А караван идет

Принятый закон и новые “Правила охоты” особого энтузиазма не вызывают

фото: Fotolia фото: Fotolia

Закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вступил в силу 1 апреля 2010 г. Хотя в народе и связывают эту дату с днем юмора, но охотникам не до смеха. А МПР на основании требований закона разработало еще и новые «Правила охоты».

Писать, что в этих законодательных актах хорошо, а что плохо, не имеет смысла. Мы, как законопослушные граждане, обязаны все написанное исполнять. К сожалению, ожидаемые надежды на облегчение жизни рядового охотника не оправдались. Принятый закон и новые “Правила охоты” особого энтузиазма не вызывают. Наоборот. Чтобы отправиться на охоту, надо похлопотать и побегать. Охота вроде бы стала бесплатной, но почему-то денежные поборы возросли. Немного грустно.

В “РОГ” (№ 26, 2011) читаем полное горечи и обиды письмо охотника О. Акулова: “Сколько разных поползновений и нападок на весеннюю охоту в России переживает охотничье хозяйство России! … Каким законом с нас, охотников, предусмотрено взимать плату за охоту в общедоступных угодьях по 400 рублей с человека? … Гусь — 400 рублей, вальдшнеп — 400 рублей, селезень — 400 рублей?”. Чиновники на местах ну никак не усвоят, что это нарушение закона, и продолжают гнуть свою линию. В своем письме О. Акулов вопрошает: “Разве они могут понять душу русского человека и тем более охотника?!” Слышите, господин министр, уважаемый Юрий Петрович?! Это вопрос к Вам от тысяч и тысяч российских охотников. В первые дни после принятия закона “Об охоте…” из многих властных структур слышались бодренькие голоса: мол, какой удачный закон, такого закона в XX веке Россия еще не имела. Действительно, не было такого закона. Вот передо мной лежит справка к Федеральному закону “Об охоте…”, родившаяся в недрах Государственно-правового управления президента Российской Федерации. В ней говорится: “В Федеральном законе устанавливаются правовые основы использования и сохранения охотничьих ресурсов, а также среды их обитания… устанавливаются особенности промысловой, любительской, спортивной и других видов охоты… урегулирован вопрос о передаче осуществления части полномочий органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В целях обеспечения прав физических лиц на осуществление охоты выделяются общедоступные охотничьи угодья, в пределах которых гражданам гарантируется равный допуск к охотничьим ресурсам. Предусматриваются также закрепленные охотничьи угодья, используемые юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на основании заключаемых на аукционах охотхозяйственных соглашений. При этом государство обязуется предоставить названным лицам в пользование землю и животный мир, необходимый для осуществления деятельности в области охотничьего хозяйства”. Прошу уважаемых читателей, обратить внимание на формулировку “гражданам гарантируется равный допуск к охотничьим ресурсам”, а юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям “государство обязуется предоставить… в пользование землю и животный мир”. Получается, государство не захотело взять на себя обязательства перед охотниками. И по прошествии двух охотничьих сезонов мы в этом хорошо убедились. Как же надо презирать своих охотников, чтобы в законе “Об охоте …” в ст. 30. “Содержание разрешения на добычу охотничьих ресурсов” записать: “П. 1) сведения об охотнике и охотничьем билете, предусмотренные подпунктами “а”, “г”, “д”, “е”, “ж” пункта 6 части 2 статьи 37 настоящего Федерального закона”. Заглянем в пункт 6 части 2 названной ст. 37. В разрешении на добычу указываются:

а) фамилия, имя, отчество…

г) данные основного документа, удостоверяющего личность;

д) наименование и организационно-правовая форма юридического лица, работником которого является охотник, а также номер контактного телефона, почтовый адрес и (или) адрес электронной почты, по которым осуществляется связь с этим юридическим лицом;

е) фамилия, имя, отчество индивидуального предпринимателя, работником которого является охотник, а также номер контактного телефона, почтовый адрес и (или) адрес электронной почты, по которым осуществляется связь с этим индивидуальным предпринимателем;

ж) дата выдачи охотничьего билета и его учетные серия и номер…

 

фото: Fotolia

Ну и как все это смотрится на фоне разговоров о борьбе с чиновничьей волокитой и бюрократией? А еще надо написать заявление с просьбой допустить на охоту! И это в ХХI веке — эпохе компьютерных технологий и Интернета! Легче оформить выезд за границу, чем отправиться на охоту за околицу своей деревни. В ожидании предстоящего открытия летне-осенней охоты от всего этого даже в дрожь бросает. Чтобы все это пройти, не у каждого охотника хватит времени, сил и здоровья. Вот так облегчили жизнь простого охотника! Охотники не раз испытали на себе, чего стоит отыскать районного охотоведа “уполномоченное лицо”, чтобы выписать путевку (разрешение). В состоянии ли будет региональная власть решить эту проблему? Гораздо честнее и порядочнее по отношению к охотникам было бы ввести вкладыш (карточку) в государственный билет, приобретаемый охотником по доступной цене. В нее вошла бы и стоимость государственной пошлины на календарный год охоты на социально значимую дичь (болотно-луговую, полевую, водоплавающую, вальдшнепа, зайца и лису). А теперь “по просьбе охотников” включили в этот перечень еще ворону, грача и дрозда. Раньше на отстрел вороны зазывали охотников, а теперь бери разрешение. Наверное, тоже за 400 рублей. Спасибо. Расширили. Если охотник по каким-либо причинам в данном году не будет заниматься охотой (командировка, служба в армии, учеба, болезнь и т. д. ), он право на охоту не теряет. Эти вкладыши (карточки) могли бы продаваться в отделениях сбербанка, на почте, в магазинах, на АЗС, в киосках печати, в кассах по продаже проездных билетов, охотинспектором, лесником. Господа из Министерства природных ресурсов, вспомните! Так делалось в России согласно закону “Об охоте” 1892 г. Право на охоту носило заявительный характер, а не разрешительный, как вы предлагаете. Вырученные таким образом деньги должны сосредотачиваться на определенном счете, и туда никто не имеет права запускать руку, кроме государственного органа власти, отвечающего за организацию охоты и ведение охотничьего хозяйства. И тратить их можно только на эти нужды. Так поступала государственная власть царя-батюшки. Деньги эти сохранялись вплоть до октябрьского переворота. В законе “Об охоте…”, в “Правилах охоты” и документах, разработанных в МПР, я не нашел ни слова о том, как чиновники позаботились о ветеранах войны 1941–1945 гг., о других участниках боевых действий, ликвидаторах-чернобыльцах, пенсионерах, ветеранах труда, инвалидах и юных охотниках. Для названных категорий людей и местных охотников вкладыши (карточки) должны быть бесплатными! Наиболее остро и болезненно стоит вопрос о распределении лицензий на копытных. Здесь столько злоупотреблений. Я согласен с авторами, предлагавшими решать этот вопрос только через лотерею. Стоимость лотерейного билета должна быть мизерной, чтобы расстаться с ней для охотника было бы необременительно. Как в советское время. Но если мне выпал билет на лося или медведя, то я оплачиваю лицензию и все услуги, связанные с обеспечением охоты. В розыгрыш должны включаться все животные, подлежащие отстрелу в данном регионе и в текущем сезоне. Владельцам частных и коммерческих хозяйств нужно оставлять часть лицензий (10–20 или 50%) по согласованию с государственным органом власти, отвечающим за охоту. В упряжке законодателей и чиновников от охоты по вытягиванию охоты и охотничьего хозяйства России из кризиса я не заметил общественных охотничьих организаций. Да без них из ваших усилий получится пшик! А ведь по заявлениям наших властей всех уровней, мы строим социальное государство — государство для народа.

Нет необходимости объяснять, почему любые попытки возродить охоту и охотничье хозяйство России без опоры на охотников и их общества обречены на провал. Меня насторожили слова Ю. П. Трутнева: “И в то же самое время мы сталкиваемся с тем, что этим старым общественным организациям принадлежат миллионы гектаров угодий без каких-либо инвестиционных возможностей владельцев. Возникает вопрос: в состоянии ли они развивать свои наделы?” Вот оказывается где собака зарыта. Миллионы гектаров угодий! В связи с этим мне припомнились слова одного из активных авторов “РОГ” Анатолия Бонч-Бруевича, высказанные им в письме ко мне: “Не тешьте себя надеждой, что вдруг Вас услышат власти и оперативно внесут необходимые изменения в закон “Об охоте” и в “Правила охоты”. Никто Вас не услышит, да и слушать не будет! Они и газет-то, наверное, не читают, у них есть дела поважнее: нефте-газопроводы, олимпийские объекты и т. д. Там денег гораздо больше крутится, чем в никому не нужной, кроме нас самих, охоте. Полагаю, что перед Трутневым действительно поставлены задачи по “реорганизации” охоты, а именно:

— столкнуть лбами охотников с егерями и охотинспекторами;

— сократить число охотников;

— отобрать как можно больше угодий у обществ охотников, чтобы потом запросто отдать все это лояльному бизнесу и подобострастным чинушам в награду (или в обмен) за преданность. Такая участь, похоже, уготована и рыбакам”.

Глядя на сегодняшнюю жизнь, трудно не согласиться с уважаемым мною автором. Хочется напомнить государственным мужам слова В. Г. Короленко: “Самая большая опасность для власти даже не бедный, а обиженный народ”.

Виктор Гуров 12 июля 2011 в 15:06






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑