Гимн весне

Весеннюю охоту по сказочному очарованию пробуждающейся природы, торжеству жизни, ожиданию чего-то необычного, таинственного, по моему глубочайшему убеждению, нельзя сравнивать с другими охотами.

 

Хотя, как писал классик правильной охоты С.Т. Аксаков, «все охоты хороши», для меня весенняя охота самая упоительная и захватывающая по богатству красок и впечатлений. Можно насладиться волшебным очарованием притихшего вечернего леса на вальдшнепиной тяге, услышать ранним утром ни с чем не сравнимую песню токующего глухаря, которую еще когда-то слушали мамонты.

А тетеревиный ток? Турнир рыцарей в черных фраках под неповторимую музыку. Кого оставит равнодушным мелодичная перекличка в голубом небе клиньев гусей? А волнующее шварканье крякового селезня, кружащегося над подсадной уткой? Увидев и услышав этот незабываемый гимн весне, сердце какого охотника не встрепенется и не воскликнет он: «О Господи! Как все прекрасно!»

Какой охоте отдать предпочтение и на кого пойти охотиться — выбор за вами. Целью своих строк ставлю простую задачу — рассказать об одной из самых увлекательных охот, об охоте на селезней. Как к ней подготовиться, с чем можно столкнуться при ее подготовке и как она проходит. В наши дни охота на селезней осуществляется с подсадной, а при ее отсутствии с утиными чучелами и манком.

ОХОТА С ПОДСАДНОЙ

Охота весной на селезней в старину считалась охотой мужицкой и по признанию И.С. Тургенева была не достойна настоящего охотника. Но по богатству красок и впечатлений охота с подсадной не уступает другим охотам, а некоторые ей даже проигрывают. Охота на глухаря или на тетеревином току не всем доступна. Поэтому охота на селезней остается самой привлекательной для российского охотника.

О весенней охоте на селезней написано немало прекрасных рассказов опытными охотниками, учеными и биологами-охотоведами. Я попытаюсь как можно меньше повторять известные истины и остановлюсь лишь на особенностях этой охоты в наше время. Сегодня уже никто не будет отрицать, что постоянное преследование, необратимые изменения в природе, связанные с хозяйственной деятельностью человека, накладывают отпечаток на поведение зверей и птиц. И чтобы выжить, они вынуждены приспосабливаться. В полной мере сказанное относится и к утиному племени.

Представьте себе картину весеннего пролета водоплавающих. От южных рубежей нашей Родины и до самой тундры на всем пути следования птиц будут преследовать ружья, изрыгающие горячий свинец, пугающие их «громом и молнией». И селезни прилетают в наши края уже «образованные» и «настеганные». Ушли в прошлое охоты, когда за утреннюю зорьку с подсадной брали до десятка кряковых селезней.

Сегодня, если ты за зорьку взял пару крякашей, то тебе крупно повезло. Для того чтобы стать обладателем заветного трофея, необходимо потрудиться. И прежде всего заиметь подсадную. А это в наше время дело непростое. В послевоенные годы эту проблему было легко решить. Во многих областях охотники вели свои линии подсадных уток. Лучшие подсадные получались от скрещивания домашних уток с дикими.

Но при этом иногда отдавалось предпочтение потомству от скрещивания таких полудиких птиц с домашними утками. Так и была выведена специальная порода охотничьих уток, характеризующихся большой склонностью к общению с себе подобными и величайшей страстностью в период спаривания. Особенно славились тульские, пензенские, тамбовские, орловские, воронежские подсадные.

Охотники гордились своими питомцами и плохих уток не впаривали клиенту. Охотничья этика не позволяла. Но пришли другие времена. Весенняя охота не во все годы открывалась, появились «защитники» природы, гонители весенней охоты. Знаменитые породы подсадных уток оказались мало востребованными, начали чахнуть и почти сошли на нет. Сегодня в охотхозяйствах подсадные, как правило, не соответствуют своему предназначению.

 

фото: Моткова Владимира

К весенней охоте они оказываются не подготовленными: «не откупаны», «не вызорены», худы и с плохими голосами, а то и вовсе молчуньи. Такая утка на воде быстро намокает и рвется на берег. Были случаи гибели птиц от намокания и переохлаждения. Лично я утку давно держу у знакомого охотника в деревне. Он уже с марта начинает готовить ее к охоте.

У некоторых, как они считают, получились хорошие утки. Я предлагал им привязать ногавку и отправиться на ближайший водоем. Там высадить утку на воду и понаблюдать за ней. Как правило, утка первым делом принималась теребить непривычную ей ногавку, льнула к воде, завидев мимо пролетающих чаек и ворон, и шарахаться при звуке выстрела.

Видя все это, я говорил своим друзьям, что утку, подобно подружейной собаке, надо «натаскивать», то есть приучать к охоте. Недостаточно того, что утка «зевластая» и на ее ор пожалует селезень. Некоторые подсадные, активно подающие голос, почему-то игнорируются селезнями, а к какой-нибудь невзрачной, с хрипловатым голосом так и льнут. У подсадной должен быть ГОЛОС и МАНЕРА его подачи.

Обзаведясь подсадной и подготовив ее, это еще не означает, что охота будет добычливой. Но надо помнить, что успех охоты зависит и от таких факторов, как выбор места устройства шалаша, от состояния погоды и, конечно, отсутствия праздношатающихся «вольных стрелков».

Я не буду писать о выборе места охоты в организованном охотхозяйстве. Егерь посадит охотника, полного радужных надежд, в шалаш, высадит утку, пожелает традиционного «ни пуха ни пера» и уедет. От охотника уже ничего не зависит. Только стрельба. Я веду разговор о такой охоте, где охотник с подсадной один, как в песне поется, «в островах гуляет». Успех охоты зависит только от него самого.

ВЫБОР МЕСТА И ПОСТРОЙКА ШАЛАША

Если охотник хорошо знает местность или родом из этих краев, то выбор места охоты сделан уже давно и там еще остались остовы прошлогодних шалашей. Другое дело, когда приезжаешь в незнакомые угодья. В этом случае можно прибегнуть к помощи кого-то из местных охотников. Когда такая возможность отсутствует, то желательно хотя бы за день-два приехать заранее, понаблюдать, как ведут себя утки. Определить направления лета селезней.

В основном лет селезней на весенних разливах совпадает с местами прошлых гнездований и дневками уток. К месту для охоты с подсадной предъявляется целый ряд требований: в первую очередь оно должно нравиться диким уткам, и они там часто встречаются; вода должна быть чистой, не заросшей травой и кустами, в которых будет путаться высаженная утка; также не должно быть быстрого течения, которое уносило бы битых селезней.

Выбранное место должно позволять постройку шалаша таким образом, чтобы охотник сидел в нем лицом к воде, на которой будет высажена утка, и обращенным в стороны зари (особенно утром). Если охота будет вестись в течение всего периода весенней охоты, то мест для постройки шалашей целесообразно наметить не менее двух-трех. Охота из одного шалаша длительное время настораживает селезней, и опасное место они стараются облетать.

Шалаш строится не далее 3–5 м от воды и маскируется под фон окружающей местности. Я для шалаша на сухом месте выбираю ивовый куст, вырубаю его в середине, небольшим полотном маскировочной сетки прикрываю переднюю часть и бока. Затем вяжу снопики из осоки и камыша и насаживаю их на колышки вокруг шалаша. Шалаш должен быть просторным и позволять маневр ружьем. Верх шалаша закрываю, чтобы не было соблазна выстрелить по селезню влет.

 

фото: Семина Михаила

Другая причина — обстрелянные в полете селезни будут более сторожкими. И последнее требование к месту расположения шалаша — оно должно исключать возможность скрытого подхода к утке шатающихся по угодьям «вольных стрелков». Таких людей называть охотниками и язык не поворачивается. Для охоты самыми благоприятными являются тихие и теплые зори. В такие дни утки активны, и есть возможность успешно поохотиться.

ОХОТА

Наконец, все хлопоты и волнения по подготовке к охоте позади. У вас в корзине настоящая помощница. Раннее утро. Спешим. Вот и шалаш. Оставляем ружье на берегу, не нарушая первозданной тишины, высаживаем утку на еще с вчера подготовленное место. И — в укрытие. Заряжаем ружье и через бойницы-окошечки следим за своей помощницей.

Вот она, немного поплескавшись в воде, оправила перья и попила воды, промочив горлышко и подготовив его к работе. Утка пока плавает молча, вслушиваясь и всматриваясь в окружающий мир. Крякнула разок-другой, помолчала, словно проверила, как получается. Снова подала голос, а потом еще и еще.

Над сонным берегом, еще укутанным сумраком, понеслись размеренные призывы, как гимн весне, как приглашение зеленоголовым красавцам на свидание. Охотника охватывает легкое возбуждение — заработала! На его глазах разгорается заря и утренний свет словно раздвигает пространство.

Вдруг… Ох уж это вдруг! Как всегда внезапно. Подсадная, прервав неторопливое покрякивание, заголосила в «осадку». Она услышала селезня. Охотник — весь внимание. Руки судорожно сжимают ружье.

Страстный голос подсадной завораживает. Охотник, вращая широко раскрытыми глазами, пытается увидеть того, ради кого весь этот концерт. В ухо набатом врывается долгожданное «жвяканье» крякового селезня. Сладкой мелодией звучат «фи-фи-фи» упругих и сильных крыльев, и зеленоголовый красавец с белым подворотничком на шее, выставив вперед оранжевые лапки, проскальзывает коричневой грудью по воде и замирает.

Выстрел, и франт селезень распластался на воде. Утка, недовольно посмотрев в сторону шалаша, продолжила свою «коварную» работу. Из-за горизонта появляется полыхающая горбушка дневного светила. О чувствах, охвативших в этот момент охотника, очень тонко подметил И.С. Тургенев: «… и тихо выплывает багровое солнце. Свет так и хлынет потоком: сердце в вас встрепенется, как птица. Свежо, весело, любо!».

Новая страстная «осадка» прерывает лирическое созерцание природы. Два селезня на широких кругах облетают шалаш. Охотник подобрался и приготовился к выстрелу. Но птицы, облетев еще раз подсадную, усаживаются в метрах пятидесяти от шалаша. Что-то их насторожило. Они затевают «переговоры» с уткой. Та сладострастным голоском Клеопатры-соблазнительницы приглашает их к себе. Делает несколько попыток подплыть к ним. Но бечевка не дает ей хода.

Утка припадает к воде, щелочет клювом, показывая таким образом кавалерам, мол, смотрите, сколько здесь корма и какой он вкусный! Один селезень не выдерживает и с приятным «жвяканьем» направляется к утке. Его соперник, видя, что красавица может достаться другому, взлетает и присаживается недалеко от утки. Охотник, не медли! Раздается выстрел, и селезень остается на месте. Все. Сказка закончилась.

ОХОТА С ЧУЧЕЛАМИ

Отправляясь на охоту в организованное охотничье хозяйство, охотник знает, что ему будет выделена подсадная и, как правило, гарантируется егерское обслуживание. Но иногда, приехав в охотхозяйство, не всегда получишь подсадную. Они оказываются все уже заняты. А если и дадут, то утка может оказаться молчуньей. Вот и сидит охотник, караулит ее от других «охотников».

Может случиться и так, что охотник отправляется в угодья общего пользования, где ему уж точно никто не выдаст подсадной. В подобной ситуации можно воспользоваться чучелами. Но предварительно необходимо выяснить — разрешается ли в данной местности охотиться с ними.

Есть некоторые области, где такая охота запрещается. А напрасно. Все было бы меньше шатающихся охотников по угодьям. Чучела в рюкзаке. Охотник своим ходом или на машине отправляется на охоту. Все действия по подготовке охоты примерно такие же, как было рассказано выше. Только за исключением подсадной. На такой охоте я использую пяток чучел кряковых и не менее трех-четырех чирков. Селезней высаживать не обязательно.

Все чучела итальянского производства. Они естественно раскрашены и не бликуют на солнце. Чучела рассаживаю группами на расстоянии не ближе 5 м. Если по каким-либо причинам не представляется возможным таскать десяток чучел, то обхожусь одним чучелом кряквы, парой-тройкой чучел самочек чирка-трескунка, высаженных в 10–15 м от «кряквы». Чучело кряквы можно «оживить». Я для этого к чучелу привязываю «буксирик» — рыболовную резинку длиной 2–3 м, соединенную с чучелом, а к другому концу резинки — леску 0,5 мм и ее конец завожу к себе в шалаш.

Периодически потягивая за леску и отпуская ее, тем самым привожу чучело в движение, создавая иллюзию живой птицы. Теперь успех охоты будет зависеть, как писал Н. Зворыкин, есть ли у охотника «умение манить крякву при помощи собственной руки и губ, он не останется без добычи».

 

фото: Мухамедшина Рафаэля

Раннее утро. Рассвет только угадывается. Охотник выставил чучела, забрался в шалаш, успокоился и сыграл первую «квачку». Не надо часто манить. Старайтесь внимательно слушать и смотреть. Заслышав или увидев селезня, без промедления подайте голос в «осадку». Тут главное — не переиграть.

Нынешние селезни такие «профессора», могут быстренько распознать фальшь. Если селезень подает голос где-то рядом, манку лучше прекратить. «Поиграйте» чучелом. Процесс подманивания сам по себе очень увлекательный. Особенно интересно наблюдать поведение селезенька чирка. Как он, обольщая чучело, всячески рисуется, принимая довольно потешные токовые позы.

Владея искусством подманивания, даже без подсадной я умуд­рялся за утро добывать одного, иногда и двух кряковых селезней, а чирков — так непременно. Отправляясь на охоту за селезнями, я всегда беру с собой половинку спиннинга с катушкой и тяжелой блесной. Бывало не раз — селезня в сапогах не достать, волной отгоняет его от берега или уносит течением.

А на деревьях и кустах расселись вездесущие вороны. Они с вожделением поглядывают на мою добычу и ждут момента, когда ее унесет от меня подальше и тогда она достанется им. Вот тут это нехитрое снаряжение иногда оказывается кстати. Три-четыре заброса, и заветный трофей у меня в руках. Если нет опасения, что добычу унесет течением или отгонит волной, то выходить из шалаша до окончания охоты не рекомендуется.

НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО С ПОДСАДНОЙ

В настоящее время появились люди, занимающиеся выращиванием подсадных уток в массовом порядке.
Казалось бы, проблема решается. Но их работа больше похожа на дичеразведение. У них нет селекционного отбора, и весь произведенный «товар» идет на продажу. Так что охотнику весьма проблематично найти и тем более содержать подсадную.

ЗВУКОВАЯ ПЕРЕКЛИЧКА

Охотнику не лишним будет умение разбираться в сигналах, посылаемых уткой. Вот она разок крякнула и замолчала, словно прислушиваясь. Повертелась из стороны в сторону и опять подала голос. Потом еще и еще. И вот над сонным разливом понеслись размеренные призывы. Это утка оповещает своих собратьев о своем присутствии и готова к общению. Охотники такой сигнал называют «квачкой». Вдруг подсадная, прервав свое покрякивание, зашлась частыми криками. Она услышала «жвяк-жвяк» крякового селезня и приглашает любовника в «осадку».

8–9 яиц в среднем в кладке кряквы. Утята появляются на свет спустя три недели. Подъем на крыло происходит в возрасте 50–55 дней.

Виктор Гуров 27 марта 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑