не обратил первый комментатор, а скорее и не способен по скудости ума, что занимался такой серьезной охотой человек без ноги. Летавший с острова Эзель на Балтике бомбить Берлин в начале войны.Помню я таких либо одноногих либо одноруких охотников, а ведь охотились люди. Рассказ интересен именно в этом аспекте.

    Первый комментатор видимо из Йошкар-Олы, что с него взять. У меня отец (1919-1995) с весны 44-го года и многие годы потом охотился без левой руки (потерял на фронте, выше локтя). И без одной ноги рядом жил охотник, тоже фронтовик. А сколько их было? Война.

    Ответить
  • 0
    Константин Краёв офлайн
    #7  20 февраля 2013 в 00:07

    В настоящее время не только волка увидишь, а скоро и зайца будем смотреть на картинках.
    А вот в с 70- 80 годы со мной был случай было это летом , поехал я в лес на мотоцыкле,
    остановился повернул голову на движение слева, а он стоит и смотрит на меня, но это было мгновение
    проворно повернулся и кусты.
    А вот то что написано это хорошо занимались охотой,и жить хотелось и им позавидуешь сколько было дичи, а то, что про казенные харчи это раз в жизни им улыбнулось в то время это было жестоко.
    И в настоящее время есть молодой без руки,а как охотится здоровые позавидуют

    Ответить
  • 5
    Антон Кириако-Гуттиеррес офлайн
    #8  21 февраля 2013 в 23:23
    Aleks Jarkovoj
    Похоже во второй половине 50х.Автор уже ушел из этой жизни.Хорошо знаю,то в начале войны он был курсантом военного училища.
    Лет 10, а то и более борьба с волком несчетно расплодившимся во время войны была важной государственной задачей.Я немного помню отзвуки этой борьбы, еще довелось и слышать жуткий вой волков. Совершенно не удивительно, что сельчане сердечно принимали охотников.
    Сам по себе рассказ мало интересен.Но и охота удачной бывает не всегда. Тем более, что оснащения всего то лошадка, да собственные ноги. Мне очень неприятен первый комментарий.
    Люди того времени были куда добрее. Делились чем могли, тем же чугуном картошки и какими ни есть соленьями. Европейская часть России жила в эти годы крайне бедно. Не обратил первый комментатор, а скорее и не способен по скудости ума, что занимался такой серьезной охотой человек без ноги. Летавший с острова Эзель на Балтике бомбить Берлин в начале войны.Помню я таких либо одноногих либо одноруких охотников, а ведь охотились люди. Рассказ интересен именно в этом аспекте.

    Мой дед, по дороге жизни хлеб в блокадный Ленинград возил и ногу потерял когда перед ним авиабомба разорвалась. И охотником я стал только благодаря ему. Уважения к ветеранам мне не занимать. Ваше резюме по поводу неприятия моего комментария принимаю к сведению, вот только писал я его не для того чтобы сделать Вам приятно - таким образом я выразил общее впечатление от прочитанного. Заметьте я никого не унизил своим комментарием. Ну а по поводу Вашего заявления о скудости ума... Ну что сказать... Буду считать что Вы ошиблись, но только в этот раз. Больше так не говорите не смотря человеку в глаза - в интернете так делают прыщавые подростки, а Вы судя по всему зрелый мужчина занимающийся мужским занятием - охотой.
    P.S. Мой дед до конца своих дней был весельчаком и душой компании и умел посмеятся над собой. На его кителе места свободного нет от орденов и медалей. Думаю он в этот рассказ еще и матерку бы вставил и мы бы вместе посмеялись.
    Если кто понял не так...

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑