Утки на выбор

Глядя через лобовое стекло автомобиля на вьющуюся впереди дорогу среди раскинувшихся степных просторов с пятнами соленых озер и по-летнему зелеными березовыми колками, мы с Николаем жили надеждой, что наша незапланированная поездка на открытие летне-осенней охоты на озере Чаны будет счастливой и незабываемой.

фото:Игнатова Валентина

фото:Игнатова Валентина

А незапланированной она оказалась потому, что по первоначальному плану мы должны были ехать стрелять серых гусей. Но наши друзья Юра и Володя, местные охотники-профессионалы, при встрече жестоко огорчили нас, сообщив, что гуся нынче мало и охоту к нашему приезду им подготовить не удалось, и они собираются провести детальную разведку, чтобы, начиная с понедельника, мы могли бы все вчетвером полноценно и эффективно провести гусиную охоту.

А пока нам предлагалось провести открытие 2006 года непосредственно на Большом Чане (так местные охотники называют основную акваторию озера Чаны).

Тогда мы еще с Колей не знали, что такое решение окажется стратегически ошибочным и приведет к роковым последствиям, но мы понадеялись на опыт наших старших товарищей и, загрузившись в машину наших друзей Володи и Алеши, веселой компанией устремились в одинокий охотничий домик, стоящий вот уже много лет на берегу давно знакомой мне курьи (так на озере Чаны называют залив, длинным языком вдающийся в берег и соединяющийся с основной акваторией широким горлом в несколько сотен метров).

Когда мы непосредственно подъезжали к базе, над дорогой появилась небольшая стайка пеликанов, идущая на посадку в направлении нашей курьи, а протянувшаяся справа от дороги цепочка степных озер, отделенных от курьи широкой полосой непроходимого камыша, вся была усеяна множеством черных точек, которые были ничем иным, как утками самых разных пород. Все дурные мысли были забыты. Значит, не оскудел еще Чан!

Итак, завтра открытие.

На озеро опустились сумерки. Остается только ждать рассвета следующего дня. Ружья, патроны, утиные чучела подготовлены, да и задача наша ясна. Нам нужно постараться добыть максимально широкий видовой состав уток, обитающих на Чане, чтобы взять пробы для определения структуры ДНК добытых птиц. Как трофеи они для нас представляют крайне ограниченный интерес. Задача весьма непростая, тем более, что предварительную разведку близлежащих плесов и трасс пролета уток в районе нашей курьи мы не произвели за неимением времени.

Итак, 2 сентября 2006 года. Медленно наступает рассвет на озере Чаны. И ничего удивительного, поскольку по широте мы южнее Москвы. Помимо нас двоих москвичей в домике разместилась бригада из Новосибирска. Но эти ребята, хоть и ждут так же, как и мы с нетерпением рассвета, но в основном работают по рыбе.

Ловят они на удочки и сетями по лицензии. Нынче уровень воды в Чане достаточно высокий, и поэтому в нашу курью зашло много рыбы, в основном сазан и крупный карась. Сейчас, однако, они, как и мы собираются пострелять, а затем после зорьки приглашают нас на уху. Благодарим за приглашение, но сначала надо поработать. Как только бледно-розовая полоска прорезала рваные облака на востоке, мы с Колей уже в лодке и по знакомому каналу выруливаем в курью. Пытаемся осмотреться. Но уток не видно.

Иногда проскакивают одиночки над серединой залива, да и над зарослями камыша нет-нет да появляются пары или одиночки кряковых уток. Надо остановиться, по возможности замаскироваться и оценить обстановку.

 

фото: Моткова Владимира

Осторожно завожу лодку в прогал между большой камышовой кочкой и стеной камыша, окаймляющей курью, и заламываю камыш на борта лодки. Укрытие не ахти какое, но стрелять стоя вполне можно. Затаиваемся, крутя головой на все 360 градусов. Рассвет уже набрал силу, а лета уток все нет. Странное дело, но надо набраться терпения и ждать. Низкое гортанное гоготание пронизало нас с Николаем подобно электрическому разряду. Гуси! Большой табун пересекает курью метрах в трехстах от нас с юга на север.

Молниеносно меняем патроны в ружьях. Коля начинает работать манком, и гуси на него реагируют! Табун резко притормозил, смешался, словно гуси начали осматриваться, ища своих собратьев. Но увидели только нашу лодку. Еще бы, поскольку наша маскировка была весьма условной. Табун резко перестраивается и длинной извилистой линией продолжает свой путь по намеченному маршруту на жировку. Да, это не белолобые гуси, те бы уж давно на нас налетели.

А вот и утка. Летит от лодки метрах в 30 параллельно камышу. Бью навскидку. Утка камнем падает в воду, покачивается на волнах, и ветер начинает уносить ее на середину курьи. Счет трофеям открыт! Выплываем из камыша, чтобы подобрать трофей. А утка оказалась весьма необычной. Размером с крякву, но оперение, как у серой утки, зеркало узкое белое, клюв и лапы, как у серой утки, а брюшко расцвечено, как у кряковой утки.

Я определил ее как помесь кряквы с серой уткой. Редкий трофей и это вдвойне приятно. Поскольку здесь особого лета нет, плывем дальше в конец залива. Временами из камышей то там, то тут выплывают лысухи.

Лысуха нам тоже нужна, но стрелять по сидячей не хочется, подождем возможности для стрельбы влет. Мы в конце курьи. У стены камышей плавает серая утка. До нее метров 25. Предоставляю Коле возможность подстрелить ее. Ба-бах! Завертелась утка волчком, осыпанная дробью, Коля жмет на второй спуск и ...осечка!

Придя в себя, утка стартует по наклонной. Надо Колю выручать. Стреляю на подъеме, и утка падает замертво.

Пришлось Коле выстрелить патроном, давшим осечку. Но юбку гильзы раздуло, и он никак не может вытащить гильзу из патронника. Надо остановиться.

Завожу лодку за куртину камыша возле основной стены. Пока Коля возится с ружьем, вижу, как прямо на нас низко над водой летят две утки. Уже рассвело, и отчетливо видно их серо-голубое оперение, и красно-коричневые головки. Красноголовые нырки. Надо попробовать взять их. Вжимаемся в лодку.

Прямо перед лодкой птицы делают свечу, стреляю в штык, один красноголовик летит кувырком, с размаху ударяется о борт лодки и падает от рикошета в воду между лодкой и стеной камыша. По второму я выстрелить, естественно, не смог, так как был он у Коли прямо над головой. Ну что же, еще один вид пополнил нашу коллекцию. Наконец-то Коля справился со своим ружьем. И в это время на нас налетает матерый крякаш. Мы его чуть прозевали. Бьем в четыре ствола. Неудачно.

Подбитый крякаш планирует прямо в камыш, и становится безвозвратно утерянным. Надо менять место, чтобы забыть неудачу. А лет уток тем временем усиливается. Все чаще над водой появляются довольно приличные стайки по десятку и более птиц. Продвигаемся вдоль камыша, обходя курью против часовой стрелки. Вот симпатичное место. Впереди редкий камыш. Сзади все та же стена, так что неплохая маскировка нам обеспечена.

Ставлю лодку на сплетение густых водорослей. Стоит она, как вкопанная. Значит, смело можно стрелять вдвоем стоя. А в это время два крупных табуна гусей буквально с интервалом в несколько минут на большой высоте пересекают курью все в том же направлении на север.

Эти явно уходят с Чана в более спокойное место и на наш манок не реагируют. Спокойно меняем патроны с гусиных на утиные. И вовремя. Пара уток низко над водой, как предыдущие красноголовые нырки, идут в лоб на нашу лодку. Оперение черное, значит, точно не красноголовики. Предоставляю возможность отличиться Коле. Коля точен. Одна падает в воду после первого выстрела, вторая резко уходит вбок, и тут мы видим, что это лысуха! Ну что же, она тоже нужна.

Вообще-то место, на котором мы встали, оказалось веселое. Стайки уток все время летают через нас туда-сюда и уходят за камыш.

На Чанах изрезанная береговая линия отделена от зеркала воды полосой высоченного камыша, ширина которой колеблется от сотен метров до нескольких километров. Камыш не представляет собой сплошные заросли. То тут-то там среди камышовых джунглей располагаются плесы разной длины и ширины, не соединенные протоками с большой водой – полои.

Каждый такой полой служит идеальным местом для отдыха и жировки уток, а на самых крупных и глухих полоях отдыхают гуси. Птица чувствует себя на них, как в неприступной крепости, поэтому на рассвете не спешит их покидать, а начинает летать между ними, когда рассвет уже наберет силу, залетая как бы между прочим и на чистую воду. Попасть на такой полой – мечта каждого охотника, но мало кому удается ее осуществить, стена камыша кажется практически непроходимой, и если кому-то удается найти такой проход, то он держит его в секрете от других охотников.

 

фото: Мухамедшина Рафаэля

Мы отлично понимаем, что заняли позицию где-то недалеко от полоя и попробуем этим воспользоваться. Можно выставить чучела, но уж больно не хочется терять время на их расстановку, тем более, что при необходимости будет очень хлопотно поменять позицию. Поэтому будем бить утку классически на перелете. Сказано – сделано. Стреляем по стайке хохлатой чернети. Одна падает в воду, другая – в камыш, но все равно у нас новый трофей.

Продолжаем стрелять на выбор. Чирки, гоголь, свиязь становятся нашей добычей. Уже почти все есть, нет только широконоски и, как ни странно, кряквы. Пара уток проскочила над водой недалеко от лодки. Разглядел я слишком поздно, что это широконоски, когда момент для выстрела был упущен. Провожаю их взглядом, а тем временем Коля выдает дуплет, и прямо перед лодкой в воду с размаху плюхается кряква.

Ну, наконец-то, а то без крякаша как-то и возвращаться неудобно. А вот теперь можно, ведь фактически мы собрали весь видимый спектр уток, обитающих на Чане. А когда мы приплыли в домик, районный охотовед Володя Башков любезно презентовал нам широконоску, отобранную во время рейда у браконьера, охотящегося без путевки. Помогли нам и ребята из Новосибирска во главе со своим старшим и весьма уважаемым охотником Иваном Семеновичем. Они добыли несколько широконосок, что позволило нам взять дополнительные пробы для генетических исследований.

И когда забирать нас с озера приехал Иван Андреевич, до недавнего времени бессменный председатель районного общества охотников, то застал весьма любопытную картину. Наши новые новосибирские друзья по очереди фотографировались с двумя большими, красивыми и яркими связками самых разнообразных уток, символизирующими необыкновенную красоту и богатство этого замечательного края.

Покидали мы Большой Чан на мажорной ноте, не зная, что впереди нас ждет долгая и тяжелая работа по поиску серых гусей, и тем более не зная, чем она завершится.

Алексей Стефанович 15 сентября 2016 в 11:53






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑