Вечером в феврале

Короткий зимний день догорал. У самой кромки горизонта заходящее солнце вырвалось из-под нависших пластов туч и заиграло багрянцем на заснеженном склоне оврага. Выше на горушке, посреди белизны бескрайних полей, чернел растрепанным гнездом заброшенный сад. В его глубине, меж сплетений яблоневых ветвей, зарослей бурьяна и репейника, угадывались останки почерневших изб, россыпи печной кладки. Когда-то здесь жили люди. Но уже давно покинули эти места.

Солнце вспыхнуло последним лучом, пронзительно и ярко, и утонуло за темнеющей далью. И тотчас мир словно поблекнул и потускнел. Воздух, прежде прозрачный и невесомый, отяжелел и загустел. На землю легли легкие сумерки. Темнело, наливаясь синевой, небо.

 

На той стороне оврага, за посадкой, загудела машина. Там проходила асфальтовая дорога из райцентра до окрестных деревень, и транспорт, время от времени, по ней ходил. Но эта машина не проехала мимо, как все прочие. Скрипнули тормоза, зашуршала по асфальту шипованная резина. И всё стихло. Только ветер, разбегаясь в широком овраге, негромко шумел в ветвях ивняка на пригорке.

Но вот со стороны дороги захрустел наст. Медленно и монотонно звук приближался. Вскоре на темном фоне посадки замаячила белая фигура. Одетый в светлый с пестринами балахон, по замерзшему снегу осторожно шёл человек. Он передвигался мелкими шажками, стараясь удержаться на зыбкой поверхности наста и не провалиться под снег. На его ногах были одеты валенки, и мягкий войлок, податливо принимая ледяную корку, приглушал шаги. На плече висел, замотанный в такую же, что и маскхалат ткань, карабин с оптическим прицелом.

Мужчина тихонько вышел на край оврага. Осмотревшись в бинокль, он долго стоял в нерешительности, словно решая для себя какой-то важный вопрос…

 

«…Ветер сегодня с утра удачный. Хороший, ровный. Дует как раз вдоль оврага, меж садом и посадкой. Такой ветер лисице и нужен. Та - не дура, чтоб носом вслепую по ветру бежать. А вот в полветра пойдёт, как миленькая. Лишь бы была она в этом саду».

«Да куда ей деться-то? Место крепкое, в стороне от людей. Самое то для днёвки. Да и охотинспектор, что сегодня путёвку проверял, советовал сюда заглянуть. Говорил, что лиса здесь всегда есть».

«Где-же сесть-то? Бугор неровный, весь в складках. А вдруг понизу пойдёт из соседнего оврага справа? Как бы не проглядеть…»

«…Вон там, на склоне, у куста терновника, поди, хорошая засада выйдет. И соседний овраг видать, и сад напротив, как на ладони. Если с сада пойдёт, то наверняка той перемычкой яблонь, что почти к самому дну оврага выводит. Хорошо, что там внизу небольшой прудок есть. Место чистое, там удобно будет её стрелять...»

 

Проковыляв по бровке оврага, охотник спустился немного ниже. У куста терна достал из рюкзака сидушку, промерил дальномером ориентиры. Одел на лицо маску защитного цвета. Расставил сошки карабина, сел. Покрутился, поёрзал минут пять, прикладываясь поудобнее к прицелу, так, чтоб в нужный момент не делать лишних движений.

«..Вроде, верно место выбрал. Всё удобно, ничего не мешает. Смеркается. Пора манить».

«Частить не буду. Прокричу «зайчиком» с полминуты и подожду. Если лиса в саду, наверняка услышит. Надо ей дать время подойти, а самому затаиться, не выдать себя ни движением, ни звуком...»

Охотник достал из складок одежды манок. Это была короткая тупоносая «дудочка» со срезом в пол манка и до его середины по ширине. К срезу был прилажен тонкий пластмассовый язычок, придавленный к плоскости «дудочки» резиновым кольцом.

Отогрев манок в ладонях, чтоб примороженная к срезу пластина отошла ото льда, охотник приложил его ко рту. Правой рукой он накрыл дыхало манка и, сжимая и разжимая кулак, - точь-в точь, как наманивают осенью уток, позвал лису.

Манок жалостливо заплакал. Сначала хрипло и отрывисто, будто настигнутый гончими заяц, затем - тягуче-плаксиво, словно крик младенца. На секунду замолчав, он визгливо взвился переливами, то переходя в пронзительный раздираемый болью крик, то предсмертно хрипя. Он то нарастал, то падал вниз, пока, наконец, не захлебнулся короткими всхлипами.

Череда криков прокатилась волною по вечернему полю и затихла эхом вдали. Казалось, мир вздрогнул на секунду от налетевшего гомона, но тут же снова погрузился в привычную тишину. Сливаясь с темнеющим небом, молча стояли деревья, молчал сад, молчал овраг…

И вдруг - лиса! Проворно выскочила слева из зарослей сухого кипрея на краю сада и деловито засеменила вниз по заснеженному склону. Зверёк решительно шёл на охотника, временами приостанавливаясь и, подняв вверх острую мордочку, сверяясь с направлением, откуда он заслышал соблазнительные звуки. Лисица быстро пересекла чистину и вдоль посадки яблонь потрусила прямиком к пруду.

«Сработало! Вышла!» - застучало в висках охотника.

Он приподнял винтовку и, уперев приклад в плечо, схватился прицелом за мелькающий среди деревьев силуэт. Время, что размерено тикало себе ещё пару минут назад, сейчас стремительно неслось вперёд, отсчитывая последние секунды охоты.

Не доходя метров двадцати до дна оврага, лисица вильнула вправо на ветер. Выйдя на открытое, она потянула воздух носом и заспешила к кустику бурьяна. Приостановившись там, она принюхалась, надеясь уловить запах, что приведут её прямиком к ужину. Воспользовавшись моментом, охотник поймал в перекрестье рыжий бок плутовки и выжал спуск.

Ударил выстрел. Лиса, вздрогнув, обмякла и ткнулась носом в снег там, где стояла.

Выстрел эхом растаял вдали, и снова всё вокруг окутала тишина. Время, уняв свой бег, опять пошло ровно и беспристрастно. Сгущалась ночь, на небе зажглись первые звездочки. А охотник ещё сидел на склоне оврага, смотря на неподвижный рыжий силуэт и стараясь уложить надолго в памяти эту короткую, но запоминающуюся охоту...

 

Дмитрий Каширин 9 марта 2016 в 20:06






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Борис Николаев офлайн
    #1  10 марта 2016 в 09:07

    Браво, Дмитрий!

    Ответить
  • 0
    Александр Стефанович офлайн
    #2  10 марта 2016 в 09:41

    Неплохо, правда не все понял.
    "осмотревшись в бинокль" это по-видимому обиноклевавшись, а "промерил дальномером" следует понимать, скорее всего, как продальномерил. Да и "расставил сошки" как- то коряво, поэтичней было бы рассошить карабин. А вобщем здорово, классно лису откарабинил.

    Ответить
  • 1
    Александр Арапов офлайн
    #3  10 марта 2016 в 10:51

    Для отчёта слишком много патетики, для рассказа слишком много технических подробностей, и если в "Старом доме" всё было оправдано и к месту, то здесь до выспренности полшага. Для меня ничего не совпало, ни описание природы, ни попытка представить манок симфоническим оркестром, исполняющим ноктюрн.
    Как охотник, воспринял с интересом только описание самого процесса охоты.

    Ответить
  • 0
    Борис Николаев офлайн
    #4  10 марта 2016 в 12:15
    Александр Арапов
    Для отчёта слишком много патетики, для рассказа слишком много технических подробностей, и если в "Старом доме" всё было оправдано и к месту, то здесь до выспренности полшага. Для меня ничего не совпало, ни описание природы, ни попытка представить манок симфоническим оркестром, исполняющим ноктюрн.
    Как охотник, воспринял с интересом только описание самого процесса охоты.

    Что-то я не увидел особенного пафоса. Все в пределах реальности.

    Ответить
  • 0
    олег крымцев офлайн
    #5  10 марта 2016 в 13:00

    Каким прекрасным языком передана картина охоты! Поздравляю автора!

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #6  10 марта 2016 в 14:11

    "Охотник достал из складок одежды манок....
    Отогрев манок в ладонях, чтоб примороженная к срезу пластина отошла ото льда..."
    Я не манильщик, поэтому прошу разъяснить откуда лед и примороженная пластина взялись, если манок несли в складках одежды?

    Ответить
  • 0
    олег крымцев офлайн
    #7  10 марта 2016 в 14:28
    Филипп Стогов
    "Охотник достал из складок одежды манок....
    Отогрев манок в ладонях, чтоб примороженная к срезу пластина отошла ото льда..."
    Я не манильщик, поэтому прошу разъяснить откуда лед и примороженная пластина взялись, если манок несли в складках одежды?

    Филипп, ну Вы и дотошный человек! Честно говоря, мне также не ясна причина замерзания и технология оттаивания манка, но в целом рассказано очень живым и интересным языком. А уж автор пусть Вам ответит.

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #8  10 марта 2016 в 14:37
    олег крымцев
    Филипп, ну Вы и дотошный человек! Честно говоря, мне также не ясна причина замерзания и технология оттаивания манка, но в целом рассказано очень живым и интересным языком. А уж автор пусть Вам ответит.

    Олег, я не дотошный - это сказывается многолетний экспертный подход к оценке сказанного, увиденного или прочитанного. Очень даже допускаю, что порой по жизни он мешает, не так много чем могу восторгаться, в отличии от простых смертных, но, увы...никуда не денешься. Сейчас вот еще "придерусь" к кабанам, отравленным кадмием.

    Ответить
  • 0
    Иван Ларионов офлайн
    #9  10 марта 2016 в 14:51

    Дмитрий, с полем! Интересное повествование. Особенно мне близко Ваше видение природы уходящего февральского дня и наступление сумерек. Для завсегдатая-лисятника - нет ни чего милее и поэтичнее этого времени суток когда происходит выход зверя на ночную кормёжку, а куропатки скликаются на ночёвку, всяка птаха ищет прибежище ко сну, а совы сычи и филины, наоборот беззвучными тенями начинают сновать по опушкам зарослей в поисках добычи. Хотелось лишь заметить о использовании манка "раненного зайца". В книге "Охота на лисицу с манком" моего земляка Уварова замечено, что использование манка "раненного зайца" в слепую, т.е. лишь предполагая что лисица находится там в отъёме куда смотришь, не совсем оптимально, т.к. имея множество стёжек-дорожек кумушка непременно старается зайти к объекту звука из под ветра и незаметно, тем самым срисовав подвох в последствии уже не скоро поведётся на соблазнительный крик. И я с ним полностью согласен и имею в этой связи горький опыт. Думаю в Вашем случае удача обусловлена, малой пугливостью и ненастёганностью лисиц, однако если часто начать применение манков, данный вид охот быстро сойдёт на нет, как вышло в нашей местности, где несколько поколений охотников охотилось подобным способом. Ныне я применяю несколько иные способы, но и этот тоже иногда в подходящих условиях. В этот сезон мне удалось взять карабином 4-х лисиц дистанции от 80м до 250м в различную погоду и в наст и в дождь и в мороз. Особенно интересна была охота на закрытие сезона, когда я в полной мере ощутил бесполезность нарезного оружия с лёгкой пулей на поле с чуть припорошенной, некошенной люцерной, но об этом, Бог даст напишу отчёт, чуть позже может к следующему сезону.

    Ответить
  • 0
    Борис Николаев офлайн
    #10  10 марта 2016 в 16:17

    Хотел написать тоже самое, да прособирался. Иван опередил.:-)

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑