Последний островок охотничьей свободы

фото автора фото автора

Тридцатого марта в клубе «Искож» состоялось собрание александровских охотников. Встреча суровых и громкоголосых мужчин получилась напряженной. Поскольку речь шла на нем о судьбе последнего охотхозяйства в Александровском районе, пока еще принадлежащего местной охотничьей организации.

Охота, по сути, дала жизнь городу Александрову. В простиравшихся от столицы до Александровской слободы заповедных лесных угодьях великий московский князь Василий III приказал на месте своего деревянного охотничьего замка выстроить каменный дворец — Александровский кремль.

Дворец, служивший князю «для прохлады и отдохновения», его венценосный сын Иван Грозный превратил в опричную столицу и горнило, где ковалась русская авторитарная монархия. Но охоту не забывал, хоть и предпочитал ей шахматы. От царских забав осталось в местной топонимике немало отголосков. Местные краеведы разыскали сведения, что в окрестностях нынешнего города Струнино «струнили» волков. Что в деревне Следнево жили царские следопыты, которые выслеживали отбившихся от табуна охотничьих лошадей по отпечаткам копыт.

Дичковское озеро названо так, потому что на его берегах охотились на дичь. А на улице Охотный луг в Александрове была целая слободка для царевых слуг, которые обслуживали охоту.

В послереволюционное время раздробленные царские охотничьи угодья превратились в охотничьи хозяйства, за которыми присматривали общественные организации. В Александровском районе на сегодняшний день — это районное отделение общественной организации «Владимирского областного общества охотников и рыболовов».

Его-то члены и собрались в клубе «Искож» для того, чтобы решить, что делать с Годуновским охотхозяйством, единственным остающимся в распоряжении местных охотников. Законодательная политика и, видимо, вялая инициативность местного охотничьего сообщества привели к тому, что остальные охотхозяйства («Струнинское», «Карабановское», «Балакиревское», «Махринское») «выпали» из их сферы влияния, а некоторые даже стали принадлежать частным организациям.

Ну, а, как известно, частник, как хозяин-барин, — кого хочет, допускает на свою территорию, а кто не люб ему, так от ворот поворот. Вот и сужается территория, на которой могут поохотиться местные стрелки.

Казалось бы, надо держаться всеми руками и ногами за последний островок охотничьей свободы. Да только есть тут несколько загвоздок. Для закрепления территории за охотничьим обществом до 1 июля нужно получить долгосрочную лицензию, для чего нужно заплатить за каждый гектар 10 рублей. Исходя из имеющихся в Годуновском охотхозяйстве 42 тысяч гектаров сумма получается 420 тысяч рублей. В противном случае охотхозяйство может быть выставлено на аукцион, и кто станет его хозяином — не известно.

Чтобы хозяевами оставались местные охотники, эту сумму нужно раскидать между всеми членами общества. А помимо этого, нужно будет платить членские взносы, которые пойдут на содержание охотхозяйства. Чтобы платить зарплату егерям и членам правления, поддерживать в надлежащем состоянии солонцы для лосей и зайцев, подкормочные площадки для кабанов, изготавливать и устанавливать аншлаги, нужно не менее 2,5 миллионов рублей.

Трудность состоит в том, что сейчас трудно подсчитать, сколько в александровском обществе состоит охотников и какая сумма ляжет на плечи каждого из них. Связано это с введением охотничьего билета единого федерального образца, который будет являться основанием для осуществления охоты. Для тех, кто не будет иметь такой билет, с 1 июля 2012 года охотбилеты старого образца будут не действительны, и разрешения на охоту выдаваться не будут.

Заместитель правления александровского общества охотников Василий Богомолов, совсем недавно назначенный на эту должность владимирским начальством, сообщил, что пока идет получение новых билетов, трудно подсчитать сколько «реальных» охотников останется в регионе. Новый билет уже получили 1100 человек, но кто-то из них получил его «на всякий случай», а кто-то только для того, чтобы иметь разрешение на оружие.

И если останется, по предварительным прогнозам, человек 600-800 действующих членов, то готовы ли они будут выкупить охотничьи угодья с помощью единоразового взноса? В противном случае для того, чтобы поохотиться в местных лесах, местным же охотникам придется покупать путевки, цены на которые подросли.

Только вот покупка путевки не будет гарантировать, что охотиться можно будет в привычном для человека месте. Да и будет ли там на кого охотиться? Один из старейшин членов общества задал этот вопрос, подразумевая, что последний председатель, которого он назвал «нашей ошибкой», не заботился о биотехнике, то есть о том, чтобы при участии человека звери в лесах переживали зимы, размножались, плодились и увеличивали свое поголовье. Были озвучены и другие вопросы, на которые так и не было получено внятных ответов и разъяснений.

Например, имеет ли смысл нашим охотникам «отдаться» спонсору, способному заплатить единоразовый взнос за 10% угодий? Почему некая «чоповская» организация готова патрулировать годуновские леса на предмет браконьерства бесплатно? И сколько все же точно денег требуется для содержания охотхозяйства?

Вынесенный народом вердикт был неутешителен для организаторов встречи: собрание не подготовлено, полуторачасовой разговор в зале получился ни о чем. Решено было сделать следующее: каждый из охотников должен определить для себя до 23 апреля, нужно ли ему членство в обществе и готов ли он разделить финансовое бремя по содержанию охотхозяйства. После чего провести еще одно собрание, на котором и будет решен вопрос о Годуновском охотхозяйстве.

Эдуард Егоров 30 апреля 2012 в 01:35






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Владимир Деревянов офлайн
    #1  30 апреля 2012 в 07:03

    Реальная угроза остаться без угодий. Спонсоры оформят угодья на себя, а там потихоньку вытеснят хозяев. 525 рублей не такая уж большая сумма для единовременного взноса ради сохранения своих угодий. По всей вероятности организационная работа в этом обществе ниже плинтуса.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑