Глухариные зори

Глухари токуют в глухомани, в зарослях скрываются, в тумане, глухари тоску и радость прячут, от любви поют и даже плачут.

 

 

А я, а я, любовь свою,
К родной земле не утаю
Во мне звучит, зорёй горя-
Песнь глухаря,
А я, у краешка зори,
Стою, влюблённый, сын земли,
Что ж, пойте, пойте глухари,
Певцы зори.

Не моя забава и забота,
На зоре, на глухарей охота,
Загубить возможно ль чудо это?
Песню глухаря в часы рассвета…

Глухари токуют в глухомани,
Пусть тебя надежда не обманет,
Пусть любовь твоя, как песня эта
В мир летит полна добра и света.

Что ж, пойте, пойте глухари,
Певцы зори.


Вступление.

Охота – это отрава, яд попавший в организм человека. И если уж ты подсел на это дело, то вряд ли удастся соскочить.

Бывает, конечно, что человек черствеет, но тогда - это уже не человек, а машина.

Никакие заговоры и кодирования здесь не помогают. Ты живёшь весь во власти этого огромного спрута, который оплёл тебя с головы до ног своими щупальцами и периодически впрыскивает в твоё тело порции яда. Особенно сильно эта отрава действует по весне.

Ты уже инстинктивно чувствуешь приближение этого состояния. И вот, с первыми признаками весны, через щупльца спрута, в наши тела начинает медленно поступать сладкий яд…

Это чудесное, волшебное состояние!

Наркоманы и алкоголики, со своими ломками и похмельем – это детский сад. Они никогда не испытывали тех чувств, которые испытывает настоящий охотник при приближении ВЕСНЫ.

Если щупальца осьминога расползлись широко и поразили все нервные окончания и органы охотника, то не знать ему уже никогда покоя, ни летом, ни осенью, ни зимой, про весну лучше и не вспоминать…

Иногда бывает, так разбередит, что долго не отпускает, но иногда, яд перестаёт поступать и ранки, вроде затягиваются…

Проходит немного времени и вдруг с новой силой в ещё не зажившую рану, проклятый головоног, начинает качать яд, тут уже нет сил терпеть.

Так получилось и у меня этой весной. Ещё задолго до первой оттепели, которая пришла так же внезапно этой зимой, как и первые снегопады, засыпавшие землю метровым слоем снега, я почувствовал, что обязательно хочу встретить зорю на глухарином току, оглушённый щёлканьем краснобровых, не пуганых петухов.

А где их найти? Не пуганых….

«К Полярной звезде. На Север.»

Да, именно эти слова я сказал себе ровно год назад, глядя в звёздное небо, лёжа в спальнике, посреди болота, в затянувшемся ожидании тетеревиной песни. На болоте, которое навещал каждый сезон, и которое постоянно дарило мне не забываемые охотничьи переживания.

Да, как это ни печально, но приходится менять любимые, ставшие родными (не побоюсь этого слова) места, на более отдалённые и пока, менее посещаемые людьми.

Старые места все хожены, перехожены и хочется чего-то нового, не изведанного.

Тем более, что идти на ток, с перспективой услышать двух, трёх зашуганных петухов, (а может и не услышать) не внушало оптимизма.

И что делать?

Конечно, в первую очередь, изучить карту мест куда собрался.

Раньше, помню, копировал старые карты, километровки из лесничества, с обозначением кварталов. И эток клочок бумаги, тогда, был дороже золота.

Теперь всё проще. Есть интернет и есть снимки со спутника.

С этим сокровищем, всё становится доступно и даже не вспотеешь.

Можете смеяться, но уже два глухариных тока «нашёл», без поисков чертежей, без ходьбы по весенним болотам, а просто посмотрев на космоснимки и ткнув пальцем в карту (и мои предположения подтвердились).

Ещё хочу сказать одну крамольную мысль. Мысль заключается в том, что все рассказы о недоступности, сказочности и таинственности глухариных токов — это всё сказки. Если в лесу встречаются глухари, то они тут же и размножаются и найти ток — это не проблема.

Основная проблема сейчас в том, что мы не хотим ходить. Да, да, ходить ногами, по лесу. А ведь основные эмоции и впечатления можно получить, только пройдя по лесным просекам и дорогам, с рюкзаком за спиной. А не устраивать оффроуд, перемешивая в кашу и так плохие дороги.

Итак, уважаемые друзья, я зову Вас с собой на прогулку по весеннему лесу. Основной тег прогулки — Глухарь.

 



 


День первый.


Добраться до заветных мест нам помог лучший автомобиль советского автопрома - «Нива». Дальнейший путь идём ногами, накинув рюкзаки на плечи.

Идём вдвоём.

Я с фоторужьём, мой товарищ с двустволкой.

Первая «дичь», которую встречают охотники в весеннем лесу — это лягушки.

Эти земноводные заняли все существующие лужи, канавы, вообще все места, где есть вода. И там творится такое...

Свернувшись в огромные клубки, эти хладнокровные твари, с кровью, разгорячённой от весны, мнут и тискают друг друга в безумной, групповой, весенней оргии. Не возможно даже разобраться, где там у них лапы, где что. Есть только сплошная шевелящаяся масса тел, слитых воедино для продолжения жизни. Слышно только монотонное оргазмирование множества существ.

-Квак-ккк хор-рррош-шшшо-о-о-о!!!

-К-весна-а-а-а!!!

Дорога до тока весной — это всегда радость. Тем более, когда шагаешь по высохшим просекам, не разбитым колёсами техники.

Иногда попадаются болотца, тут приходится почавкать сапогами по мху.

 

На лбу появляется испарина, кожу на лице начинает пощипывать от пота и палящего нещадно весеннего солнца.

Но вот впереди еловый бугорок, дотянем до него, там и отдохнём.


 


Периодически путь пересекают переполненные водой ручьи и речушки.

 



 

Вода красивого чайного цвета просвеченная лучами солнца, волшебно блестит, журчит и тянет к себе разгорячённого путника.
На ходу, наклонившись черпаешь этот бодрящий настой, омываешь лицо, шею и как заново родился, усталость рукой снимает. Маленькие костыли (щурята) греются на солнце.
Люблю гулять по лесу весной.

 

Конечно же где вода, там и бобры. Аккуратненько выкладывают белые, начисто окорённые, сочные веточки по кормовым столикам. Гурманы.

 

А вот здесь осенью, в гон, быковал бык.

 

Глядя на кучки медвежьего помёта, так и хочется сказать: «Тщательнее пережёвывать пищу надо, дядя Миша. Тщательнее».

 

До тока остаётся, примерно километр и вот на границе мелкого березнячка и глухого ельника, с земли, среди густого сплетения еловых лап, спугиваем глухаря. Птица начинает лупить мощными крыльями по веткам, пытаясь выбраться на чистое место, а мы стоим и с наслаждением слушаем эту сладкую музыку, музыку, которую понимают и ценят только охотники. Глухарь долго грохотал в ельнике, но так и не удалось его перевидеть. Вдали затих звук этой огромной летательной машины. А мы стоим, жмурясь от солнца, улыбаясь и с уверенностью, что ток будет, обязательно будет.
Нашли старую ночёвку ягодников, а может и охотников, на краю ельника у болота. Натянули кусок плёнки над лежанкой. Обустроили лагерь.
Во второй половине дня пошёл дождь, резко похолодало. Постепенно дождь сменился градом, который барабанил по крыше, а мы, вытянув ноги и широко развалившись на душистых еловых лапах, грелись у костра, чревоугодничали и готовили силы для вечернего подслуха и последующей утренней зори.

Весенняя погода изменчива, осыпав нас градом, решила попробовать ещё на прочность снежком.

Ну что же, контрасты — это хорошо. Только вот для хорошего глухариного тока — это совсем не хорошо.

Но мы не унывали, зная что ток богатый, можно было предполагать, что в любую погоду удача будет.

А вот для фотоохотника шансы на удачу таяли, вместе с рассыпанной по лесу снежной крупой. Ведь чтобы заснять это таинство нужна хорошая освещённость, а в дождь и снег, да ещё и в утренних сумерках, взять петуха можно, разве что из ружья (да и то, если повезёт).

В 18-00 идём на подслух. Вышли пораньше, чтобы немножко пробежаться по сосняку и осмотреться.

 

Место великолепное. Глухариного помёта много и даже очень много.

 

В груди всё вскипает от предвкушения удачи и близости дичи.

Мой вооружённый товарищ уходит в сторону, краем леса.

Я остаюсь у большого валуна, засыпанного глухариным помётом. Однозначно петухи используют его как арену для своих брачных танцев. Решаю остаться именно здесь, в надежде, что именно сегодня один из певцов прилетит на этот пьедестал и будет исполнять здесь свой концерт. Условия для съёмки, ну очень заманчивые.

Маскируюсь у соседнего валуна, срубив несколько ёлочек, и замираю в ожидании, нацелив на камень своё «фотооружие».

 

Погода немного наладилась, но очень холодно и ветер не утихает. Короче, шансы на успех - хлипкие, но уверенность в удаче крепче.

19-00. На болоте запели тетерева.

Сижу наслаждаюсь вечерним пением птиц. Золотое солнце просвечивает сквозь редкий сосняк.

20-00. Я аж подпрыгнул от громкого, наглого крэканья, затем несколько чётких щелчков. Примерно в 200-х метрах, даже без звука подлёта. Сидел там что ли?

Ну началось! Поздравляю! С почином, Глеб Георгич!

Теперь ждём дальнейшего развития событий.

А оно не заставило долго ждать. Буквально в течении двадцати минут слышу шесть подлётов. Петухи рассаживаются и сразу начинают активно крэкать и изредка пощёлкивать. С шумом ворочаются на соснах. В их голосе чувствуется явное недовольство. Чем? Мне кажется погодой.

«Ничего, ничего, потерпите, парни, скоро наладится. Вы только подлетите поближе, вот на этот камушОк. Я уж Вам тут местечко застолбил, сфотографирую бесплатно, у меня ещё и видеокамера есть. Потом кино Вам покажу. Только побыстрее, а то совсем стемнеет. Ну пожалуйста!!!»

Петухи иногда перелетают и можно видеть, что они кормятся, но все далеко, даже не на выстреле.

Смеркалось...

 

Ни один глухарь не внял моим мольбам.

Время 21,50. Вот уже и первый вальдшнеп протянул. Не смотря на ветер и холод очень плавно и с классическим хорканьем.

Постепенно сосняк затихает. Всё реже слышен хриплый прокуренный мужской кашель с макушек сосен. Глухари удобно устроились и засыпают нахохлившись, полураскрыв клюв и прикрыв веки.

Не могу объяснить словами, но над током нависла какая-то тревожная атмосфера, как будто птицы ждут чего-то, что их тревожит.

23-00. Тихонько отступаю к лесу, на ночёвку.

Через несколько минут слышу шаги. Мой напарник, Алексей, описывает абсолютно такую же картину. Глухари есть. Много. Но все крэкают. Ни один не распелся.

Ничего, утро вечера мудренее. Будем подождать.

Залезаем в спальники и дремлем.

Конечно, это не сон, а лёгкая отключка, для восстановления сил.

Чувства не спят и отмечают любые изменения в окружающей среде.

День второй.

01-00 ветер ещё больше усилился.

Где-то около 02-00 пошёл снег.

Подъём в 3-00.

От костерка из мелких сухих веточек быстро вскипает вода в чайнике и вот уже мы с наслаждением греемся чайком крепко обхватив руками кружки.

04-00 я уже у своего валуна.

Лёха, уходит в сторону.

Ветер. Снег. Тишина. Холод.

Здесь у нас туманы и дожди,
Здесь у нас холодные рассветы,
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты...


(Слова песни «Надежда»)



Где-то 04-30 услышал первые шевеления в кронах сосен. Потом опять начались редкое крэканье, одиночные щелчки и так до рассвета.

Было несколько перелётов, но песни так и не услышал.

Как минимум, вокруг сидело штук восемь птиц.

Тетерева пели, вальдшнеп летел.

Решаю сидеть, в надежде, что с рассветом петухи опустятся на землю и если мне повезёт, подлетят «на выстрел».

Ходить по току и спарывать молчащих петухов, в данной ситуации, не имело смысла.

Конечно с ружьём, взять глухаря, наверное было бы возможно, но мне нужно было другое...

Я немного скис.

В 05-30 — выстрел.

Как говорил один мой знакомый: «Если с 4-00 до 6-00 в моей стороне будет одиночный выстрел, значит я взял глухаря.»

«С полем!» - произнёс я мысленно.

Но себя так и не смог поздравить в это утро. Погода всё испортила.
На ночёвке, Лёха, тоже посетовал на погоду. С его слов он тоже долго ждал, что распоются, а потом уже пошёл и согнав двух крэкающих, всё же услышал песню. Но подойти так и не смог. Петух пел очень плохо. А стрельнул, случайно подсевшего на выстрел, петуха.

 



 



 



 



 

Теперь, немного поспать.
И идём изучать окрестности.


 



 

Немного на тему «Токового помёта».
В току было много вот такого:

 

Честно говоря первый раз вижу такой помёт. И по размеру и по виду. В основном попадались единичные колбаски на мху. Я предполагаю, что это во время пеших прогулок глухарь их раскидывал. Но иногда встречались и маленькие кучки, как на фото. Наверное - это какой-то мега-глухарь :-)

На чудной речке взяли селезня, ну думаем, вкуснятину себе наварим...

Ан нет, при разделке аппетит сразу пропал.

 



Саркоспоридиоз!.

Тушку сожгли. Пепел развеяли по ветру, который стал стихать к вечеру.

Ещё нашли вот такой «трофей».

И сюда, в глушь, залетают следы цивилизации.

 

Вот так выглядела моя засидка. Ещё, как видите, использовал, ноу-хау. Патентую изобретение за собой. :-)

 



Это профиль, для приманивания глухаря. А вдруг сработает...

(правда, за эти дни не сработало).

Потеплело и опять внутри всё заклокотало от предвкушения удачи.

Вечером опять идём на подслух.

Вечер чудный. Светит солнце. Тетерева гудят. Ветер стих.

В 20-00 опять начались подлёты.

Как только петух садится, обязательно крякнет разок, щёлкнет пару раз и тишина.

Где-то в 21-40, с первыми вальдшнепами, почти одновременно петухи стали активно петь. С моего места хорошо слышно пять штук. Ещё вдалеке слышны звуки перелётов, там тоже густо. Какой шикарный ток!!!

Можно было смело подходить, но я опять ждал того мега-петуха, который обгадил камень...

Не дождался.

Лезть в квартал не стал, боясь испортить утреннюю зорю, хотя, с таким количеством птиц, этого, пожалуй, можно было не пугаться.

Стемнело. Сосняк затих, смолкли певчие птахи. И только со всех сторон, из темноты, в мои уши текли долгожданные, звуки.

Как будто маленькие червячки сидели в соснах и точили, точили, точили без перемолчек. Каждого глухаря, словно игрушечную птичку завели ключиком и он методично чирикал и казалось ничто его не остановит. Я долго ждал, когда же кончится завод у этих зверьков, но так и не дождавшись, в 23-30 отступил под полог леса. Оставив сосновый бор, наполненный магическим точением и щёлканьем глухарей.

Что же будет утром? Я даже боялся представить...

Ночь ясная, светит луна.

 

Развёл костёр, жду Алексея.

 


01-20 из темноты без хруста, без фонарика, как призрак, появляется мой напарник. Лицо довольное. Весь светится от счастья.

- Слышал?! Видел?! У меня в час ночи только замолчали, я и пошёл к костру. Орут, как оглашенные. На слуху семь штук.

 

День третий.

Мы залезли в спальники, спать оставалось совсем немного времени, но надо отдохнуть.

Сквозь сон в тишине ночи несколко раз слышал, как где-то в току ухает филин.

Тогда я не придал этому значения, но когда выйдя на ток, ни в 5-00, ни в 5-30 не услышал долгожданной песни, только редкие щелчки, то начал уже искать причины и естественно вспомнил филина. На кого, как не на него свалить молчание такого мощного тока. Погода идеальная, тепло. Вокруг звенящая тишина.
На болоте гудят тетерева.

Чувство досады начинает брать верх над моей уверенностью в успехе. Уже светло, на третью ночь оставаться нет возможности. Со стороны Алексея, тоже тишина.

Глухари есть, иногда пощёлкивают, иногда начинают петь. Но не более двух песен к ряду. К одному с досады даже начал подходить, но быстро его спорол.

Всё, прятаться уже нет смысла, надо действовать. Начинаю короткими перебежками обходить сосняк. Естественно начинаются подъёмы глухарей, которых слышал с вечера. Сидят, но не поют.

5-40. Выстрел.

«С полем!»

А я согнал уже четырёх петухов. При свете и когда во всю свистят птицы, шансов подойти практически не остаётся.

Но вот наконец различаю робкие попытки, петуха, запеть, чередующиеся с крэканьем. Подряд две, три песни и опять крэканье. Да что же такое. Слышу перелёт, затем ещё один, ещё. Решаю держаться этого петуха, хотя где-то вдали слышен грохот крыльев, глухари дерутся.

И вот постепенно, постепенно, как будто подливая масла в огонь, со всех сторон начинает звучать всё учащающееся щёлканье, порой переходящее в точение. Словно раскручивается какая-то огромная машина. Но как же всё долго и мучительно.

Ближний петух тоже ускоряется. Крэканья уже не слышно, но и точит редко.

Моё внутреннее напряжение не выдерживает такого темпа. Лишь иногда решаюсь сделать пару шагов, о третьем даже не думаю, боясь подшуметь. Явно, что петух крайне осторожен и много слушает.

А хочется уже скакать, скакать, под песню.

Ну давай же, давай!!! Ну, ну, ну....

А он вторит мне: «Тэк! Тэк! Тэк!».

Нет, это никогда не кончится...

Время уже 6-20

Я иду как бы по коридору из редкого, низкого соснячка, впереди в куртине корявых сосен, сидит петух, а по бокам с более высоких сосен тоже доносятся звуки песен, но ни один глухарь не поёт по-человечески.

Все просто издеваются надо мной.

Теперь уже я начал ощущать себя, как на строгом экзамене. Как будто меня выпустили на арену, посадили передо мной цель, а строгие судьи забрались повыше на сосны и чётко отслеживают все мои движения. Отмечая зычными щелчками а порой и крэканьем все ошибки и помарки.

Это была публичная пытка. С извращениями. А я даже не мог кричать, хотя мучительный стон готов был вырваться из груди, каждую секунду.

Мне даже, казалось, что мой петух тоже знает о моём присутствии, но публично издевается надо мной.

Надо было двигаться к нему, давно уже быть рядом, солнце уже светит во всю, а я стою как приклееный и не могу сдвинуться с места, не имею права. Избыток адреналина стекает в сапоги, кровь бешенно мчится по венам, чтобы хоть как-то сбалансировать окружающую атмосферу заторможенности и застоя.

И вдруг....

После нескольких одиночных щелчков, моя цель срывается и летит от меня, с треском ломая ветки.

Такой подлости я не ожидал.

Внутри всё просто взорвалось. Как мучительно больно! Готов головой переломить пополам эти сосны.

Но глухарь, перелетев метров сто пятьдесят, садится и сразу начинает петь. Но уже без издёвк, а как надо, по-человечески. Уверенно льёт песню за песней.

Похоже первый уровень в этой игре я прошёл. Из груди вырывается вздох облегчения.

Теперь уже, как по нотам.

«Ты-дык! Ты-дык! Ты-дык!...

Ты-дык! Ты-дык!

Кичивря-кичивря-кичивря-кичивря!!».

Как будто прорвало не видимую плотину, через котрорую до этого лишь по капле капала вода, а теперь от избытка давления, вода хлынула на этот благословенный уголок леса. И вот уже со всех сторон полилось уверенное щёлканье и скирканье множества глухарей. Висящее, до этого в воздухе, напряжение спало и весь сосняк защёлкал и заточил.

На часах 6-45.

-

Забегая вперёд, скажу, что Алексей, в это время, уже залезал в спальник, повесив на ёлку свой второй трофей. У него тоже не пели толком, но к одному, с горем пополам всё же удалось подойти

-

Все глухари запели почти одновременно, без перемолчек, без этого мерзкого крэканья, от которого меня уже бросало в дрожь.

Я почувствовал, что вот он, апогей. То чего я так ждал и в чём был абсолютно уверен, произошло. Я был готов скакать и кружиться вокруг сосен, исполняя безумный танец весны.

- Ладно, ладно, остынь, спрячь эмоции подальше, тебе ещё надо подойти к петуху по свету. А этого у меня ещё ни разу не получалось. Хотя нет один раз было, но тогда, давно, удалось только сделать удачный выстрел, а удачного кадра тогда, точно бы не получилось.

Уверенно слышу шесть штук. Но главный канал связи у меня, конечно настроен на моего петуха, он самый ближний.

Расстояние между нами стало быстро и уверенно сокращаться.. Обычно в такой ситуации окружающие певцы замолкают, т. к. охотник идёт в противофазе с их песнями, но в данном случае на мои чавкающие шаги никто не обращал внимания и ни один не замолк.

Главным моментом в охоте является первым обнаружить дичь, так и здесь. Но мне повезло, петух сам перепорхнул на соседнюю сосну, тем обнаружил себя и канал моей связи с ним стал ещё уверенней. Тоненькая ниточка, соединяющая нас, превратилась в надёжный канат и я пополз по нему, с каждым прыжком приближаясь всё ближе и ближе к заветному призу.

Теперь я уже мог контролировать изменение его настроения направление взора.
А смотрел он в мою сторону.

Что же делать? Как к нему подходить? Как? Впереди редкий сосняк.

Петух опять перелетает метров на сто.

-Э! Стой! Я что так и буду за тобой бегать?

Там место для подхода ещё хуже, совсем чисто.

Радует, что он потерял осторожность и завёлся на всю катушку.


Фотосессия на току. (долго и нудно).

Опять приближаюсь к нему на критическое расстояние и пробую сделать первый кадр.

Из ружья, пожалуй, уже стрельнул бы, не стал рисковать.

Время 07-10.

Надо сказать, что попробовал заходить со стороны солнца, чтобы объект съёмки был лучше освещён, я ведь теперь — фотоохотник, приходится думать ещё и об этом, вроде получилось.

Посмотрев кадр, понимаю, что далёк от идеала.

 



Надо менять позицию.

Отслеживая положение петуха, под песню, перепрыгиваю за ствол соседней сосны, прикрываюсь ей как щитом. Другой тактики здесь не выбрать, так и буду действовать дальше. Выглядываю из-за ствола...

С этой позиции видимость ещё хуже.

Высматриваю, за какой же ствол ещё можно перескочить...

На удивление, пока всё удаётся, хотя с каждым прыжком петух стал обрывать песню и тщательно всматриваться в мою сторону. Но постояв неподвижно за стволами, дождавшись очередного точения, опять перескакиваю и вот, уже более сносная позиция, чтобы сделать кадр.

Долго? Нудно? Да?

Ну Вы уж простите меня, уважаемые читатели. Я и сам уже устал.

Не буду Вам рассказывать, как снимать в лесу мелкий объект, на большом расстоянии, когда малейший сучок сразу же настраивает на себя фокус, а за желаемый объект так и не зацепиься.

 



Короче, пришлось ещё помучаться, чтобы хоть как-то поймать в фокус моего красавца.

А ведь он и вправду хорош. Посмотрите.

 



Постепенно я понимаю, что петух меня однозначно видит и контролирует мои перемещения, это видно и по его прерывающейся песне, и по поведению.

С каждой секундой я уже готов распрощаться со своим главным актёром.

- Тыcяча чертей!!!

Сейчас матом буду ругаться. А про камеру- то я совсем забыл. Срочно, нужно снимать.

В общем, далее пошла обычная, рутинная работа. Кто снимал глухаря на току, тот знает.

Перебежка, несколько выстрелов фотиком...

Поснимать камерой...

Глухарь немного переместился, опять не в фокусе или за веткой.

Заново переползать.

Щёлк!Щёлк!

Вот, уже лучше.

 



Но стремление к идеалу, оно бесконечно. А впереди такая толстая сосенка, за которой можно хорошо спрятаться. Но, до неё четыре приличных шага.

Приготовившись, сжавшись в пружину и подав вперёд всё тело, стремительно, под песню, делаю эти четыре шага.

С завершением точения, уже удобно сижу за стволом коренастой сосны.

Глухарь замолк. Я знаю, что он меня видел, но боюсь высунуться из за ствола.

-Тэк! Тэк! Тэк!

Потихоньку высовываю обьектив цифровика и максимально приблизив ловлю в объектив мою цель.

-Мама дорогая!!!

На меня из мониторчика 2,5 дюйма пристально смотрит глухарь с полураскрытым клювом, с гордо поднятой головой, взъерошенной бородой. Мощный орлиный клюв начинает щелкать...

И вот опять полилась песня.

От этого взгляда меня будто контузило. Прижимаюсь виском к стволу сосны, оглядываюсь назад. Вокруг чистый открытый сосняк.

-Как я сюда подошёл? Это не реально! Петух должен был давно улететь?

Если бы мне сказали, что такое возможно, я бы ни за что не поверил. Но я сидел в нескольких метрах от поющего глухаря.

Да! И это факт.
Тело колбасит, как много лет назад, когда я вытаскивал на удочку своего самого крупного леща на 3,8 кг. Тогда дед, захватил его за жабры, втащил в лодку и мы сидели друг напротив друга, между нами в лодке мощно лупил хвостом этот гигант, а нас колотило крупной дрожью, наверное - это и есть выплеск адреналина.

Медленно выглядываю из за сосны и уже напрямую смотрю на петуха, он опять замолкает, боком косится на меня, по куриному крутит головой и пытается понять, что же здесь творится.

Успокоившись опять начинает петь.

Всё, теперь будет основная фотосессия.

Прикрываясь стволом дерева, настраиваю фотик, камеру и под песню резким движением загоняю в мох палку со штативом.

Он опять замолчал. Выглядываю одним глазом, он также косится на меня...

Запел.

На камере от холода и сырости заморгал значок зарядки аккумулятора!

Вот ещё новости. Меняю аккумулятор.

Фотик на штатив и начинаю «стрелять». Одиночными, и очередями, и навскидку, и влёт (нет влёт, слава богу не снимал, бог миловал). Сидит, родимый и даёт делать с собой всё что угодно.

Иногда, ставя снимки на просмотр, я просто не верил в свою удачу.

НЕ ВЕРЮ!!!

Но эмоции будут уже потом. Сейчас нужно снимать, снимать.

 

 



 



 



Камерой с рук получается плоховато, надо бы поменять местами с фотиком. Петух позволяет мне и такую наглось.

Снимаю.

-Вот сучок один, гад. Всё дело мне портит, надо перемещаться. А двигаться некуда. Прикрытий уже нет в округе.

Лучшее — враг хорошего.

Решаю обнаглеть и просто вылезти из за сосны на открытую полянку.

Сделав на прощание ещё несколько кадров, скорее всего последних, помолясь, под песню, медленно начинаю перетекать на открытое место. Именно перетекать, не делая резких движений и замирая в те моменты, когда петух прерывает песню, изумлённо разглядывая эдакое чудище лесное, которое шевелится там внизу.

Видок у меня был конечно презентабельный, обвешаный всякими побрякушками в маске, со штативом, пожалуй вогнал бы в ужас, случайного встречного, но чужие здесь не ходят.


Вот я уже просочился на ту поззицию с которой нас уже ничто не разделяет, только метров 25 открытого пространства.

«Я пришёл к тебе с миром!» - прошептал я про себя и нагло вогнал палку со штативом в мох..

Глухарь даже не замолчал.

Всё, теперь я уже чувствовал свою полную безнаказанность и начал, меняя фотик с камерой снимать уже в идеальных условиях.

Эх! Вот сейчас, конечно, в руки просится зеркалка с хорошим объективом.

Батарейки периодически кричали: «Хэлп ми! Согрей нас!».

Приходилось на глазах у узумлённого петуха производить замену аккумуляторов, а замёрзжшие засовывать за пазуху.

Но он мне и это прощал.

Вдруг классическая токовая поза сменилась. Петуха, как будто окатили холодной водой из ведра. Он весь съёжился, нахохлился и начал кормиться. С треском откусывая хвою.
Это уже интересно. Успеваю снять этот момент на камеру.



Фотиком только один кадр получился.

 



Конечно я не железный, время близилось к десяти. Усталость давала о себе знать. Вокруг пели глухари, много глухарей.

 



 



 



 


Были слышны звуки подлётов, когда глухарь делает свечку. Значит по земле они уже ходят, но в поле моего зрения ни один не попал, к сожалению.

Конечно надо было ещё набраться терпения, может он и слетел бы ко мне поближе познакомиться, но ноги уже затекли, позиция съёмки не менялась, фотки получались однообразными.

Глухарю это тоже наскучило, и он опять перелетел.

Больше прятаться я уже не стал, а пошёл к нему, порой даже не попадая под песню. На уверенный выстрел он подпустил, но моё терпение уже лопнуло я был удовлетворён результатом и больше не стал настаивать на тесном контакте, а он видимо протрезвев и пожурив себя за легкомыслие срочно улетел по своим делам.

Затем по пути к лагерю, согнал ещё несколько петухов, одного как раз у того самого камня, так что может быть сидя в засидке у меня тоже был шанс на удачу.
Возможно.
Но я сделал другой ход и результат этого хода безумно пьянил мне голову.
Лёха удивился моему долгому отсутствию и ещё более удивился моему рассказу.
Удивились мы и количеству птиц, на току. Честно говоря, я первый раз на таком.

Дорога к дому опять подарила нам много приятных моментов. Весна ведь.

На не хоженных дорогах, следы копытных зверей, обглоданные осины.

 



 



И вдруг, впереди, замелькали белые «портянки».

Лось!

Вышел на просеку и идёт от нас, до него метров двести.

Стреляй, Глеб Егорыч! Уйдет! - шепчет мне Лёха.

Я навскидку, по ковбойски, делаю несколько кадров, но не качественно.

Эй! - кричу ему - разворачивайся, я тебе фотокарточки отдам.

Но лосям не нужны фотографии, он лишь утомлённо посмотрел на нас и потом ленивой походкой, понурив голову, медленно скрылся в кустах.

 



 

Это был какой-то грустный лось.

Прощай чудный уголок нашей Родины.

Спасибо тебе за эмоции, которые ты нам подарил.

Спасибо моему другу, за помощь, в этой охоте. Охоте, более эмоциональной и сложной, чем ружейная.

До следующей ВЕСНЫ!

Хотя, что-то подсказывает мне, что такая удача выпадает не каждый год.

 



Заключение.

Потом, уже в городе, слив на комп видео, просматривая материал и анализируя поведение петуха, мне вспомнилась, что глухари, во время охоты на току, постоянно слетали не дав сделать выстрел, именно в тот момент, когда мне удавалось разглядеть их среди ветвей. Между нами как будто устанавливался явно ощутимый канал связи, птица это чувствовала и уходила от опасности..

Так вот, на этой «охоте» я опять прочувствовал каждой клеточкой своего тела натянутую, как струна атмосферу тревоги, которая висела над током. Глухари, будто тщательно сканировали все волны исходящие от чужака на току и поняв, что опасности нет, распелись уже при свете. И будь у меня в руках не фото, а обычное ружьё, я уверен, что петух не дал бы мне приблизиться к нему так близко.

Ну, вот такие мои личные бредни. Надеюсь, Вам было интересно послушать, а я грею себя мыслью, что это действительно так.



P.S.: Когда приезжаешь с леса, многие знакомые, с интересом, часто задают вопрос, от которого меня постоянно коробит: «Кого убил?».

В этот раз было примерно то же. Показывал на работе, результаты поездки...

Один коллега восхищённо смотрел на фото, видео, восторгался. А потом сказал: «Эх, жаль, что у тебя ружья с собой не было!».

Без комментариев...



Ну а закончу, пожалуй, словами из песни:

«Что ж, пойте, пойте глухари,
Певцы зори».

 

 

Вадим Кашин 18 апреля 2012 в 21:19






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Константин Золотов офлайн
    #1  19 апреля 2012 в 09:12

    МолодецV

    Ответить
  • -2
    офлайн
    #2  19 апреля 2012 в 09:15

    просто великолепно!!!

    Ответить
  • -2
    Дмитрий Васильев офлайн
    #3  19 апреля 2012 в 11:57

    Выше всяких похвал! Снимаю шляпу!

    Ответить
  • -2
    Борис Лапутько офлайн
    #4  19 апреля 2012 в 16:20

    Окунулся в юношеские годы, прошедшие в местах междуречья Ветлуги и Керженца! Переполняют эмоции! Слов нет, одни междометия! Спасибо автору за прекрасный репортаж!

    Ответить
  • -2
    Илья Сидоров офлайн
    #5  19 апреля 2012 в 21:50

    Великолепно! Узнаю старый добрый РОГ!!!

    Ответить
  • -2
    Вадим Баскинский офлайн
    #6  20 апреля 2012 в 23:01

    Получил удовольствие от фото,видео и репортажа.Спасибо!

    Ответить
  • -2
    оглы иванов офлайн
    #7  20 апреля 2012 в 23:52

    И моя шляпа снята. Респект автору.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑