Мониторинг «по-нашему»

Прочитал я в «РОГ» статью «Охота должна стать отраслью» (интервью с директором департамента охоты С.Н. Будилиным), а также статью Н.А. Моргунова, Н.В. Ломановой, А.А. Сицко «В чем виноват ЗМУ?», и мне захотелось пояснить простым охотникам, что же действительно происходит в охотничьем хозяйстве России.

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Раньше директором Охотдепартамента был А.Е. Берсенев. Он с маниакальным усердием хотел и пытался проводить реформы в охотничьем хозяйстве, в мониторинге охотничьи ресурсов. Он не слушал ведущих ученых в области охотоведения. Вместе с ним не слушали все члены его команды, которые остались на своих местах.

Его нововведения в методики проведения зимнего маршрутного учета, с вводом обязательного использования GPS-приемников, с треском провалились. Научная охотоведческая среда вздохнула с облегчением, когда во главу охотничьего хозяйства страны пришел новый человек. Мол, хуже Берсенева не может быть, мол, человек разберется в проблемах охотничьего хозяйства и сделает все правильно.

Судя по интервью, Сергей Николаевич за год вник в основные проблемы. В то же время настораживает главный лейтмотив интервью: охотничье хозяйство должно быть отраслью, но Закон «Об охоте…» менять не надо. Как это так? Более 20 лет ученые-охотоведы готовили проекты нужного закона об охоте и охотничьем хозяйстве, концепции, стратегии развития отрасли.

Несмотря на некоторые разногласия в деталях у разных авторов этих проектов, все они были со здравым смыслом, но никак не рассматривались Государственной Думой, пока не подвернулся проект, устраивающий нуворишей и олигархов. Он-то быстренько и был принят как закон, действующий и по сей день. Конечно, он должен быть не только об охоте, а об охоте и охотничьем хозяйстве. Современный закон отражает представление обывателей и руководителей страны о том, что охота — это только забава пьяных мужиков.

Совершенно не учитывается, что настоящие охотники — потенциально лучшие разведчики и стрелки, что охотничьи базы — хорошие места для размещения людей в случае всяких катаклизмов. Закон исковеркал всю традиционную охотничью терминологию, и этому безобразию должны следовать все чиновники, никуда от него не денешься.

В свое время я перед принятием Закона РФ «Об охоте…» послал телеграмму Д.А. Медведеву, бывшему тогда президентом Российской Федерации.

Впервые привожу полный текст этой телеграммы: «многоуважаемый дмитрий анатольевич тчк ведущие ученые-охотоведы зпт докторы наук убедительно просим вас приостановить вступление в силу фз об охоте зпт разрушающий целую отрасль экономики зпт поощряющий коррупцию зпт уничтожающий общественные организации зпт имеющие вековые традиции тчк просим также не допустить принятия проекта постановления правительства о ставках платы за охоту тчк эти документы были составлены без согласования со специалистами страны зпт без мнения ученых зпт без широкого общественного обсуждения зпт что вызывает нездоровую социальную обстановку среди миллионов охотников тчк подробности письмом с подписями более 30 крупных ученых и специалистов тчк желаем успеха тчк группа ученых-охотоведов тчк».

Как ни странно, мне пришел ответ правительственной почтой из Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций за подписью главного советника департамента письменных обращений А. Киселева. Содержание было коротким: «Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, находится на рассмотрении в Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации». То есть там, где и «проталкивали» чудовищные документы. Все по-советски. Пришел ответ от А.Е. Берсенева, занявший целую страницу, краткий смысл которого заключался в последней фразе: «Ваши предложения будут рассмотрены при подготовке соответствующих нормативных актов».

Я неоднократно называл ФЗ «Об охоте…» в печати антинародным, антисоциальным, антиэкологичным, коррупционным, разрушающим общества охотников, без которых охотничье хозяйство не построить. Конечно, охотничье хозяйство — это самостоятельная отрасль экономики, и это понимает С.Н. Будилин. Охотничьи ресурсы — особый компонент природы, который нуждается в особом подходе, методах изучения, учета, мониторинга, управления. Конечно, управлением этими ресурсами и отраслью должно заниматься самостоятельное ведомство. А потому закон-то надо менять!

С.Н. Будилин сказал, что он работает в тесном контакте с учеными. Здесь он немного лукавит. В Совете по охоте почти нет ученых. Если он считает, что в самом департаменте и в Центрохотконтроле есть, с позволения сказать, ученые, то это на его усмотрение, как считать людей из берсеневской команды, прошедших мельниковскую не научную, а меркантильную школу. С ними у него ничего не получится.

Чтобы превратить Центрохотконтроль в мощную научную организацию на уровне прежней ЦНИЛ Главохоты, нужны ученые, а не клерки от науки, которые не видят разницы между охотой и охотничьей наукой. Разрушена вся система подготовки научных кадров высшей квалификации, и в этом плане ничего не делается.

Кто-нибудь из современных служащих Охотдепартамента и Центрохотконтроля разбирается в теории учета охотничьих животных? Я лично таких не знаю. Они со всей серьезность рассматривают предложения В.М. Глушкова, который пытается внедрить методику учета охотничьих животных на основе представлений науки об учете середины прошлого века.

Он предлагает, например, считать животных всех вместе, в куче, и зверей, и птиц, и следы, и визуально обнаруженных животных на маршрутах по расстоянию между встречами. В свое время А.А. Вершинин (1961 г.) предлагал подобную методику. Он говорил: «Я проехал на собачках всю Камчатку, и один соболь приходился на три километра маршрутов». Как мы с ним ни крутили с его методикой, ничего не получалось, и в конечном итоге он сам отказался от этого подхода. Современная наука вообще давно отрицает этот подход учета по расстоянию между встречами, но этого не знают в Центрохотконтроле.

Авторы статьи «В чем виноват ЗМУ?» пишут, что надо «раз и навсегда» покончить, по сути, со старыми методиками. Разрушить до основания, а затем… СССР это уже проходил, и не один раз. А что потом? Вот в чем вопрос. Без ответа на него, без возврата к общероссийскому мониторингу нельзя построить рациональное охотничье хозяйство. А к мониторингу нужно относиться серьезно. Сейчас тем же Законом «Об охоте…» он отдан «на откуп» в регионы и охотпользователям, которые в нем не заинтересованы.

Ну, хорошо, истребят горе-специалисты охотничьего хозяйства лосей, оленей, зайцев и прочую российскую дичь, охотники сядут «на голодный паек», а при чем здесь все население России? Я имею в виду мигрирующую дичь. По ней вообще нет никакого мониторинга.

Все помнят панику по поводу птичьего гриппа. Но это только цветочки. Поверьте, читатели, американцы могут сделать в миллионы раз страшнее. Не нужно никаких атомных и водородных бомб, танков и артиллерии, космической войны. Достаточно заразить несколько десятков птиц чудовищным вирусом, чтобы уничтожить все население России, а заодно и соседних стран.

Нельзя недооценивать политических оппонентов! Мне из Франции, Испании приходят по электронной почте карты космического прослеживания миграций вальдшнепа. Работают же люди! А что делается у нас по мониторингу мигрирующих птиц, по международному сотрудничеству в этой области? Ни-че-го.

Крупный биолог В.Е. Соколов как-то сказал: «Если вы чувствуете в критикующем вас человеке потенциального конкурента или врага, надо сделать его своим сотрудником и другом». Это было давно, поэтому уважаемый С.Н. Будилин этого не слышал.

Владимир Кузякин 25 июня 2016 в 06:54






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Николай Лопан офлайн
    #1  29 июня 2016 в 09:17

    Разделяю позицию автора по противоречию 209-ФЗ самой возможности возрождения охотхозяйственной отрасли. Пока будет действовать этот вариант закона, общая ситуация с остатками охотничьего хозяйства будет только усугубляться. Удивлён камнем в огород ВНИИОЗ. Именно в адрес института, так как инновационная методика д.б.н. В.М. Глушкова официально утверждена в плане работ этого научного учреждения и одобрена решением ученого совета. Что значит "представлений науки середины прошлого века"? А формула Формозова-Малышева-Перелешина у нас из какого века? Если кто-то не в курсе, то базисная формула ЗМУ - это представления А.Н. Формозова 1932 года, а относительные показатели численности и индексы плотности - это представления Коли - 1979 год. И что? Есть ещё методы транссектного учета, которые активно прорабатывает профессор П.П. Наумов (г. Иркутск). Конечно же есть повод для беспокойства за дальнейшую судьбу ЗМУ, после "берсенёвской проработки", но свет клином только на этом методе уже давным давно не сошёлся (как раз в прошлом веке и не сошёлся).

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑